23 апреля 2019, вторник, 23:51
За нашу и вашу свободу!
Рубрики

«Когда утром вышла на улицу, у меня даже дыхание перехватило...»

5

Гомельчане рассказывают о жизни рядом с обойной фабрикой.

В последнее время официальные СМИ утверждают, что ситуация с вредными выбросами фабрики «Гомельобои» улучшилась. Так ли это? Выясняет сайт gomel.today.

Жить стало лучше, жить стало здоровее?

5 декабря 2018 года инициативная группа граждан побывала на приеме у председателя Гомельского облисполкома Владимира Дворника. Жители крайне обеспокоены, что отходы винилового производства, по их мнению, продолжают отравлять воздух вокруг фабрики «Гомельобои». Губернатор дал указание разобраться с ситуацией.

В последнее время государственные газеты дали множество публикаций, в которых говорится, что проблема выбросов решается. После перехода на лучшее сырье и использование новых материалов для фильтров «неприятного» запаха стало намного меньше. Также утверждается, что превышения предельно допустимых концентраций вредных веществ уже не фиксируется.

Но активисты ставят под сомнение корректность некоторых измерений. Так, 10 января ими была сделана видеозапись, на которой специалисты «Гомельоблгидромета» проводят замеры с подветренной стороны, противоположной направлению выбросов. Также, как следует из ответов Гомельского областного комитета природных ресурсов и охраны окружающей среды, в декабре 2018 года и в январе 2019-го несколько раз были выявлены нарушения по аммиаку и углеводородам алифатического ряда.

Видимо, эти случаи признаны несущественными. И филиалу ЦБК-Консалт в очередной раз продлили разрешение на производство виниловых обоев. Однако общественные активисты заявляют: ни о каком серьезном улучшении речи не идет. Кто же из них прав?

«Когда я утром вышла на улицу, у меня даже дыхание перехватило...»

Для объективности мы решили дать слово людям, живущим в непосредственной близости от обойной фабрики и сталкивающимся с проблемой, что называется, и не понаслышке, и не на бумаге.

Людмила Александровна, улица Береговая: — В минувшие выходные, когда я утром вышла на улицу, у меня даже дыхание перехватило! Запах был такой, что мне пришлось закрывать лицо курткой и даже задерживать дыхание. И так с вечера нездоровилось опять, а тут еще эта удушливая вонь с фабрики. Совсем неважно стала себя чувствовать.

Еще женщина говорит, что когда ветер несет в сторону ее дома выбросы с фабрики, у нее начинается кашель. Если направление ветра меняется, чувствует себя хорошо. Ее внук Максим, которому еще нет и трех лет, уже несколько месяцев также страдает от кашля неизвестного происхождения. Врачи только руками разводят и никак не могут вылечить. В прошлые выходные ребенок весь день просидел дома из-за усилившегося запаха его решили на улицу не выпускать. Окна для проветривания также открыть было невозможно.

В радиусе нескольких сотен метров от обойной фабрики находится детская поликлиника, две школы, детские сады.

Жители уже научились «органолептическим» методом различать те или иные запахи от винилового производства. Так, днем воняло пластиком. «Словно у нас в доме проводка загорелась», — говорит Людмила Александровна. К вечеру появился запах, напоминающий лак для ногтей. Видимо, для «вспенивания» полихлорвинила стали применять новые растворители?

Ольга, жительница улицы Береговой:

— Ситуация нисколько не улучшилась. Свободно дышим только когда ветер в другую сторону. В жаркую погоду было вообще невыносимо. И вчера до половины третьего нельзя было выйти во двор. Хоть противогаз надевай.

Ольга работает в Медгородке и говорит, что иногда, когда ветер дует со стороны Новобелицы, знакомый запах долетает даже туда.

Все остальные опросы прилагаются в видеозаписи. Были опрошены все жители, встреченные нами в районе обойной фабрики. Мнения всех из них, без исключений и изъятий, вошли в видеорепортаж «Сильных новостей».

Справедливости ради, надо признать: после модернизации очистных сооружений, о чем отчиталась фабрика, исчез густой маслянистый дым, ранее оседавший прямо на улицах. Все остальное, по мнению людей, осталось без изменений. Правда, в рабочий день запах от выбросов действительно стал слабее. Но похоже, что фабрика работает на полную мощность прежде всего по выходным и ночью. И тогда едкий химический «аромат» и выбросы достигают прежней, максимальной концентрации. Активисты считают, что такой странный график выбран потому, что в это время в Гомеле невозможно вызвать экологические и санитарные службы для контроля. 

