23 марта 2019, суббота, 18:38
Вызов для каждого
Рубрики

Незаконнорожденный

3

Формат «Слуга народа» продан в несколько стран.

Публикация социологических опросов, демонстрирующих лидерство кандидата цвета весенней травы, для гражданина с активной гражданской позицией однозначно выглядит направлением значительной части электората на немедленную госпитализацию в психбольницу.

Еще его, электорат, часто по уровню развития причисляют к воспитанникам средней группы детского сада. Что характерно, в детсад отправляют тех самых людей, гражданской зрелостью и ответственностью которых гордились после парламентских выборов 2014 года.

Понятно, что пять лет войны не добавляют психического здоровья никому. Да и предвыборная практика наносит мощный удар по ментальному здоровью как участников кампании, так и наблюдателей за ней. Но перед тем как заподозрить соседа в шизофрении, не мешало бы поинтересоваться обстоятельствами его жизни. А также выяснить, есть ли похожие случаи в других районах.

Появление несистемных персонажей в политике, вообще-то, интернациональный тренд, зародившийся давно, но набравший силу в 10-е годы нашего века.

Для начала оставим в покое латиноамериканские и африканские казусы — в Европе, особенно близкой нам Южной, их более чем достаточно.

Существуют определенные различия между политиками несистемными и радикальными. Радикал (левый или правый) вполне может быть абсолютно традиционным деятелем, внезапно уловившим перспективную нишу.

Европейские радикалы, нашествия которых в Европарламент с ужасом ожидает либеральная интеллигенция, сосредоточили свои удары на бюрократии Брюсселя под аплодисменты Москвы, стремящейся к дезинтеграции Евросоюза. Несистемный же политик взламывает дремлющие политические системы в каждой отдельно взятой стране.

Объединяет их, собственно, одно: они вовремя обнаружили больное место внутри- или межгосударственного порядка — отрыв традиционных институтов власти от избирателей, погружение во внутренние игры или перманентные разборки с оппонентами, часто заканчивающиеся противоестественными союзами — то, что в Испании в свое время метко назвали "политическим кровосмешением". И больно по нему бьют.

Конечно, можно с гордостью поместить нашу страну в авангард этого глобального процесса и немедленно пригласить к себе мыслителей всего мира: только у нас непрофессионал может стать президентом. Но при ближайшем рассмотрении обнаружится, что хоть процессы у нас и у них технологически похожи, но все же имеют разные причины и несут разные последствия.

Несистемные партии в Европе создавали интеллектуалы. Лидер испанской Podemos Пабло Иглесиас Туррион — хоть и бывший антиглобалист, но преподаватель политологии Мадридского университета. Идеолог движения "Пять звезд" в Италии, автор манифеста новой партии "Мы на войне", Джанроберто Казаледжо еще в конце 80-х работал в интернет-компаниях, да и сам Беппе Грилло часто пишет об альтернативной энергетике, глобализации и новых технологиях. Один из создателей греческой SIRIZA Янис Варуфакис — всемирно известный автор научных работ по экономической теории.

Нетрадиционный тренд захватил даже страны с незыблемой двухпартийной системой. Американец Берни Сандерс и британец Джереми Корбин, маскируясь под привычный политический пейзаж обращаются к истокам наивного социализма, казалось бы давно обанкротившегося, но все же сохраняющего эмоциональную привлекательность.

Действуя в условиях устоявшейся демократии, они, кроме внешних эффектов типа джинсов в противовес костюмам, должны были предложить гражданам идеологическую альтернативу. Да, иногда эта альтернатива отдает неомарксистским ароматом, иногда троцкистским, да, она ориентирована скорее на чувства, но, безусловно, является, как минимум, предметом для смысловых дискуссий.

А теперь окинем взором здешний пейзаж.

Отсутствие идеологии как понятия — кругом одна "рыночная социально ориентированная экономика". Партии — как фан-клубы лидеров, распадающиеся через пять минут после утраты лидером места во власти. Постоянный процесс внутрипарламентских сделок — "ты голосуешь за мой закон, а я — за твой". Закрытый клуб, где не платят членские взносы, а получают членские доли. Демонстративное пренебрежение к людям в межвыборный период и любовь "взазос" в преддверии избирательного волеизъявления. Разбрасывание бюджетных денег от собственного имени.

