17 ноября 2019, воскресенье, 6:45
День второй
Рубрики

Мама пропавшего мальчика: Нас возили на детектор лжи

12
Мама пропавшего мальчика: Нас возили на детектор лжи
Фото: tut.by

Репортаж из Любашек, где вторые сутки ищут двухлетнего малыша.

Последний раз маленького Ваню, которому в мае исполняется два года, его мама Алена видела два дня назад. Пока женщина готовила, ребенок вышел во двор — и исчез. Где он, что с ним — не знает никто, пишет tut.by.

Фото: tut.by

Со среды в деревне Любашки Каменецкого района, где живет семья, идут поиски. Милиция, спасатели, волонтеры, казалось бы, прочесали каждый сантиметр, но ничего не нашли. Близкие мальчика уверены: их Ваню кто-то украл и увез. «Он у нас контактный, — описывает характер сына Алена. — Покажешь ему конфету — и он уже идет к тебе».

Деревня Любашки маленькая и, считай, безлюдная. Тут всего одна безымянная улица, но на ней встречаешь много детей. Здесь живет шесть или семь многодетных семей. Еще из местных — пара пенсионеров, в сезон приезжают дачники.

Фото: tut.by

Большинство жителей — представители этнического меньшинства. Почти каждый друг другу сын, брат или сват. Живут небогато, но дружно. И хотя их дома стоят в разных частях деревни, дети без проблем и без страха ходят друг к другу в гости. Бояться, говорят взрослые, тут нечего. Тут все, говорят, свои.

Со среды центр деревни сместился к дому Волошиных. Тут родственники, милиция, спасатели. В пятницу утром с родителями пропавшего мальчика работает психолог.

Фото: tut.by

— Сейчас они пообщаются, и Алена с вами поговорит, — на подходе к дому журналисты встречают Ивана Волошина, дедушку пропавшего ребенка. — Пусть больше людей узнает, может, кто поможет хлопца найти.

Маму Вани зовут Алена, папа — Виктор. 20-летний отец — животновод в местном хозяйстве, 18-летняя мама сидит дома с детьми. У Ванечки еще два родных брата и сестра, старшему ребенку в семье — 4 года, младшему — 4 месяца. Пропавший мальчик — третий по счету. В мае ему исполнится два года.

Двор Волошиных не огорожен забором. Здесь у деревянной хаты 10 апреля мальчика и видели в последний раз. Он играл с детьми во дворе. Ближе к трем мама забрала его переодеть. Сын играл в комнате, Алена пошла готовить. Как и когда Ваня вышел из дома, она не знает.

Фото: tut.by

— Он очень любит бегать с мячом. Возможно, и выбежал погулять, — описывает те события Алена. — Бегал с другими детьми, мы без внимания (оставили. — Прим. ред.). А сами с мужем пошли возле дома перед Пасхой убирать. В какой-то момент смотрю: Вани нету. Я давай везде его искать. Тут как раз зашел племянник мужа Рачик, спрашиваю: «Ты малого не видел?» Он: «Так Олеся (младшая сестра Виктора. — прим.) его к батьке домой забрала». Ну я без внимания: забрала и забрала. Ей 14 лет, что она, ребенка не досмотрит? Мы давай дальше убирать.

Ближе к вечеру мама с папой решили, что сыну пора домой, позвонили Олесе. Оказалось, ребенок не у нее и к себе она его не забирала. Виктор за велосипед — и к ним. Мальчика нет.

— Мы собрали всех, стали Ваню искать по всем Любашкам, — вспоминает тот день Алена. — Все осмотрели: дворы, сараи — нигде его нет. Тогда и сообщили в милицию.

«Кто-то увидел и увез»

Родные рассказывают, что весь вечер среды и ночь на четверг в деревне искали Ваню. К пятнице тут проверили сараи, склепы, дворы, колодцы, водолазы исследовали прилегающую к Любашкам канаву, но ничего.

— Ни тела, ни крови… — рассказывает тетя Алены Рада. — Хоть бы что-то от одежды… Уже искали в интернете экстрасенса. Чтобы хоть он сказал, что с нашим мальчиком.