«По ночам и в выходные вонь стоит ужасная, — говорят жители. — К ним еще добавляется громкий шум и гул».

«Молитва матери со дна морского достанет...»

Рядом с фабрикой также проживает Сергей Бабицкий, ученый-физик. Он много лет проработал в закрытой отрасли, удостоен ордена и других правительственных наград. Сергей Леонардович также является онкологическим больным, о его мужественной борьбе с болезнью недавно сообщали СМИ.

Сергей Бабицкий так прокомментировал нам ситуацию с выбросами обойной фабрики:

— В течение двух лет несколько инициативных групп гомельчан обращались в различные инстанции по поводу удушливого запаха от обойной фабрики и ухудшения самочувствия. Однако там до сих пор не смогли даже определить, какое вещество отравляет воздух. Если не хватает базовых знаний, можно обратиться к Интернету. Но любому должно быть понятно, что при производстве виниловых обоев выделяется хлористый винил — очень опасное вещество, ведущее к раковым заболеваниям даже при ничтожных концентрациях. Прежде всего, поражается печень, а также другие внутренние органы.

Как специалист, Сергей Бабицкий считает, что главная причина загрязнения воздуха — отказ от стандартной очистки выбросов в печах дожига. Переход к капельной системе очистных сооружений удешевил производство, но создал угрозу для здоровья людей. Осаждение части отходов путем конденсации и фильтров давно устарела и не дает необходимой степени защиты. Сергей Леонардович убежден, что в цеху виниловых обоев необходимо ставить печи дожига.

— При этом будут падать прибыли акционеров, но на кону стоит вопрос о здоровье жителей, — считает Сергей Леонардович.

Еще Сергей Бабицкий просит молодых мам, безопасность детей которых находится под угрозой, молиться о вразумлении и «здравии» акционеров и должностных лиц, ответственных за работу фабрики. «Молитва матери со дна морского достанет», — заключает гомельчанин.

Отходы «для себя» и добро для других

Еще одна проблема, на которую пытаются обратить внимание члены инициативной группы — это хранение и переработка отходов винилового производства. Ядовитые вещества, которые после конденсации удается осадить на фильтры, стекают в пластиковые контейнеры в виде темной жидкости. Администрация фабрики признала — вопрос с утилизацией всех отходов до сих пор не решен. Сегодня часть из них вывозится, а часть хранится прямо на территории предприятия. При этом, долго не было известно, какое же количество отходов может остаться на «временном хранении»? Наконец, активистам удалось получить письменный ответ — 60 тонн жидких отходов в год. Это порядка почти одного железнодорожного вагона диэтилового эфира и алифатических эфиров. Эти вещества в Беларуси на сегодняшний день не утилизируются и будут храниться пока на фабрике.

При этом, эти отходы официально отнесены ко 2-му классу опасности. Это значит — «высокоопасные». Но, как считают активисты, еще не учтен винилхлорид, который должен относиться к 1-му классу — «чрезвычайно опасные». Но, в любом случае, в соответствии с действующим законодательством, у предприятия для работы с отходами 1-3 класса должна быть специальная лицензия, особая регистрация, наличие соответствующего оборудования и обученного персонала. И уж как минимум — перечень отходов, с которыми предстоит работать. Есть ли такая лицензия у филиала ЦБК-Консалт — на сегодня активистами неизвестно. Но даже вещество, вызывающее «дурной запах», до сих пор не установлено. Жители задаются вопросом: о какой лицензии в таком случае может идти речь? В то же время, переход к предусмотренным международными стандартами печам дожига позволяет сразу уничтожать все или почти все вредные отходы.

Не отравляя людей и окружающую среду и не вынуждая ломать голову над их дальнейшим захоронением. Насколько известно, другие гомельские предприятия со схожим производством успешно используют именно такой тип очистных сооружений. Почему на филиале ЦБК-Консалт упорно не хотят вернуться к этой проверенной защитной технологии, применявшейся там ранее, до закупки нового оборудования? Вопрос риторический...

А ученый-физик Сергей Бабицкий убежден: «Мы усиливаемся только тем, что несем помощь и добро другим. Сто процентов — это работает...»