18 июня 2019, вторник, 14:56
Мы в одной лодке
Рубрики

Андрюс Пулокас: Беларусь – страна, где можно встретить и прошлое, и будущее

10
Андрюс Пулокас

Интервью Чрезвычайного и Полномочного посла Литвы сайту Charter97.org.

С послом Литовской Республики Андрюсом Пулокасом мы встретились в очень интересное время – в кратком промежутке между двумя турами президентских выборов, за месяц до тестового отключения энергосистем стран Балтии от так называемого энергокольца БРЭЛЛ. Литва выбирает нового президента, готовится к синхронизации с западноевропейскими энергосистемами и при этом сохраняет завидное спокойствие: никаких кардинальных изменений там уже не случится, никакого возврата к прошлому. Нам остается или завидовать молча, или пользоваться действительно бесценным опытом соседей.

- Господин посол, в ближайшее воскресенье пройдет второй тур президентских выборов. Безусловно, европейское будущее Литвы уже выбрано раньше. Тем не менее, насколько могут измениться отношения между нашими государствами в зависимости от победы одного или другого кандидата?

- Сейчас в Литве действительно очень интересный период перед вторым туром выборов. Если прочитать программы и высказывания всех кандидатов в президенты – в том числе и тех, кто не прошел во второй тур, - мы увидим, что каждый из них говорит о ценности последовательной внешней политики Литвы. Так что никаких кардинальных изменений быть не может. У нас в Литве давно ценится и уважается последовательность в этих вопросах, и с этим согласны все. Отношения с Беларусью – это часть (несомненно, очень важная) внешней политики Литвы, так что большие изменения в этих отношениях маловероятные.

- А каковы, на ваш взгляд, шансы сегодняшней Беларуси стать таким же европейским государством, как страны Балтии, и точно так же говорить о последовательности внешней политики, втором туре выборов и незыблемости европейского пути?

- Вообще-то Беларусь не только географически, но и исторически является европейским государством. У нас с вами много общего в истории: не забывайте, что когда-то мы жили в одном великом европейском государстве. Конечно, некоторое время назад Беларусь выбрала несколько иной путь, но все-таки главным остается то, что она все равно является европейским государством. И в долгосрочной перспективе, я уверен, так оно и будет.

- Борьба Литвы за независимость пришлась на ваш подростковый возраст. Как вы воспринимали все, что происходит вокруг? Вот вчера казалось, что впереди серое советское будущее, и вдруг все меняется на глазах.

- Я хорошо помню этот расцвет общественного сознания. Шаг за шагом мы поднимались на новый уровень свободы, а потом поняли, что нужно идти до конца. Потому что не может быть полусвободы или частичной свободы. Помните, были лозунги перестройки об экономической самостоятельности?

Но не бывает отдельной экономической свободы. Тогда все менялось стремительно, и мы тоже менялись очень быстро вместе с Литвой. Достаточно было одного-двух митингов или ярких выступлений – и люди рождались заново. Мой брат в это время служил в советской армии, где-то в Сибири. И я писал ему письма, в которых рассказывал, как у нас все меняется: о митингах, о возрождении Литвы, о национальной идее. Он там, в Сибири, не мог понять, что происходит, и забрасывал меня вопросами. Но чтобы это понимать, нужно было в это время там жить. В Литве объяснить это на словах, да еще и в письме, невозможно. Люди действительно будто родились заново, вспомнили свои истоки – а ведь в каждой семье были те, кто жил еще в независимой Литве и рассказывал об этом своим детям и внукам. И вдруг это из воспоминаний стало реальностью, ближайшим будущим.

Мой дед, к примеру, был военным, потом – состоятельным фермером, и разумеется, в сталинское время был сослан в Сибирь. Так вот, в советское время у нас в семье не принято было об этом говорить, как и во многих литовских семьях: это было небезопасно, дети могли сказать что-то лишнее в школе. И вдруг говорить об этом стало возможно – совершенно открыто, не на кухне, а где угодно. И, однажды вдохнув этой свободы, все поняли: обратной дороги нет.

- Литва – свободная страна, но две ее страны-соседки – Беларусь и Россия - выбрали себе, как вы весьма корректно выразились, несколько иной путь. И этот путь подвергает опасности независимость Литвы. Насколько, на ваш взгляд, эффективно размещение батальона НАТО на территории Литвы?

- Нам было проще выбрать свой путь, потому что у нас были основы государственности, была Конституция, был опыт, было поколение, которое помнило жизнь в независимой Литве, была дипломатическая служба в изгнании, была международная реакция на оккупацию Литвы. И так как эти основы сохранились, интеграция в Европейский Союз и в НАТО стала органичным шагом возвращения в европейскую семью. А в семье безопасность – это общее дело. И подразделения партнеров по Североатлантическому альянсу – элемент обеспечения этой безопасности.

Мы – маленькая страна, пережившая в прошлом столетии не одну оккупацию, и мы прекрасно понимаем, что сами себя одни защитить вряд ли сможем. Поэтому мы с самого начала выбрали систему коллективной безопасности. Это был наш выбор со всеми последующими шагами.

