19 июня 2019, среда, 10:57
Мы в одной лодке
Рубрики

Вся правда о СССР в запрещенном фильме

49

Лента «Наша мама — герой» была снята в 1979 году.

Недавно читатели прислали мне ссылку на совершенно потрясающий советский документальный фильм, которого я раньше не видел. Кино называется "Наша мама — герой", оно было снято в 1979 году, но тут же попало так сказать "на полки" — было запрещено к показу "компетентными органами". Попала в показ лента только спустя десять лет, в 1989 году — в зените Перестройки, пишет в ЖЖ блогер Максим Мирович.

Что же это за фильм и почему его запрещали? Фильм "Наша мама — герой" был снят классиком советской документалистики Николаем Обуховичем и рассказывает о женщине-ткачихе, которая работает на камвольных станках и многократно перевыполняет нормы — собственно, именно такой образ женщины, которая готова расшибить себя в лепешку ради государства, и пропагандировался в СССР.

Николай Обухович решил подойти к созданию фильма творчески и нестандартно — он показывает то, как на самом деле живет в СССР та самая героиня, как выглядит ее квартира и то, как она ведет себя дома. В ленте запечатлен убогий совок во всей его красе — несчастная ткачиха почти не бывает дома, ее муж и сын живут в убогой крошечной хрущевке и едят на кухне рыбу с газеты, а приходя домой, женщина снимает сапоги с опухших ног и плачет в коридоре...

Итак, в сегодняшнем посте — рассказ о страшном СССР, который был ненамеренно показан в запрещенном фильме о советской героине.

Сперва покажу вам, как именно запрещали фильм, а потом уже приступим к его обзору. В предисловии к фильму показана правительственная телеграмма, при помощи которой кино было запрещено. Вот такой текст она содержит:

"Ивановский обком КПСС категорически возражает против выпуска на экраны фильма Ленкинохроники "Наша мама — герой", посвященного герою социалистического труда, депутату Верховного Совета РСФСР, члену ЦК ВЛКСМ, члену бюро Обкома КПСС ткачихе Ивановского камвольного комбината В.Н. Голубевой. Фильм примитивно, в искаженном свете, нарочито обедненно показывает облик героини, создает неправильное представление об общественной, семейной, духовной жизни людей, совершающих трудовой подвиг. Точку зрения обкома КПСС разделяет министерство текстильной промышленности РСФСР и его министр товарищ Баранов. Секретарь Ивановского Обкомпарта В Клюев."

Ну то есть вы поняли? Быт "совершающих трудовой подвиг" людей нужно показывать как-то иначе, но не так, как он выглядит на самом деле. Как-то более лучше, более возвышенно и духовно, видимо. Недоработка на местах вышла.

Следующими кадрами после телеграммы с рассуждениями о духовной жизни советских людей показан муж героини, который в убогом и грязном дворе выбивает ковер. На этот трудовой подвиг его сподвигло, судя по всему, осутствие в семье героини нормального пылесоса — которые в тех же США были чуть ли не в каждой семье начиная с 1930-х годов.

Вообще семья живет очень бедно и убого — что хорошо запечатлено в кино и о чем я вам расскажу ниже.

Не знаю, сколько комнат в квартире героини Голубевой, но ее ребенок (которых в семье два) делает уроки на кухне, на застеленном липкой клеенкой кухонном столе и поглядывая на электрический чайник, стоящий на подоконнике. Не исключено, что комната в квартире вообще одна, в которой советская героиня живет с мужем и двумя детьми.

Кадры убогого совкового быта в фильме перемешаны с кадрами советского официоза. Вот Валентина выступает на каком-то собрании коллектива. Наверное, рассказывает о важности трудовых подвигов и свершений и о своем тернистом пути, по которому она пришла к славе.

Здоровый коллектив в едином порывы аплодирует, выражаясь языком Андрея Платонова — "всячески приветствует такой энтузиазм труда".

А режиссер тем временем продолжает показывать быт героини. Микроскопическая прихожая, своими размерами напоминающая коробку из-под холодильника. Слева входная дверь в квартиру, справа — двери в комнату и кухню, а прямо — ванная, в которой один из сыновей Валентины чистит зубы. В ванной висят какие-то тряпки и дешевая полиэтиленовая штора, сделанная из пленки для парников.

А вот и завтрак семьи, которая осталась без мамы — мама тратит все свои силы на производство. Семья героини Голубевой питается вареными яйцами с хлебом, а также есть еще несколько бутылок с молоком или кефиром.

