25 апреля 2019, четверг, 5:45
За нашу и вашу свободу!
Рубрики

От ЕС до ядерного оружия: какой видят внешнюю политику кандидаты в президенты Украины

Некоторые ответы откровенно удивили журналистов.

Сфера, в которой у президента Украины больше всего единоличных полномочий – это международные отношения и внешняя политика. Но так как рядового избирателя этим "не проймешь", в центре предвыборной кампании были совсем другие темы. Нет, конечно, все и так слышали, что "Бойко за Россию", а "Порошенко за ЕС", но подробной информации не хватает до сих пор.

В чем отличие тактики тех, кто стремится в ЕС? Ставят ли они под сомнение вступление в НАТО? Что произойдет с "Минском"? Будут ли разорваны отношения с РФ? Что ждет наш спор с Польшей и Венгрией? В конце концов, понимает ли команда кандидата принципы отношений с ЕС?

Мы обратились к штабам четырех самых рейтинговых кандидатов, которые называют себя проевропейскими – Владимира Зеленского, Петра Порошенко, Юлии Тимошенко и Анатолия Гриценко – с 16 вопросами о евроинтеграции, сближении с НАТО, международном фокусе противодействия российской агрессии и т.п.

Некоторые ответы нас откровенно удивили.

Между четырьмя проевропейскими кандидатами обнаружились существенные различия: позиция совпала только по нескольким вопросам. А некоторые ответы свидетельствовали о непонимании даже базовых вещей...

К слову, по утверждению штабов, финальную позицию по опроснику ЕвроПравды утверждали лично кандидаты (в одном из случаев – многолетний советник кандидата по вопросам внешней политики). Также в некоторых моментах пришлось сравнивать позицию политика с тем, что звучала ранее.

Далее – обо всем этом подробнее.

Чего ждут кандидаты от России и мира?

Международка – это не только ЕС, НАТО и дружба с соседями. В последние годы едва ли не главной задачей внешней политики стало противодействие российской агрессии. Это и поддержка санкций, и давление на россиян, и позиция кандидата в вопросе отношений с РФ.

Порошенко нередко упрекали в том, что в 2014 году он не разорвал дипотношения с государством-агрессором. Не сделал он этого и в 2018-м, после морской агрессии, несмотря на многочисленные требования и стихийные митинги (хотя от многих международников звучали заверения, что разрыв дипотношений не означает закрытия консульств). Итак, эти выборы принесут неприятную новость для сторонников такого шага: самые рейтинговые кандидаты выступают против разрыва.

"Прекращение или разрыв дипотношений при таком количестве двусторонних проблем – не только неуместно, но и вредно", – пояснили в штабе Зеленского. Ожидаемо не планирует разрыва Порошенко. "Дипломатические отношения с Россией уже сведены до максимально низкого уровня", – пояснил он в опроснике журналистов. У Тимошенко добавили, что наличие дипотношений – "это вопрос формы, а не сути".

Единственным, кто не исключил возможность разрыва, стал Гриценко, но и он не категоричен. "Дипломатические отношения надо было разорвать немедленно еще весной 2014 года. Сейчас этот вопрос будет решаться вместе с западными партнерами в контексте глобального совместного решения по деоккупации Донбасса и возврату Крыма", – считает кандидат.

В целом ответы на "российские" вопросы объединили кандидатов.

Аж по двум вопросам ответы четверки совпали. Так, все они заверили, что не пойдут ни на какие уступки РФ по Крыму и будут настаивать на увеличении "крымских" санкций.

"Крым – это наша земля. Никаких разменов не будет", – настаивают, в частности, у Зеленского. "Украина не будет уступать права на Крым в обмен на экономические уступки – в Крыму наши граждане, это наша земля, и Крым будет украинским", – добавили у Гриценко.

А еще (внимание!) все исключили возможность переговоров с боевиками, "лидерами Л/ДНР".

Последнее, в свете недавних новостей, особенно интересно.