Дети, с которыми он тогда играл, тоже не знают, где Ваня. То тут был, говорят, то туда пошел, показывают. Самому старшему из них четыре, спрашивать у них что-то сложно.

Фото: tut.by

— Да украли его, — подключается к разговору Радик, еще один из родственников. С ним подходит многочисленная родня Волошиных. Версия у них та же: «Ребенка украли».

— Да он дальше соседнего двора никогда не уходил, — описывает поведение сына Алена. — Он же совсем маленький. Только "мама-папа" говорит. А без Вити вообще ни есть, ни спать не мог.

— А кто его мог украсть?

— Здесь, бывает, катаются машины, — показывает рукой на дорогу Алена. — Цветы продают, галоши. У меня есть тетка, мы с ней не общались, и детей моих она не видела. А как все это началось — вчера к нам приехала. Мы ей фото Вани показали, она говорит в среду, когда сын пропал, в их деревне люди цветы к Радунице продавали, так у них в машине мальчик, похожий на нашего Ваню, сидел, плакал.

— Я же все время хлопцев просил: не выкладывайте вы моих детей во «ВКонтакте», — говорит Виктор, папа мальчика. — Но им же все равно. Кто-то увидел Ваню и увез.

Фото: tut.by

Родные семьи чуть позже расскажут: родители очень переживают. Мама почти всегда плачет, оба почти не спят и ничего не едят.

— Милиция и нас подозревала, вчера возили на детектор лжи, — сдерживать эмоции Алене все сложнее. — Устройство показало: все хорошо. Ну а что оно должно было показать? Если я цыганка, я что не люблю своих детей? И я, и Витя — мы же тоже люди, почему к нам нет сочувствия?

«Тут уже все проверили. Нигде хлопца нет»

На самом деле помочь семье пытаются многие. Только вчера, говорит староста деревни Михаил Куделько, «ребенка искало где-то сто человек».

В пятницу утром на месте работало примерно 50 специалистов. Милиция и добровольцы исследуют деревню и прилегающую территорию, следователи и эксперты — осматривают дома.

Чуть позже на помощь подъедет еще около 30 человек.

Алексей Жданович, доброволец поисково-спасательного отряда «Ангел», специально отпросился с работы. А как, говорит, не приехать, «если пропал дитенок»?

— Сейчас тут около 10 добровольцев, чуть позже подъедут еще, — стоя среди поля, описывает он обстановку. — Вчера ребята общались с местными, начали прочесывать «квадраты» рядом с Любашками. Тут близко ферма, сегодня работаем в том направлении. Стараемся проверить территорию, куда ребенок только мог зайти.

Фото: tut.by

К полудню пятницы волонтеры прочесали около восьми километров полей. Несмотря на холод, искать ребята собираются «до победы». Версий о том, что могло случиться с малышом, пока не озвучивают.

— Хочется верить, что он где-то у кого-то, — делится предположениями Мария, которая координирует работу добровольцев. — На улице холодно, ночью тем более. Как далеко он мог уйти, тоже непонятно. Надеемся, мальчик живой.

По факту безвестного исчезновения ребенка в Каменецком районе возбуждено уголовное дело, на месте работают следователи.

— Используется криминалистическая техника — квадрокоптер, тепловизор. Работу следственно-оперативной группы и поисковых отрядов на месте происшествия координирует руководство УСК по Брестской области, — поясняет ситуацию Дмитрий Иванюк, официальный представитель УСК по Брестской области.

Староста Михаил Куделько по деревенским меркам живет от молодой семьи далеко — в другой части Любашек. Волошины, говорит, непьющие и спокойные.

Недалеко от дома Михаила Николаевича хата дедушки пропавшего мальчика. Ребятня, рассказывает мужчина, часто бегает туда-сюда без присмотра.

— Но Ваня совсем маленький, — рассуждает староста. — Сколько я на улице хожу или возле окна сижу, никогда его одного в нашем краю не видел. Да украли его, — меняет он тему.

— Почему вы так думаете?

— Да потому что тут уже все проверили. Нигде хлопца нет.

— А кто украл?

— Не знаю. Только не бывает так, что был человек — и вдруг нет его.