26 июня 2019, среда, 14:02
Мы в одной лодке
Рубрики

Велосипед президента Голобородько

44

Интерес к фигуре Зеленского легко объясним.

Собрав коллег на эфир, посвященный предстоящим президентским выборам в Украине, я поразился тому, как быстро наше обсуждение перешло исключительно к теме роста рейтинга шоумена Владимира Зеленского и его возможных электоральных перспектив. Традиционные сюжеты – о том, какой может быть борьба между другими ведущими претендентами на победу, действующим главой государства Петром Порошенко и бывшим премьер-министром Юлией Тимошенко, отступили на второй план. И это несмотря на то, что до выборов еще несколько недель, ничего не решено и мы не можем даже сказать точно, кто попадет во второй, решающий тур голосования.

Но интерес журналистов к фигуре Зеленского и к логике симпатий его сторонников легко объясним. В украинской политической жизни было многое, но ничего, что хотя бы отдаленно напоминало бы успех Владимира Зеленского, не было и в помине. Впрочем, ничего похожего не было и в постсоветской политике. Если Зеленский действительно добьется победы, если он хотя бы выйдет во второй тур, можно будет сказать, что украинцы – как это ни парадоксально прозвучит – открывают новую главу политики, политики виртуальной, максимально отдаленной от реальности. А может быть, вся политика будущего будет такой?

Могут сказать, что я преувеличиваю новизну Владимира Зеленского. Разве не было в политике шоуменов? Разве Владимир Жириновский не появлялся на эстраде? Разве Дональд Трамп не вел телевизионные шоу? Разве еще один из известных кандидатов на пост президента Украины, Олег Ляшко, не исполняет в социальных сетях популярные песни? Политикам сегодня вообще не чужд эпатаж, и почему, если политик может быть шоуменом, шоумен не может быть политиком?

Но в том-то и дело, что и Трамп, и Жириновский, и Ляшко использовали телевизионные шоу для того, чтобы оттенить свои личностные качества, для того, чтобы продемонстрировать потенциальному электорату или просто зрителям себя, а не выдуманных персонажей. Трамп на телевизионном экране играл Трампа, Жириновский и на сцене оставался Жириновским, Ляшко – всегда Ляшко. Эти люди актеры ровно настолько, насколько артистичен каждый из нас. И даже известные профессиональные комики, когда становились политиками, играли на политической сцене исключительно самих себя, а не своих героев – и этим, только этим были интересны своему электорату.

Украинцы могут стать первым народом, готовым проголосовать за виртуальный персонаж – пусть даже пока что из плоти и крови, потому что в будущем, возможно, мы будем обходиться обычными голограммами. Ведь Зеленский прежде всего исполняет роль – именно этим он интересен своему электорату. Причем "политическая" популярность Зеленского начала расти именно после того, как из исполнителя скетчей он стал исполнителем роли президента-случайности Голобородько в телесериале "Слуга народа". Голобородько, простой человек, никогда не занимавшийся политикой и не понимающий, что такое управление государством, эффектно расстреливает парламент на глазах искушенной публики – примерно как в Ереване в 1999 году, только понарошку. И именно эти кадры, безумные по своей жестокости, бессмысленности и глупости, стали определяющими в политической карьере Владимира Зеленского, а точнее, его телевизионного персонажа, лидирующего сегодня в предвыборных рейтингах. Потому что поклонники Зеленского в массе своей готовятся проголосовать не за него. Они готовятся проголосовать именно за Голобородько. И очередной сезон сериала "Слуга народа" должен стать главным козырем удачливого претендента.

Сам же Зеленский остается практически неизвестен ни своим сторонникам, ни своим оппонентам. После первого же большого телевизионного интервью, которое продемонстрировало, как далек кандидат от понимания даже не насущных проблем управления страной, но самой сути искусства государственного управления, Зеленский старается пореже появляться на телеэкранах "вне образа" – и, между прочим, правильно делает. "Живой", настоящий Зеленский нужен только его противникам, сторонникам он совершенно не интересен. Если спросить у сторонника о самом Зеленском, он произнесет в ответ несколько дежурных фраз – о том, что у его избранника юридическое образование, и о том, что он создал свой бизнес (имеется в виду Студия "95 квартал", выросшая из одной из команд украинского КВН). Но примерно то же самое всегда говорят о любом человеке, появляющемся на украинской политической сцене. Диплом и бизнес – это как раз доказательство того, что Зеленский не просто актер, что он такой же потенциальный управленец, как и все остальные. Но важно в нем вовсе не это, а то, что он делает в своем сериале. Сторонникам нужен Голобородько, и только он.

Поэтому то, что говорит "настоящий" Зеленский, воспринимается всерьез только тогда, когда вписывается в сценарий телевизионного сериала. Но если не вписывается, то просто не замечается, как будто и нет этого. Голобородько раскатывает в сериале на велосипеде, а Зеленский разъезжает на роскошной машине с охраной, предоставленной фирмой олигарха Игоря Коломойского. Но в сознании зрителя, ставшего избирателем, остается только велосипед. Именно на этом велосипеде Владимир Зеленский и может въехать в резиденцию украинского президента. Его избиратель не заметит кавалькаду дорогих автомобилей, улыбающихся олигархов и хитро прищуривающихся чиновников, уже готовящихся занять свои места во власти в случае возможной победы "народного кандидата".

Не заметит именно потому, что в сериале рядом с Голобородько их не было.

Зато был велосипед.

Виталий Портников, «Радио Свобода»