Итак, "Зе" категорически отрицает возможность переговоров с лидерами сепаратистов. "Нет – это нелегитимные, несамостоятельные и контролируемые Москвой фигуры", – сказано в ответах на вопросы, согласованных с кандидатом. Схожую позицию представили и другие кандидаты, а Порошенко заверил, что эти "лидеры" – "марионетки Кремля".

Отдельного внимания заслуживает заявление штаба Тимошенко. "(Переговоры) невозможны – по той же причине, по которой мы изначально считали ошибкой Минские соглашения. Допустив там подписи Плотницкого и Захарченко, мы сделали шаг к их легитимизации", – считают в команде кандидата.

Минск всеобъемлющий

Будущее Минских соглашений заслуживает отдельного внимания.

Порошенко выступает за их сохранность: "Минские договоренности служат основой процесса мирного урегулирования на Донбассе, это гарантия сохранения санкций против России и залог восстановления территориальной целостности и суверенитета Украины". У Порошенко напомнили также, что Россия "фактически сорвала" выполнение Минска, проведя на Донбассе фейковые выборы.

Точно такой же позиции придерживается Зеленский: "(Минские соглашения) заложены в логику дипломатических действий как Украины, так и наших партнеров – в частности, санкционной политики. Поэтому отказываться от них нельзя". А еще у "Зе" предполагают возможность изменения Нормандского формата, если будет согласие всех сторон. "Надо говорить или о его расширении, или о создании дополнительного – широкого, с участием США, Великобритании и, возможно, специального представителя ЕС по Украине – вроде Курта Волкера. Довольно странно, что на пятом году войны такого представителя у ЕС нет, хотя война идет на восточной границе именно Европы", – говорится в пояснениях.

Не планирует отказываться от Минских соглашений и Гриценко: "Сейчас их отмена не сыграет для Украины на позитив. Украина должна предложить мирный план развития Минских соглашений".

И, наконец, о позиции Тимошенко. Она, как известно, обещает заменить "Минск" новым форматом, очертания которого пока не определены. В комментариях для ЕвроПравды ее штаб добавил ясности: "Эта инициатива не убьет "Минск", но будет надстроена на него. Но Украина должна выйти из узкой парадигмы двусторонней войны (и перейти) к тому, что будет затрагивать жизненные интересы более широкого круга стран".

У Тимошенко считают, что "сохранение Минских соглашений – на руку России". " Если мы остаемся в нынешнем формате, то теряем время, а время работает против Украины", – пояснили в штабе кандидата. Причем ее штаб утверждает, что переговоры об этом с западными партнерами продолжаются и постепенно дают результаты (хотя публичных подтверждений этому нет, а вот об обратном дипломаты говорят открыто).

В целом в этом блоке приятно удивила позиция Зеленского.

Столь подробно (и при этом корректно!) она поясняется впервые. Притом что по главным направлениям она не противоречит заявлениям, которые звучали от кандидата еще до президентских выборов. Поэтому есть все основания считать, что это – его истинное мнение.

Но не со всеми блоками вышло так удачно, так что не переключайтесь :)

Евроинтеграция: "То ли членом, то ли кандидатом"

Все кандидаты заявили, что безоговорочно поддерживают движение Украины к вступлению в ЕС.

Определенное расхождение есть разве что в том, что Зеленский – единственный из четырех кандидатов, у кого эта позиция не является давней и устоявшейся. Еще в конце 2018 года он довольно скептически относился к идее движения Украины в ЕС – мол, Украину там "не ждут". "Может, ЕС стучится к нам – друзья, пожалуйста, чего вы отказываетесь? Нет. Не слышно", – объяснял он в интервью Дмитрию Гордону. Правда, после начала кампании публичные сигналы изменились: уже зимой Зеленский и члены его команды убеждали европейских партнеров в том, что он стремится к вступлению в Евросоюз.

Но когда дошло до ответов на вопросы о календарных планах сближения с ЕС, наступила наша очередь удивляться. Но обо всем по порядку.