В принципе, к такой картинке за окном все давно привыкли и долго воспринимали ее как специфическую украинскую карму — безобразную и родную одновременно.

Но 2014-й породил надежды на перезагрузку. На то, что новая власть станет "контрсистемной" по отношению к предыдущей (тем более что старая была полностью разрушена) и строить на обломках будет значительно легче, чем на ходу перестраивать действующую.

Спустя пять лет у огромной части населения укрепилось понимание простого факта: система реинкарнировалась. Сравнительно свободная работа средств массовой информации при этом не позволила создать иллюзию единства власти и народа.

Обо всех имеющих отношение к власти сформировалось четкое представление как о большой, хорошо организованной политической группе (ОПГ), чувствующей себя по-хозяйски уверенно в условиях войны и минимального экономического роста. В состав этой группы записаны все, включая, к сожалению, тех немногих, кто борется с ней изнутри.

В этих условиях поиск альтернативы не только объясним, но и неизбежен. Да, среди традиционных политиков есть те, кто претендует на "несистемность" и не участвовал в грабеже, но "белые вороны" для людей оказались недостаточно белоснежными. Профессиональный критерий отбора лидера для многих оказался неактуальным. Главным стал маркер "оттуда или нет".

Естественно, профессионализм и опыт важны. Если вы заболели, конечно, вы пойдете к врачу, а не к слесарю. Но если до этого вы несколько раз ходили к разным врачам, а лучше не стало, в какой-то момент вы не станете искать очередного, а отправитесь к знахарю, несмотря на тысячу предостережений и рациональные доводы. Но это не значит, что все врачи без исключения — шарлатаны. Это значит, что вам не повезло. Нам не повезло.

Зеленский — незаконнорожденный ребенок всей нашей политической, с позволения сказать, элиты. Ребенок — потому, что они все его родили. Незаконнорожденный — потому, что в отцовстве никто не признается. На Западе несистемных политиков рождает бездействие власти. У нас — ее деятельность.

Кандидат, который никому ничего не обещает и поэтому никого не может обмануть. Разговаривающий с народом напрямую, без посредничества дотошных журналистов. Нет, не результат игры ума, как в цивилизованном мире, а продукт зрения и слуха. Кандидат наблюдающего большинства. Пластилиновый человек, из которого каждый лепит то, что хочет видеть.

Кроме того, в ходе кампании оказалось, что из поля зрения большинства ее участников, обхаживающих пенсионеров и патриотов, выпала значительная по размерам категория людей.

Это городские работяги с разным образованием и уровнем развития. Они пашут по 10—12 часов в день, могут заработать на еду, одежду, "евробляху" и Египет раз в году, но при этом совершенно не понимают, когда, наконец, появится приемлемая ипотека.

И вообще — "есть ли свет в конце тоннеля" или так и надо будет корячиться до конца дней, если только не уехать в Польшу или Россию?

Их образование и род деятельности, как правило, не совпадают — математики делают окна, филологи открывают маникюрные салоны, биологи, юристы и инженеры торгуют и работают таксистами, — что естественно в стране закрывающихся конструкторских бюро и открывающихся магазинов. Они же переучились, а почему он не сможет?

Им не положены субсидии, они (по статистике) вообще-то люди небедные, а вот по собственным представлениям — бедные. Для них "мова и віра" — не приоритет. Не нахлебники, не требуют от государства ничего, кроме перспективы. Тот самый low-middle class, который вырос в стране в чем-то благодаря, а чаще — вопреки действиям власти.

Таких очень много. Как минимум, в двух штабах надеются, что они на выборы не придут. Но если они, преодолев лень, погоду, пофигизм и внезапно возникшие на избирательных участках очереди, поменяют пульт телевизора на бюллетень, традиционная политическая система получит то, чего она, в общем-то, заслуживала.

Но это, конечно, для нее хоть и приговор, но не конец истории. Процесс вхождения несистемных победителей во власть сложен и неоднозначен. SIRIZA, например, после внутренних метаний сдалась под грузом реальности европейскому капиталу. В Италии эксперимент в самом разгаре. В Испании Podemos к власти так и не пришла оставшись в нише конструктивной оппозиции.