В следующем кадре можно увидеть гору пустых бутылок от каких-то газированных напитков либо пива. Кстати, обратите внимание на то, какой убогой является сама эта совдеповская кухонька — собственно, она вся и попала в этот кадр, снятый оператором от входной двери (слева в кадр попал дверной косяк). По площади это помещение метров 5 квадратных (если не меньше), с маленькой плитой на 2 конфорки (три ручки, центральная для духовки). Еще в кухне есть два стола и какой-то эмалированный тазик.

Все остальное свободное пространство кухни занимают муж и сын героини.

А режиссер тем временем снова показывает производство. Вот Голубеву чествуют за то, что она выполнила пятилетку в два дня два года. Кстати, в Совдепии не говорили, что в нормальной экономической системе перепроизвосдтво — это далеко не всегда хорошо, и заставляли людей вырабатывать огромное количество того и этого, отдавая на работе жизнь и здоровье.

Передовики и передовички производства приветствуют своего главного героя, муж и сын которой в это время всухомятку точат хлеб с кефиром.

И вот снова дом — развлечения детей героини. Наверное, самое интересное, что есть у них из игрушек — это вот эта игра "За рулем" (которая кстати была содрана в СССР у западных аналогов). Обратите внимание на то, в каких условиях играют дети — отдельной детской у них нет, в кадре судя по всему либо общая гостиная с раскладным диваном-кроватью, либо вообще единственная в квартире комната (я больше склоняюсь к этому варианту).

Еще одно развлечение детей — рисование. В кадр попадает картина того, как один из мальчишек видит свою семью. Мама нарисована огромной, с гигантской звездой героя на груди. Слева не брат, как можно было подумать, а отец (что понятно из комментариев в фильме). Отец очень маленький и занимает, судя по всему, незначительное место в семейной жизни — все вращается вокруг мамы и ее награды.

Дальше показывают поездку Валентины за рубеж — за отличные трудовые подвиги Валентину премировали поездкой в какую-то капстрану, где она (видимо по той самой советской духовности, которой так не хватило в фильме Ивановскому Обкому партии) тут же покупает нормальное пальто, меховую шапку и сапоги, в которых гордо расхаживает перед камерой:

А следующими кадрами под ту же бравурную музыку показывают и родину Валентины, которая ждет домой свою героиню. Родина слышит, Родина знает! На Родине Валентины ее портрет везут куда-то лошадью на телеге через весь город. Да, это та самая передовая космическая держава, смотри не перепутай.

После провоза на телеге портрет водружают на какой-то стенд на фоне серых бесплатных хрущевок.

Затем показаны серые и грязные дворы, единственной яркой вещью в которых является оранжевый "москвич", который Валентине "дали бесплатно" за ее героические подвиги. До зрителя доносятся обрывки разговоров мужиков, которые обсуждают единственную яркую вещь среди окружающей грязи и убожества — "Наша промышленность все выпускает. Только надо пользоваться хорошо!". "Вот вырастешь, будешь трудиться так же, как эта женщина — и ты тоже получишь машину. И покупать не надо будет!".

Завершается этот эпизод показом серого неба с каркающей вороньей стаей.

Дальше показан ужин семьи — в гости к папаше пришел какой-то сосед, и они едят сухой черный хлеб с дешевыми рыбными консервами и вареной картошкой на газете. До зрителя долетают обрывки слов заплетающегося языка соседа — "наука идет вперед, все совершенствуется, все автоматика!".

Под такие разговоры мужики накатывают по чарочке и курят какой-то дешевый "Беломор".

Потом немного показан сам город — несмотря на то, что семье подарили "бесплатную" машину, отец с сыном продолжают ездить в переполненном общественном транспорте — оператор снимает бесконечные бурые и черные согнутые спины, залезающие в автобус.

А затем показан какой-то городской праздник, типа Масленицы. Как же его праздновали в СССР — может быть, там были какие-то ярмарки с фонариками, подарками, уличной едой? Нет — посреди площади стоит толпа:

А какая-то хабалистого вида снегурка в китайском кокошнике противным голосом командует — "так, по моей команде вот эти зрители начнут кричать "барыня, барыня, сударыня барыня. Хлопаем все громче! А ребята и девушки танцуют!".

. Приближаются финальные кадры фильма. Семья готовится встречать маму-героиню с работы, накрывают стол. На столе оказывается покупной торт с жирными маслянистыми розочками.

Стол накрывают в гостиной — которая, скорее всего, является единственной комнатой в квартире. Комната очень тесная — отец едва проходит между телевизором и столом — который слева подпирается раскладным диваном-кроватью.

И вот героиня приходит домой. Она не знает, что оператор ее снимает. Сперва Валентина снимает пальто — видимо, то самое, привезенное из-за границы.

Затем смотрит на свое лицо в зеркало.

А затем садится здесь же в прихожей на стул и начинает горько плакать...