22 мая 2019, среда, 1:10
За нашу и вашу свободу!
Рубрики

Борьба за украинский Крым

5
Виталий Портников

Cуществуют вопросы, которые решаются не на выборах президента страны.

Штаб кандидата на пост президента Украины Владимира Зеленского ответил на вопросы народного депутата Украины Мустафы Джемилева, касающиеся отношения претендента на высший государственный пост в стране к проблемам Крыма. Цитировать этот ответ я не буду, потому что вкратце его можно свести к простой констатации факта – отношение Зеленского к вопросу статуса Крыма и факту его принадлежности Украине ничем не отличается от позиции его соперника. На вопрос о будущем статусе крымскотатарского народа в государственном устройстве Крыма получен более расплывчатый ответ – но, впрочем, и за пять лет президентства Петра Порошенко этот статус не обрел ожидаемой конституционной четкости.

И в этом – суть ситуации, в которой оказалась Украина и ее граждане в результате событий 2014 года. Можно изменить первое лицо, переизбрать парламент, но невозможно изменить отношение к проблеме. Крым оккупирован Россией. Политик, который заявит о другом отношении к этому факту, обречен на поражение на выборах главы государства, для него просто не отыщется необходимого количества избирателей. Но само признание этого очевидного факта обрекает любого украинского президента на длительный конфликт с Россией. И отнюдь не только по Крыму. Донбасс, энергетика, пропаганда. России нужен президент, который признает ее право на Крым. На любого другого она будет давить. То, что откровенно пророссийского президента в Украине после 2014 года избрать просто невозможно, в Кремле никого не волнует. Потому что Россия решает свои задачи – легитимизация оккупации Крыма, возвращение Украины в свою сферу влияния, снятие западных санкций. И да, она хочет решить их за украинский счет, украинскими руками.

Сколько времени может продолжаться такое противостояние, сказать сегодня не так уж просто. Но обратимся к опыту соседней Молдовы, которая почти три десятилетия назад – вдумайтесь только в эту цифру – потеряла контроль над приднестровским регионом. Молдаване за эти десятилетия успели проголосовать и за проевропейские, и за пророссийские партии, их лидерами побывали и сторонники курса на Запад, и сторонники дружбы с Россией. А только Приднестровье все также остается в статусе самопровозглашенной республики. И никому в Москве даже в голову не приходит всерьез рассмотреть вопрос о восстановлении территориальной целостности Молдовы. Потому что оккупация Приднестровья – отличный рычаг для влияния на политику во всем регионе. Зачем от него отказываться?

И это при том, что Приднестровье, в отличие от Крыма, никто в состав России не включал, эта территория не имеет даже общей границы с Российской Федерацией.

Именно поэтому стоит понять, что существуют вопросы, которые нельзя решить никакими выборами, никакой сменой власти. Один из этих вопросов – Крым. Будут меняться президенты и правительства, а вопрос о статусе Крыма останется одним из главных вопросов отношений Украины и России, одной из проблем международного права, настоящей ловушкой, в которую Владимир Путин загнал и свою страну, и нас. И украинские политики, которые будут бороться за власть, будут говорить о своей приверженности идее территориальной целостности Украины – но не давать ответов на вопрос, как и когда эта территориальная целостность может быть восстановлена.

Виталий Портников, «Крым. Реалии»