21 мая 2019, вторник, 7:23
За нашу и вашу свободу!
Рубрики

Князь под знаком «Погони»

История князя Витеня, при котором «Погоня» стала гербом ВКЛ.

К 1309 году Орден снова держал ситуацию в Ливонии под контролем. Тевтонцы не одолели ни рижан, ни Витеня, однако и не проиграли им. Ситуация была настолько стабильной, что магистр Ливонии даже смог послать свои войска в Западную Пруссию, сначала – чтобы изгнать оттуда герцога Бранденбургского, а затем – польские гарнизоны. К 1311 году он был готов вновь вернуться к литовской проблеме и нанести удар по Гродно (Гародне) – ключевому пункту в верхнем течении Немана, охранявшему большинство путей по рекам и сухопутных дорог в Мазовию и на Волынь, а также дороги, ведущие через область Мазурских озер в Пруссию, пишет inbelhist.org.

К этому времени Витень уже стал могущественным правителем. Сторонники и даже тевтонские летописи именовали его королем, хотя Папа и император признавали его лишь Великим князем. Витень положил конец эпохе убийств и междоусобных войн в Литве, и закрепил свою власть победами в Ливонии.

Он был способным правителем и хитрым военным командиром. Нередко он разделял свои войска и вел часть войск сам, а остальные отряды посылал в других направлениях, так что противнику приходилось гадать, где будет нанесен главный удар. При множестве путей, которые приходилось охранять рыцарям Ордена, эта тактика часто приносила успех.

У Витеня были христианские союзники – горожане Риги и архиепископ Рижский, для которых он часто делал вид, что готов вот-вот принять христианство. Присутствие францисканских монахов при его дворах в Вильне и Троках придавало достоверность этим ухищрениям. Тем не менее, хотя он позволял и православным, и католикам исповедовать свою веру, он по-прежнему был предан язычеству. Любой намек на решение сменить веру – и опасность покушения, и так серьезная, возросла бы еще больше. Усилилось бы и сопротивление самогитов (жамойтов) его претензиям на власть по всей стране.

Справка: Витень – великий князь литовский в 1295—1316 гг. Сведения о его происхождении противоречивы. По «Хронике земли Прусской» Петра из Дусбурга он был сыном князя Путувера (иначе Лютувера или, по другой версии, Будзивида), родоначальника Гедиминовичей. Гедимин, возможно, был младшим братом Витеня.

В 1291 году Путувер послал Витеня с большим войском в Польшу воевать Куявскую землю. В 1294 году он с литовским войском напал на Ленчицкую землю в Польше, в 1295 году – на Малую Польшу. Кроме того, в 1294 году Витень подавил восстание жамойтских князей, склонявшихся к союзу с Тевтонским орденом. В 1300 году он вторгся в Добжинскую землю, в 1306 году ходил походом на Калиш. Еще один поход в Польшу состоялся в 1307 году.

По сообщению Густынской летописи, именно Витень установил герб ВКЛ: «Витен нача княжити над Литвою, измысли себе герб и всему князству Литовскому: рыцер збройны на коне з мечем, еже ныне наричут Погоня».

Витень, используя противоречия между ливонскими рыцарями и Рижским архиепископом, в 1298 году заключил союзный договор с Ригой, что позволило отразить наступление крестоносцев на Жамойтию. Тогда же он захватил замок крестоносцев Каркхауз. Союз ВКЛ с Ригой действовал до конца правления Витеня. В 1307 году Витень помог жителя Полоцка изгнать немцев, проникших туда в 1305 и установивших там свою власть. При этом почти все немцы в Полоцке были перебиты, а построенный ими костёл разрушен. Для борьбы с крестоносцами Витень построил по правому берегу Немана несколько замков, в которых постоянно находились сменявшие друг друга гарнизоны. А по левому берегу построили замки крестоносцы, поэтому здесь постоянно происходили стычки.

Витень селил на землях Гродненщины пруссов, бежавших от крестоносцев из завоеванной ими Пруссии. Он присоединил к ВКЛ территорию до Западного Буга и Берестейскую землю.

Последний раз источники упоминают его в сентябре 1315 года, когда он руководил осадой замка Христмемель (Кристмемель). По одной версии, Витень погиб здесь в схватке.

По другой версии его убил удар молнии, когда он гулял в саду. По третьей, он стал жертвой Гедимина, вступившего в сговор с очередной женой Витеня.