Тимошенко и Гриценко отказались от каких-либо временных прогнозов, объяснив, что пока рано об этом говорить, и решение зависит не от нас, а от ЕС (и это – абсолютная правда!)

Порошенко выбрал амбициозный, но рискованный путь: несмотря на неуверенность в любых сроках, он взял рискованное обязательство подать заявку о вступлении в ЕС через четыре года.

А в ответе президента "Европейской правде" впервые прозвучали и другие детали: "График ключевых решений такой: обновление Соглашения об ассоциации – не позднее 2022 года; подача заявки на вступление в Европейский Союз – не позднее 2023-го, при условии полного выполнения Соглашения об ассоциации и завершения предвступительных переговоров; вступление Украины в ЕС возможно не раньше 2028 года".

Итак, Украина готовится ставить в Брюсселе вопрос об обновлении Соглашения об ассоциации. Такое право мы юридически получим уже в этом году – через пять лет после начала выполнения СА. Это вообще правильный шаг (хотя достичь согласия ЕС на это непросто, поэтому обещание завершить переговоры до 2022 года – достаточно смелое). Еще более амбициозное (практически нереальное) – намерение вступить в ЕС, возможно, уже в 2028 году. Похоже, это понимают и на Банковой, поэтому добавлены слова "не ранее".

И, наконец, позиция Зеленского: "Буду делать все для того, чтобы через пять лет Украина могла бы обратиться (к Евросоюзу. – ЕП) за Планом по кандидатству – как минимум. В идеале – обращение за Планом относительно членства".

Эта фраза – настоящее фиаско.

Это – свидетельство провала "Зе-команды" в европейской сфере, она ошибочна от начала до конца.

Даже студент-международник объяснил бы им, что в Евросоюзе не существует "Плана по кандидатству". Сюрприз, но "Плана по членству" тоже нет (в отличие от НАТО, где есть документ с подобным названием – ПДЧ). Более того, процедуры расширения Союза вообще не предусматривают какого-либо "Плана" или подобного документа, за которым можно "обратиться" к ЕС.

Очень похоже, что эту фразу в штабе Зеленского записали так, "как поняли", пытаясь скопировать обещание Порошенко о подаче заявки – но это принципиально другой процесс! Поэтому вопрос не в том, что кто-то в Зе-команде перепутал термины. Этот ответ свидетельствует об отсутствии у кого-либо из причастных к принятию решений в штабе лидера гонки даже базовых знаний в тематике Евросоюза – одной из ключевых для будущего президента.

И это – откровенно беспокоит.

Ассоциация на марше

Чтобы развеять сомнения об уровне понимания европейской тематики, мы задали еще два вопроса: как будущий президент планирует решить проблему с принятием антиевропейских законов и подзаконных актов и видит ли он пути ускорения выполнения Соглашения об ассоциации.

На первое команда Зеленского дала пусть очевиден, но правильный вариант ответа: "Ветировать те (законы), которые противоречат Соглашению" (не упомянув, правда, о других нормативных актах).

А вот с ответом по поводу выполнения СА – очередное фиаско.

"В основном ответственность за имплементацию Соглашения лежит на Кабинете министров. Думаю, процесс можно ускорить, создав офис по координации процесса евроинтеграции внутри Кабинета министров. Я также готов вынести вопросы координации на уровень президента", – говорится в ответе, поступившем из штаба Зеленского.

В это сложно поверить, но штаб кандидата-лидера не знает, что с 2014 года в структуре КМ работает правительственный офис именно с таким названием, а с 2016 года Украина получила также профильного вице-премьера, которой подчинен этот офис (к слову, журналиста в свое время активно лоббировала создание такой должности). А еще в "Зе-команде", похоже, не знают, что Конституция позволяет президенту координировать работу правительства...

Как комментировать такие провалы? У нас действительно нет ответа.

Но вернемся к другим кандидатам.