Популярная идея, что победа Зеленского немедленно даст старт сверхскоростной конституционной реформе и переходу к парламентской республике, имеет, конечно, шансы на реализацию. Но, по мнению ряда источников в традиционной власти, они невелики. Гораздо перспективнее выглядит достижение главными действующими лицами (да-да, олигархами) договоренностей с новоизбранным президентом о сотрудничестве. Непубличных, конечно. Зачем же ставить хорошего человека в неудобное положение?

Вы хотите сказать, что в "Слуге народа-2" и на это есть ответ? Дело в том, что сценарий реальности будут писать не только братья Шефиры. Он будет совместным продуктом команды возможного нового президента и других, не столько творческих, сколько влиятельных и богатых личностей, для которых слабый президент — без инструментов, без влияния на исполнительную власть, без контакта с региональными олигархами, без ресурсов, без правительства, — именно то, что они приближали как могли.

Не следует принимать близко к сердцу сценарий сериала еще по одной причине. Эта сказка снята об Украине до 2014 года. Воюющая, разорванная по отношению к войне и миру страна, атакуемая снаружи и изнутри, одна из точек глобального конфликта сверхдержав, до определенных пределов субъектна, но за этими пределами действовала и будет действовать в контексте политики мирового сообщества и зависеть от отношений этого сообщества (и США, в первую очередь) с Россией.

Зависеть прямо и материально. Во всяком случае, до октября сотрудничество Украины с МВФ необходимо для элементарного выживания. А решение вопроса с партнерами под аккомпанемент ансамбля украинских народных инструментов, украинской кухни и народных напитков упрется в одно немаловажное обстоятельство — говорят, Фиона Хилл (советник президента США) не пьет…

Наши партнеры хоть и не всегда могут принимать прямые управленческие решения (что демонстрирует, в том числе, обращение посольства США к народу Украины по поводу Холодницкого), но определенные механизмы использовать могут. Эти механизмы просматриваются в чистых и светлых лицах, сопровождающих кандидата на встречах с западными чиновниками. Эти механизмы могут быть применены и для того, чтобы максимально затруднить связь нового лидера с временно находящимся в Израиле крупным украинским предпринимателем. Да и в чем проблема? Всего лишь всенародно избранный лидер не может встретиться с каким-то бизнесменом… Ну нет у бизнесмена билета на ближайшие рейсы! А его собственный борт находится на постоянном ремонте, например. И починить его за полгода—год нет никакой возможности.

Проблемой для новоизбранного президента может стать и то, что парламентские выборы состоятся лишь через полгода, а не через месяц — Макрону, например, тут повезло. За эти полгода реализовать что-нибудь кроме прогулок по Крещатику без охраны, будет проблематично. Без ощутимых для избирателя перемен поддерживать его интерес будет крайне сложно, а регулярные жалобы на саботаж могут поломать образ сильного парня. Выводить сторонников на улицы тоже будет затруднительно — эти сторонники и так совершат к тому времени подвиг, придя на участки, а после этого вновь вооружатся пультами и будут ждать сезона уже реалити-шоу с "их слугой".

Вот тут-то отсутствие обещаний и обязательств сыграет злую шутку.

Да, в президенте народ не разочаруется, поскольку формально он ни в чем не виноват. Когда придет понимание, что был совершен акт не обмана, а самообмана, люди разочаруются в самих себе. А за самообман мстят, но уже не себе, конечно, а ни в чем не повинному предмету этого самообмана. И мстят, как правило, жестко.

Строго говоря, для окончания "несистемного" эксперимента в чистом виде, эти выборы ему, по-хорошему, стоило бы проиграть. Потому что при сохранении действующего политического террариума с низкой социальной ответственностью, общественный запрос на вынос тел с Печерских холмов никуда не денется. И вот тогда, осенью, может быть совершен прорыв к реальной, а не ритуальной власти. Помешать этому могут лишь новые, обеспеченные деньгами и телеэфирами, набравшиеся смелости братья по "несистемности".

Кстати, формат "Слуга народа" продан в несколько стран. Так что всем заинтересованным лицам в этих странах стоило бы постараться проконтролировать кастинг на роль главного героя…

Александр Макаров, «Зеркало недели»