25 июня 2019, вторник, 1:42
Мы в одной лодке
Рубрики

«МЧС чувствует себя отдельным государством: они придумывают свои законы»

17
Фото: tut.by

У ветеранов-спасателей отбирают квартиры.

СМИ уже несколько раз писали о ситуации с ветеранами-спасателями, которые сначала получили от государства квартиры по бессрочным ордерам, а потом оказались под угрозой выселения. В итоге им предложили заключить договоры на пять лет с ежемесячной платой по типу арендного жилья. Люди с таким подходом не согласились и провели несколько встреч с руководством МЧС. Но результата это не дало.

Почему они не согласны с предложенным МЧС подходом — в материале tut.by.

В чем проблема?

Об этой истории стало широко известно осенью 2018 года. Ветераны-спасатели рассказывали, что 20−40 лет назад государство дало им право жить по бессрочным

ордерам в квартирах при пожарных депо. Жилье предоставлялось навсегда при условии 10 лет проживания или при условии не менее 10 лет отработки в структуре ведомства.

Но приватизировать такое жилье получилось далеко не у всех. Пенсионеры утверждают, что это не удалось сделать «целому ряду людей по неведомым критериям и по указанию ответственных в то время сотрудников министерства». А ведь из 61 нанимателя-ветерана или пенсионера МЧС, которые сейчас живут в Минске, минимум 50 обращались с просьбой о приватизации, говорят они.

Несколько же лет назад законодательство снова изменилось: квартиры перешли в разряд специальных, и жить в них могут только действующие сотрудники МЧС. Предполагалось, что люди должны покинуть жилье в марте 2019 года. Для многих ветеранов это стало неожиданностью, но они оказались организованными. Люди создали неформальное общественное объединение и наняли юридического представителя.

Ветераны ходили по разным госорганам, обращались в СМИ — и это дало промежуточный результат. В начале 2019 года замминистра по чрезвычайным ситуациям Игорь Болотов предложил им следующую схему: с ними могут заключить договор найма на это жилье на пять лет с возможностью перезаключения и установить арендную плату.

Но пенсионеры говорят, что этот подход с ними никто не согласовывал и он порождает несколько проблем. Во-первых, люди не верят, что их не выселят через пять лет, точнее — не найдут для этого причину. Во-вторых, не у каждого пенсионера есть деньги, чтобы платить за жилье, которое он еще недавно считал предоставленным бесплатно и бессрочно. В-третьих, такая схема не учитывает некоторых частных случаев, которые есть у ветеранов. Например, как быть с семьей, которой дали жилье при пожарном депо взамен снесенного дома? Людей лишили собственности, а теперь еще и введут арендную плату. И это не единственный частный случай.

Ветераны же тогда предложили свои варианты: 1) разрешить выкупить занимаемое жилье по остаточной стоимости; 2) заключить бессрочный договор найма жилья без взимания арендной платы; 3) дать возможность построиться с господдержкой.

Но, по их словам, эти предложения не были учтены, а последующие встречи в министерстве ни к чему не привели. В итоге озвученная схема с договором на пять лет и ежемесячной оплатой легла в основу проекта указа президента, который готовит МЧС по их вопросу. Это им недавно подтвердили на встрече с замминистра по ЧС Игорем Болотовым.

Одна из уступок — восстановление ветеранов в очереди нуждающихся в улучшении жилищных условий.

Поэтому люди решили собраться и подписать открытое письмо Лукашенко.

Что говорили на собрании

На собрание многие ветераны пришли в форме МЧС и с наградами. Но уважения к ведомству в их словах не звучало. Люди считают, что структура, которой они отдали годы службы, поступает с ними как минимум несправедливо.

— С таким подходом, который лежит в основе указа, мы не согласны, — хором говорят пенсионеры.

Люди уверены: МЧС пытается придумать и прописать в указе новый вид жилья, который сочетает в себе элементы специального и арендного жилья.

— МЧС чувствует себя отдельным государством. Они придумывают свои законы

и их трактуют, — говорит кто-то из зала.

— Они как хотят, так законы и вертят. А мы для них не люди, мы — пенсионеры, — добавляет еще кто-то.

Ветераны также не понимают, как указ доверили готовить МЧС — то есть тому ведомству, которое изначально хотело их выселить.

Приведем несколько выдержек из обращения, которое они передали в администрацию Лукашенко.

Пенсионеры сообщают, что многие из них были уволены с частичной потерей здоровья, что они рисковали жизнью и получили за это награды.

— И вдруг мы стали никому не нужными. Наши квартиры вместе с нами, как с крепостными и челядью, перевели в разряд специального служебного жилья. Отняли право на постоянное проживание, искусственно не допустили к процессу приватизации, когда это было разрешено законодательно, отменили запрет на принудительное выселение без предоставления аналогичного жилья. Считаем необходимым сообщить, что в тот период, когда в стране все могли приватизировать квартиры, в том числе и служебные, руководство МЧС разрешало приватизацию выборочно. И в списке подписывающих настоящее обращение к Вам — те люди, которых отдельно взятые чиновники, наделенные властными полномочиями, лишили законного права иметь свое жилье. Но и это не все. Наши семьи, которые состояли в администрациях районов Минска на учете, исключили из очередей нуждающихся в улучшении жилищных условий с формулировкой как обеспеченных жильем, — сказано в обращении.

Ветераны пишут, что считают «удобной» позицию министра на встрече с ними: мол,

он не понимает, почему им в свое время не разрешили приватизацию.

— Но тогда резонно спросить: а что вам сегодня мешает попросить за людей

и восстановить справедливость? — пишут пенсионеры.

Пенсионеры говорят, что они надеялись на комплексное решение проблемы в зависимости от финансовых возможностей проживающих. А именно:

1) разрешить выкупить свои квартиры по остаточной балансовой стоимости;

2) тем, кто не в состоянии это сделать за собственные средства, — предоставить возможность льготного кредитования, в том числе для строительства нового жилья;

3) с теми, кто не может это сделать в силу возраста, здоровья или отсутствия стабильного заработка, — заключить бессрочный договор (с указанием в договоре найма перечня документов, предоставляемых ежегодно и подтверждающих наличие или отсутствие в собственности жилых помещений), позволяющий им проживать до «естественного убытия» на прежних условиях.