Гриценко пообещал задействовать не только вето, но и "все инструменты" для остановки антиевропейских актов, но отметил, что есть исключение: "Однако вопрос экспорт леса-кругляка будем решать в интересах Украины". Ускорить выполнение Соглашения об ассоциации он планирует через преодоление проблем в сфере верховенства права и борьбы с коррупцией. "В планах – реформа СБУ, независимость прокуратуры – это то, что президент может и будет делать сразу", – пояснил кандидат.

У Порошенко объяснили, что он будет использовать новые возможности блокировать нормативные акты: "Изменения в Конституции открывают новые возможности для Президента, поскольку он теперь является гарантом соблюдения курса на вступление в ЕС и НАТО". Новых идей по ускорению выполнения СА мы в его ответе не увидели.

Но самым интересным оказалось предложение Тимошенко.

В ее штабе сообщили, что намерены добились принятия нового механизма проверки законодательных актов на соответствие обязательствам перед ЕС. "Тимошенко предложит такой механизм, который просто не позволит принимать законы, противоречащие Соглашению об ассоциации. Таким был опыт стран, которые шли к членству", – говорится в пояснениях ее штаба. Стоит заметить, что идея создания такого механизма на базе комитета ВР по евроинтеграции обсуждалась и в прошлые годы, но не хватало голосов в ее поддержку.

Что же касается быстрого выполнения СА, то у Тимошенко отметили, что сначала Соглашение стоит пересмотреть: "Нам нужно провести аудит Соглашения, насколько его содержание соответствует потребностям (ведь и в самом Евросоюзе происходят изменения) и реалиям украинской экономики". Напомним, что пересмотр СА планирует провести и действующий президент Порошенко.

В целом в блоке ЕС самыми полными и интересными оказались ответы действующего президента – хотя можно спорить, не слишком ли они амбициозны. Интересные идеи представил также штаб Тимошенко. Позиция Гриценко – взвешенная и тоже не содержит ошибок. А вот от Зеленского, в случае его победы, можно ожидать неприятных для страны сюрпризов на европейском направлении...

Альянс, соседи и ядерное оружие

В тематике евроатлантической интеграции расхождения между кандидатами не настолько глобальны, но они есть.

Порошенко, Тимошенко и Гриценко – безусловно поддержали вступление Украины в Альянс.

Зеленский также поддержал членство в НАТО (объяснив, что это "выбор Майдана и курс, который закреплен в Конституции, кроме того, это инструмент усиления нашей обороноспособности"), но отметил, что перед тем должен состояться референдум.

Все кандидаты хотят получить План действий по членству в Альянсе (ПДЧ), но у всех – разные сроки.

Порошенко ранее уже заявлял, что рассчитывает получить ПДЧ до конца второго срока президентства, и сейчас уточнил, что начнет диалог о предоставлении Плана уже в 2019 году, на декабрьском саммите НАТО в Лондоне.

Зеленский склонен не торопиться и планирует такое обращение в конце срока: "Цель – через пять лет обратиться за ПДЧ и получить согласие. Надеюсь, Альянс примет положительное решение даже в случае незавершения конфликта и деоккупации территорий".

Тимошенко считает, что о сроках говорить не стоит, так как сначала мы должны "подтянуть" реформы "Мы будем поднимать вопрос ПДЧ, но сначала нужно иметь готовность Украины".

И, наконец, у Гриценко принципиально другой план: несмотря на неготовность Альянса предоставить нам ПДЧ, Украина должна выполнить этот план без его формального предоставления: "ПДЧ нужен нам, а не Брюсселю. Чтобы поднять стандарты во всех сферах, из которых военная – это только 20% усилий, остальные – справедливое судопроизводство, честные прозрачные выборы, защищенная собственность и равные возможности в экономике. Мы сформируем ПДЧ сами и сами будем его выполнять. А Брюссель поставим в известность, и затем продемонстрируем результат, украинцам прежде всего, и натовцам тоже".

