25 марта 2019, понедельник, 7:35
Вызов для каждого
Рубрики

Владимир Кара-Мурза: Российские власти боятся персональных санкций

Владимир Кара-Мурза-младший

Палата представителей Конгресса США еще 12 марта приняла четыре документа, касающихся России.

Среди них - законопроект о непризнании суверенитета РФ над Крымом, законопроект "О минимизации вмешательства со стороны России и ограничении российских разведывательных сетей" (KREMLIN Act), законопроект "О прозрачности в отношении Путина" и резолюцию по делу об убийстве Бориса Немцова. Теперь они должны быть одобрены Сенатом.

В интервью «Немецкой волне» председатель Фонда Бориса Немцова Владимир Кара-Мурза-младший рассказал о значимости принятых законопроектов, о расследовании Минфина США, и о том, кто из лиц, причастных к убийству Бориса Немцова, может войти в санкционный список США.

- Какой из этих законопроектов вы считаете наиболее действенным и потенциально эффективным?

- Вне всякого сомнения, самым сильным из принятых вчера Палатой представителей Конгресса США документов является резолюция номер 156 - об ответственности и правосудии в деле об убийстве Бориса Немцова. На сегодняшний день это наиболее полный официальный международный документ, в котором перечислены все многочисленные проблемы, ограничения и изъяны официального российского следствия и российского суда по делу о самом громком политическом убийстве в современной истории России.

Кроме того, эта резолюция содержит очень четкие и конкретные резолютивные статьи о том, что необходимо сделать, чтобы положить конец той безнаказанности, которая существует уже больше четырех лет в отношении организаторов и заказчиков этого преступления.

Из всех пунктов резолюции, на мой взгляд, один из самых значимых - это пункт о поддержке со стороны Соединенных Штатов надзорной процедуры, запущенной в конце февраля в рамках Парламентской ассамблеи ОБСЕ. Я напомню, что на зимней сессии Парламентской ассамблеи ОБСЕ в Вене было принято решение назначить специального докладчика по делу о расследовании убийства Бориса Немцова.

Другой очень важный пункт резолюции Конгресса - это пункт о том, что американское правительство параллельно с процедурой, запущенной в Совете Европы, должно подготовить и представить Конгрессу свой отдельный доклад, посвященный всем обстоятельствам убийства Бориса Немцова, - включая имена людей, которые, по их мнению, причастны к этому преступлению. И эти люди, которые причастны к убийству на всех уровнях - не только исполнители, но и организаторы, и заказчики - должны быть включены в список персональных санкций - визовых и финансовых в Соединенных Штатах в рамках "закона Магнитского".

Перед тем, как принять решение о включении конкретных лиц в санкционный список, Конгресс должен заслушать доклад, подготовленный американским правительством и представленный Госсекретарем и директором Национальной разведки США. Там должны быть названы имена людей, которые, по мнению авторов доклада, причастны к этому преступлению (убийству Бориса Немцова. - Ред.) как на уровне исполнителей, так и на уровне организаторов и заказчиков. И очевидно, именно этих людей после этого следует включить в санкционный список в рамках "закона Магнитского".

- Пока эти пакеты мер не вступили в силу, трудно оценить их действенность. На ваш взгляд, насколько они эффективны?

- Я занимаюсь работой по продвижению "законов Магнитского" на Западе, в том числе в США, начиная с 2010 года. В шести странах на сегодняшний день эти законы приняты. И по реакции Кремля и российских властей, мы видим, что они ничего так сильно не боятся, как персональных и индивидуальных санкций - в отношении их самих, их приближенных, олигархов или людей, обслуживающих их финансовые интересы.

Вспомните, о чем говорил Путин с Дональдом Трампом на саммите в Хельсинки летом 2018 года. В основном он говорил о "законе Магнитского" и о людях, стоявших за его принятием. Поэтому мы знаем, что называется, из первых уст, что персональные, индивидуальные, точечные санкции в отношении чиновников и бенефициаров путинского режима - это самая большая головная боль нынешних властей. Это то, чего они боятся больше всего.

- На сегодняшний день именем Бориса Немцова названы улицы и площади в Вашингтоне, Вильнюсе и Киеве. Есть ли еще города, в которых могут появиться улицы, названные в его честь?

- Несколько дней назад мы вместе с парламентариями и муниципальными лидерами Торонто начали процедуру переименования одной из улиц города в честь Бориса Бемцова. На прошлой неделе я был в Лондоне, где встречался с парламентариями, с которыми мы продвигаем аналогичную инициативу в британской столице.

А в позапрошлое воскресенье на марше памяти Бориса Немцова в Москве тысячи людей прошли по Бульварному кольцу, показав, что, несмотря на все усилия нынешней российской власти, они продолжают помнить о нем, потому что человека можно убить, а память - нельзя. И мы глубоко признательны тем политикам и лидерам общественного мнения в демократических странах, которые тоже помнят Бориса Немцова и на официальном уровне принимают решение по увековечению его имени, делая то, что мы пока не можем сделать у себя дома.

Пока невозможно себе представить, что в каком- то из российских городов появится улица или площадь, названная именем Бориса Немцова, но когда-нибудь это обязательно случится, я абсолютно в этом не сомневаюсь. Я знаю, что обязательно настанет день, когда Россия будет гордиться тем, что наши посольства, наши дипломатические миссии в разных городах мира находятся на улицах, на площадях и в скверах, носящих имя российского государственного деятеля.