Витень, будучи язычником, в глазах христиан воплощал собой отвагу, хитрость и коварство. Этими качествами он обладал в полной мере. Витень не смог бы править Литвой без непоколебимой отваги, хитроумия и жестокости, в которых он мог сравняться с худшими своими врагами и лучшими друзьями. По своему варварскому величию и простоте он был идеальным королем язычников и достойным противником крестоносцев.

Даже тевтонские рыцари возносили хвалу отваге и военному искусству Витеня, ибо они с гордостью считали себя более чем равными ему в этом. В 1311 году у них появился шанс проявить свою доблесть. В феврале Витень совершил нападение на Натангию и Самбию, перебив многих пруссов и захватив около 500 пленников. По опыту крестоносцы знали, что такие нападения невозможно предотвратить. Лучшее, что можно было сделать, – это организовать наблюдение и предупреждать население о вторжении, чтобы жители могли укрыться в убежищах, а ополчение успело собраться в определенных пунктах. Как только о набеге Витеня доложили маршалу Ордена, он поспешил из Кёнигсберга со своими мобильными силами и, собрав ополчение, последовал за войском Витеня. Он знал, что войско, совершившее набег наиболее уязвимо при возвращении назад, когда оно разделяется, чтобы отдельными отрядами возвращаться по домам. Он приказал напасть на язычников тогда, когда они пировали, делили добычу и пленных. Победа, одержанная крестоносцами, стала одной из величайших в этом столетии.

Со своей стороны, крестоносцы совершали по меньшей мере один набег каждую зиму, когда их конница эффективно действовала на замерзших реках и болотах, а литовцы не могли укрываться среди снегов так же легко, как среди пышной летней зелени. Зимой 1311/12 года шестеро рыцарей повели 400 ополченцев из Натангии через пущи Судовии к Гродно. Они преодолели болота, считавшиеся непроходимыми, хотя и проплутали в них два дня. Литовцы, тщательно охранявшие обычные дороги, были застигнуты врасплох. Пруссы грабили литовские селения, убивали, жгли, хватали пленников, убивая на месте тех, кто не выдержал бы долгого и трудного пути. Затем войско вернулось домой по кратчайшему пути. Это страшная месть за прошлые страдания вызывала новую вспышку ненависти у литовцев.

Современные национальные историки часто забывают о взаимной вражде местных племен. Желание отомстить своим исконным врагам помогало крестоносцам собирать войска, устраивать набеги и находить работников для строительства укреплений. Эта вражда приводила также к ужасной жестокости.

Нападение на Гродно стало прямым вызовом Витеню, чей престиж основывался на военных победах и чьим главным божеством был бог войны. Уже в апреле 1312 года он в свою очередь вторгся глубоко в Пруссию с силами, которые летописцы, по своему обыкновению преувеличивая, оценили в 8 тысяч человек. Пройдя через озерный край во время оттепели, Витень избежал встречи с патрулями Ордена и князя Мазовецкого, а затем, стремительно преодолев Вармию, оказался возле замка Браунсберг (ныне Бранево в Польше – Ред.). Он выкрикивал оскорбления епископу, стоявшему на стене. Его воины разорили все поселения на балтийском побережье. Особую ярость Витеня вызывали церкви, в которых он разрушал алтари, низвергал распятия и топтал их ногами, а затем сжигал сами здания. В один день он захватил свыше тысячи пленников, связав их веревками, а вечером издевался над ними, вопрошая: «Где же ваш Бог? Что же он не помог вам, как наши боги помогают мне сейчас и всегда?»

Но Витень радовался слишком рано. В действительности его войско находилось в серьезной опасности. Вармия располагалась далеко к западу от Литвы, и чем глубже литовцы проникали в Пруссию, тем больше времени было у местного ополчения, чтобы собраться, и тем легче было догнать медленно двигавшееся литовское войско, отягощенное добычей, чьи следы оставались на снегу. Именно в это время командор собирал большое войско в пункте, находившемся на том пути, по которому возвращался Витень.

Генрих фон Плотцке большую часть прожитой жизни (полсотни лет!) мечтал о таком случае. В его распоряжении находилось 80 рыцарей и несколько тысяч ополченцев. Если удача не отвернется от него, он сможет разбить вторгшееся войско и, возможно, убить или пленить Витеня.

Витень тоже верил в удачу, но он понимал, что она благосклонна лишь к отважным и умелым воителям. Когда он увидел приближавшееся войско христиан, приказал своим выстроиться на холме, за импровизированной стеной из деревьев и плетней. Он, должно быть, решил, что христиане не решаться атаковать укрепленную позицию, а если дело дойдет до осады, то у него есть угнанный скот, чтобы кормить своих людей, тогда как у христиан не могло быть с собой много припасов.