И наконец, об общих вопросах "международки". Там тоже есть немало интересного.

Не меньшее удивление вызвал ответ на венгерский вопрос.

"Будапешт получил все необходимые разъяснения по высказанным им условиям; наши предложения по дальнейшему диалогу остаются на столе", – прокомментировали у президента путь к решению кризиса в отношениях с соседями. Получается, что Банковая не видит невыполненных Украиной договоренностей, а имеет лишь претензии к венграм?!

Вспомнилось, как несколько месяцев назад Будапешт решился на беспрецедентный шаг: публично объявил, что отношения с действующим президентом Украины не имеют смысла. "Европейская правда" тогда подробно объяснила, откуда взялось эта недоверие – Орбан был искренне убежден, что Порошенко "кинул" его, забыв о своих обещаниях. Похоже, что улаживать эту проблему на Банковой не планируют.

Но вернемся к ответам остальных кандидатов.

У Тимошенко напомнили, что именно Украина сейчас должна выполнить обещанное для разблокирования диалога с Венгрией ("Речь не идет об уступках. Всем известно, что мы должны одобрить (речь идет о точечных изменениях в закон об образовании. – ЕП)"), и вообще считают возможным решение проблем в отношениях с соседями, если решить проблемные вопросы ("Одним из первых приоритетов Тимошенко после победы будет нормализация отношений с соседями. Для Украины недопустимой роскошью является существование старых и появление новых раздражителей").

Зеленский пообещал искать компромиссы и с поляками ("Страницы нашего общего учебника истории написаны кровью, не надо это забывать, но наше будущее не может быть заложником нашего прошлого"), но у него нет идей по венгерскому кризису.

Гриценко готов к взаимным уступкам с Польшей ("должны быть шаги навстречу с обеих сторон") и считает возможным договориться с Будапештом ("Мы обречены на партнерство. В то же время наступать на наши интересы мы не дадим").

И наконец, о "взрывоопасном" вопросе – ядерном оружии.

25 лет назад Украина добровольно отказалась от третьего по величине ядерного арсенала в мире, подписав печально известный "Будапештский меморандум", который не содержал реальных гарантий безопасности и был растоптан Россией в 2014 году. И хотя путь назад, к восстановлению статуса ядерной державы теперь закрыт (так как этот выбор означал бы "превращение Украины в Иран" и лишил бы нас жизненно важной поддержки Запада), от политиков-популистов порой приходится слышать предложения о своей ядерной бомбе.

К счастью, все лидеры гонки заверили, что таких планов нет.

Гриценко планирует вместо этого создавать "высокоточные неядерные боеприпасы повышенной мощности, плюс новые ракетные комплексы как платформы для их применения".

Порошенко также хочет развивать "неядерные системы вооружения, включая ракетные".

Тимошенко отрицала возможность возвращения в "ядерный клуб", но напомнила, что хочет обновить Будапештский формат.

Зеленский пообещал развивать инновационное неядерное оружие, но добавил: "Хотя двигаться в направлении создания украинского полного цикла по производству ядерного топлива для атомной энергетики нужно".

И это заслуживает отдельного внимания.

Возможно ли проводить обогащение урана для использования в АЭС без восстановления ядерного статуса? Да, возможно. Аргентина, Бразилия, Нидерланды, Япония имеют обогатительные мощности, но не относятся к "ядерному клубу": они убедили мир, что производят только низкообогащенный уран. Правда, ни одна из этих стран, начиная это производство, не находилась в состоянии войны, и это критически важно.

Хватит ли у команды Зеленского профессионализма, убедительности, ощущения международных течений, чтобы доказать это Западу и не потерять его поддержку с восстановлением ядерного цикла? Этот вопрос остается открытым.

Но надеюсь, этот текст добавил оснований для взвешенного решения о том, кто из кандидатов выглядит лучшим выбором лично для вас – и для Украины.

Сергей Сидоренко, "Европейская правда"