20 июня 2019, четверг, 17:36
Мы в одной лодке
Рубрики

Столицы российского протеста

4
Иллюстрационное фото

Протесты в РФ перетекают из Москвы в регионы.

Протестная неделя в Екатеринбурге стала главным общественно-политическим событием в России. Спроси мы еще несколько недель назад, мыслимое ли дело, чтобы страна день за днем неотрывно наблюдала за тем, как люди в не самом большом городе России, за Уралом отстаивают небольшой сквер, то, наверное, практически любой ответил бы, что это совершенно немыслимо. А сегодня с происходящим не могут не считаться ни власти (что местные, что федеральные), ни телеканалы, тщательно оберегающие население от подобных новостей.

Столицы российского протеста

Это уже третья крупная серия региональных протестов в России за последние месяцы: с конца прошлого года лихорадило Ингушетию из-за территориального спора с Чечней, а в Архангельской области продолжаются протесты против строительства мусорного полигона возле поселка Шиес. Самые заметные события в столицах в это время - санкционированный митинг в защиту интернета в Москве и несанкционированный митинг внутри "санкционированного" в Санкт-Петербурге - не идут ни в какое сравнение с протестами региональными.

Понадобилось не так уж много времени, чтобы существенно подорвать репутацию двух крупнейших городов России как главных оппозиционно настроенных регионов. Если у Санкт-Петербурга есть шанс поправить мятежный имидж перед предстоящими выборами губернатора, то невероятно похорошевшая при нынешнем мэре Москва сейчас кажется неспособной генерировать сколько-нибудь активную протестную повестку, вялые дискуссии о допустимости сотрудничества с властью на выборах в Мосгордуму - не в счет.

Еще совсем недавно восприятие столичных протестов как "бесящейся с жиру Москвы, не представляющей, чем живет Россия", было практически общепринятым. Помните, "рассерженным горожанам" угрожали рабочими с "Уралвагонзавода"? Дескать, возмущенные трудяги приедут на очередную несанкционированную акцию и без особых нежностей научат белоручек родину любить.

В Москве их так и не дождались и, видимо, уже не дождутся: события, которые вроде бы должны вызывать возмущение патриотически настроенных пролетариев, происходят теперь чуть ли не в шаговой доступности. Не придут они и в ставший известным на всю страну сквер, но это уже другой разговор - о пассионарности (или ее отсутствии) региональных сторонников властей.

Земля и туземцы

Как же получилось, что протест из центра перетек во вполне лояльную еще недавно провинцию? В регионы, поставляющие отличные или хотя бы сносные цифры партии власти и лично Путину на любых выборах? Вроде бы всех все устраивало: Россия становится великой державой, мы держим в напряжении весь мир, Крым - наш, Украина - под нами, весело отбиваемся от насевших врагов, а власти - вороватые, но свои. И вдруг что-то как будто подломилось.

У каждого из трех протестных регионов свои причины для выступлений. Но есть и кое-что объединяющее. Во всех трех случаях речь так или иначе идет о земле, на которую покусились власти. В ходе ее отъема они относятся к местным жителям примерно так, как колонизаторы относились к туземцам. Эта земля и связанные с ней причины ее ценить и любить - от могил предков до возможности просто прогуляться - становятся для местных жителей последним бастионом, который они готовы отстаивать до последнего.

Справедливости ради нужно сказать, что подобный отъем земли происходит и в столицах: в Москве противостояние типа "сквер - храм" есть сразу в нескольких районах, однако все это носит локальный характер и беспокоит в основном лишь жильцов окрестных домов.

У московских властей в избытке возможностей залить деньгами любое социальное недовольство - тут в парке церковь построили, зато десять спортплощадок во дворах соорудили, Wi-Fi с вареньем везде дали и чуть ли не на каждом шагу какое-нибудь транспортное кольцо.

Обращение в Москву

Социальный договор с жителями на региональном уровне с точки зрения московских властей выглядит сейчас примерно так: вы не лезете в политику, включая вопросы распределения собственности, а мы - благоустраиваем вашу жизнь как никогда прежде.

И он выполняется обеими сторонами: даже столь скандальная история как дизентерия в детсадах и школах Москвы не может стать причиной для массовых протестов, тем более власть на нее пусть и недостаточно оперативно и эффективно, но реагирует.

Но в том и дело, что Москва - это далеко не вся Россия, и за ее пределами властям тоже хочется ресурсов и успехов как у Собянина, но обычно возможностей нет. Даже в относительно богатом и промышленно развитом Екатеринбурге вторая ветка метро может строиться годами.

Средств выполнять свою часть обязательств по социальному договору у региональных властей нет. Неудивительно, что жители не готовы мириться и тут же подают заявку на более активное участие в жизни своего региона - если не платите благами, платите правами.

При нынешнем политическом устройстве России протест против местных властей становится все более эффективным инструментом. Массовые выступления - единственное, что серьезно пугает центральные власти, поэтому через митинги они обращаются напрямую в Москву: "Смотрите, ваши ставленники не могут с нами справиться". И Москва, как мы видим, отлично слышит.

Александр Плющев, DW