20 мая 2019, понедельник, 14:52
За нашу и вашу свободу!
Рубрики

Большая игра

1
Андрей Пионтковский

Андрей Пионтковский о сути внедряемой в сознание города и мира легенды.

Очередную годовщину теракта на бостонском марафоне его кремлевские организаторы не преминули отметить повторением своей излюбленной легенды об этом преступлении.

Честь озвучить ее еще раз в знаменательный для чекистов день 15 апреля была доверена Золотому Орфею Кремля "американскому политологу" по вызову Дмитрию Саймсу, ведущему программы "Большая игра".

Хорошо поставленным голосом импозантный Саймс повторил с некоторыми редакционными вариациями тот канонический сюжет, который как бы невзначай вот уже 6 лет лично вбрасывает в различных аудиториях глава российского государства:

"В 2011 году мы предупредили наших американских партнеров об исламистских связях проживавшего в США Тамерлана Царнаева. Коллеги не восприняли нашу информацию и даже посоветовали нам не лезть в их дела. Ну что ж, я распорядился Бортникову не ставить больше перед американцами этот вопрос. А через несколько месяцев Царнаевы совершили теракт на Бостонском марафоне. Вот видите, они не готовы сотрудничать с нами в борьбе против международного терроризма, даже когда речь идет об их собственной безопасности".

К Саймсу и его программные мы еще вернемся, а пока несколько слов по сути внедряемой в сознание города и мира легенды.

Действительно в 2011 году Москва дважды предупреждала ФБР и ЦРУ об исламистских симпатиях Царнаева-старшего, не представив при этом никаких конкретных обвинений. Он был дважды допрошен в США, но оснований для его задержания не оказалось.

Но в своих воспоминаниях добрый дедушка Путин запамятовал самую драматическую страницу из истории жизни и смерти Тамерлана Царнаева.

Царнаевы совершили теракт на Бостонском марафоне не через несколько месяцев, после "предупреждения" Москвы, а через год и несколько месяцев – в апреле 2013 года. А в 2012 году произошло удивительное.

Итак, Царнаева допрашивали и он понимал, что Москва подозревает его в причастности к исламистскому подполью. Он прекрасно знал, что с такими людьми делают в России, зачастую без суда и следствия. Тем не менее, в январе 2012 года он отправляется в Россию. И не какими-то тайными лесными тропами, а совершенно легально, внесенный во все базы данных, прилетает в аэропорт "Шереметьево". Царнаев никогда на это не решился бы, если бы не был абсолютно уверен, что в России он будет в полной безопасности.

Естественно, человек, чьей судьбой занимались лично Путин с Бортниковым, оказался с первой секунды его появления в Шереметьевском аэропорту под плотным контролем центральных структур ФСБ, т.е. в заботливых руках своих кураторов.

Под наблюдением ФСБ он путешествовал по Кавказу, встречался с активистами исламистского движения. Как подробно рассказывает "Новая газета" в статье "Бостонский взрыватель был заряжен", оперативники дагестанского Центра по борьбе с экстремизмом неоднократно фиксировали его встречи с подозреваемыми в причастности к исламистскому боевому подполью Махмудом Нидалем и Вильямом Плотниковым, старым знакомым Царнаева по Северной Америке.

Оба этих его приятеля были ликвидированы. Один 19 мая, а другой 14 июля. После второй ликвидации неуловимый и неуязвимый Тамерлан исчез. Растворился. Ушел в лес, как предположили наивные провинциальные дагестанские правоохранители.

А на самом деле он снова оказался в Москве, откуда опаснейший, по убеждению Кремля, исламский террорист, об опасных намерениях которого лично Бортников дважды предупреждал американцев, беспрепятственно и благополучно вылетел из того же Шереметьевского аэропорта ... в Америку. Навстречу своей миссии и своей судьбе.

Когда же после теракта в Москву прибыла делегация сенаторов США посотрудничать с российскими коллегами в деле расследования, коллеги бесцеремонно послали сенаторов куда подальше, заявив им, что никакого Царнаева в России в 2012 году не было. А один из американских дипломатов, сопровождавших делегацию, Фогл Райан Кристофер, стал жертвой успешной провокации российских спецслужб: ему обещали передать секретные сведения по Царнаеву и картинно задержали под телевизионные камеры. Вызволять его из ФСБ приехал посол Макфол, и больше вопросов о Царнаеве американцы не задавали.

Ставший затем на многие годы стандартным темничек "Сотрудничайте с Кремлем, иначе вас будут продолжать взрывать" впервые был полномасштабно отработан путинской пропагандой и ее зарубежной агентурой после теракта на Бостонском марафоне.

Предыдущая американская администрация и руководители американских правоохранительных органов, наверняка, знают правду об организаторах бостонского теракта. Однако они не решились взглянуть этой правде в глаза — слишком она чудовищна. Но продолжающаяся игра в слепоту может привести к новым трагедиям. Кстати, это молчание американских ягнят мог бы прервать уважаемый эксперт в области российско-американских отношений профессор Майкл Макфол, вовлеченный в силу своего положения в московские события 2013 года.

На телевизионном перформансе "Большая игра" 15 апреля Саймсу подтанцовывал другой видный борец с международным терроризмом профессор и даже, кажется, декан факультета МГУ Виталий Третьяков. Об этом замечательном человеке и воспитателе юношества достаточно знать только одно. 20 лет назад редактор "Независимой газеты" В.Третьяков с чувством законной гордости за российские спецслужбы констатировал в своем издании:

"Совершенно очевидно, что чеченцев в Дагестан заманили, дали им вляпаться в это дело, чтобы получить законный повод для восстановления федеральной власти в республике и начала активной фазы борьбы против собравшихся в Чечне террористов. Ясно – это была операция российских спецслужб (не путать ее со взрывами домов), причем политически санкционированная на самом верху".

Внимательно перечитайте этот бесценный для историков, психиатров, юристов текст, приоткрывающий окошко в больное сознание "российской политической элиты". Об операции российских спецслужб по организации похода Басаева в Дагестан Третьяков говорит как о бесспорном факте, как об аксиоме, совершенно очевидной для своих хорошо информированных читателей. "Российской политической элитой" принимается как бесспорное и как должное, что басаевский поход в Дагестан, повлекший гибель десятков русских солдат и сотен мирных дагестанцев, разрушение десятков деревень, был организован российскими спецслужбами и был "политически санкционирован на самом верху". С единственной целью: "дать Москве законный повод" для развязывания крупномасштабной бойни, в которой также как в 1994-1996 годах, погибнут тысячи русских солдат и десятки тысяч мирных жителей. Но в таком случае, чем "санкционировавшие операцию на самом верху" президент и премьер-министр и гордо повествовавший о ней редактор отличаются от международных террористов и убийц – Басаева и Хаттаба? Впрочем, увлеченный редактор все-таки краешком сознания понимает, что выбалтывает что-то лишнее, и в последний момент огораживается скобочкой – (не путать ее со взрывами домов).

А почему, собственно, не путать? И рейд Басаева в Дагестан, и взрывы домов служили одной и той же цели – оправданию войны, которая станет инструментом прихода к пожизненной власти майора КГБ с блатной лексикой.

Присутствие заслуженного ветерана борьбы с террором Третьякова в юбилейной передаче глубоко символично. 20 лет назад он освящал и воспевал террористов, которые шли к власти в России через поход Басаева в Дагестан, взрывы домов и новую бойню в Чечне. Сегодня он служит тому же майору и тем же террористам, угрожающим уже всему миру ядерной эскалацией.

Андрей Пионтковский, kasparov.ru