- Вы – единственный посол, который, находясь на работе, в то же время остается вблизи от дома. Два с половиной часа от Вильнюса до Минска – и как будто пропасть в десятилетия. У вас не возникает когнитивный диссонанс, когда вы пересекаете границу?

- Да, мы самые близкие столицы. И я вижу соседнее государство, которое развивается. Развивается по-своему, во многом совершенно иначе, чем моя страна. Но у дипломатов нет места эмоциям – мы должны ехать в ту страну, куда нас направляют, и налаживать, а потом развивать с ней отношения. А мы с вами к тому же соседи, и нам нужно устранять препятствия, которые мешают людям ездить, общаться, сотрудничать.

Иногда я действительно вижу здесь что-то, напоминающее мне советское прошлое. А иногда – наоборот, что-то суперсовременное. Словом, Беларусь – это страна, где можно увидеть и прошлое, и будущее в одном месте.

- Подходы действующего президента и премьер-министра к белорусской АЭС несколько отличаются. Если премьер предлагает «план-хулиган», который позволит не закрывать АЭС, то президент настаивает на прекращении строительства. На ваш взгляд, какой подход оптимальный?

- На самом деле, при кажущихся различиях в формулировках, позиция по АЭС у нас одна, и очень сплоченная: строительство не соответствует международным нормам, которые не соблюдались с самого начала. А ведь это объект атомной энергетики, а не просто фабрика. Для возведения таких объектов есть международные правила, которых нужно строго придерживаться.

Необходимость учитывать мнение соседнего государства – одно из таких правил. Для этого созданы все механизмы и конвенции, которые строго регламентирует выбор площадки таких объектов. Но, к сожалению, с белорусской стороны мы с самого начала слышим или отрицания, или манипуляции международным мнением. Предложение премьер-министра – сохранить какие-то элементы инфраструктуры объекта и использовать ее по-другому. Это рациональное предложение, которое не пошло бы во вред, тем более что целью строительства АЭС ставится независимость Беларуси от российского газа.

И самое главное: позиция Литвы относительно БелАЭС – это не только позиция президента, или премьер-министра, или депутатов Сейма, или отдельных политиков. Это мнение литовцев. Так думают люди. Они опасаются возможных последствий, особенно учитывая чернобыльский опыт, экспериментальные реакторы, русскую культуру строительства, инциденты с паданием корпуса реактора и так далее не говоря уже о самой целесообразности строительства.

У нас, кстати, был референдум по поводу развития атомной энергетики в Литве, и народ решил не развивать эту отрасль. Мы с вами говорили о географической близости наших стран, так вот, география и природа не имеют границ вообще, они у нас общие. И принцип «это моя территория, я буду строить на ней все, что захочу» не должен действовать, это не по-добрососедски. Конечно, каждое государство вправе решать, что делать, но не в тех случаях, когда речь идет о потенциально опасных для других государств объектах. Есть решение Конвенции Эспоо, зафиксировавшее нарушения. А как с этим жить дальше – это, к сожалению, вопрос уже не к нам.

- Литва не будет покупать энергию белорусской АЭС. Но Литва – это еще не вся Европа. Может ли БелАЭС найти рынок сбыта в других европейских странах?

- У нас принят закон, согласно которому электроэнергия из небезопасных источников не может попасть на литовский рынок. После решений Конвенции Эспоо белорусская АЭС не считается безопасной. Кроме того, наши энергетические системы будут интегрироваться в западноевропейскую энергетическую систему и отключаться от БРЭЛЛ. Это будет другая система, и генерирующие мощности, не входящие в нее, просто не будут в этом участвовать. Синхронизация систем должна закончиться к 2025 году, и тогда даже технически энергия с белорусской АЭС вряд ли сможет поступать на европейский рынок.

- До Беларуси вы работали в России и, конечно, знаете классическую формулу из позапрошлого века о том, что в России две беды – дураки и дороги. А какие, на ваш взгляд, главные беды в Беларуси?

- Я не знаю, откуда это идет - возможно, из давних времен, - но меня удивляет, что часто вам интересно лишь то, что совсем рядом. А то, что, условно говоря, за стеной твоего дома или за забором твоего участка, - уже совсем не интересно. Это такая закрытость, замкнутость в своем мире, когда не осознаешь себя частью чего-то большого, общего, и не придаешь тому, что происходит вокруг, особого значения. Получается такая полудомашняя пассивность. А ведь главная предпосылка перемен – это гражданская активность.

Нужно выходить за привычные рамки. Кстати, не только в Беларуси я сталкиваюсь с ситуацией, когда молодое поколение считает, что социальных сетей хватает для выражения собственной позиции. Там чувствуешь себя вполне свободным и даже активным. Но в действительности это и есть пассивность.

Мир меняется, и мы должны меняться. А посты в Фейсбуке не приведут к переменам - только настоящая гражданская активность и осознание каждым гражданином себя частью общества.

- Скоро лето, и белорусские санатории заполнятся россиянами, а белорусы отправятся в Друскининкай и Палангу вместе с частью россиян, которые не успели забронировать белорусские санатории. Интересно, а куда едут сами литовцы в отпуск?

- А у литовцев стал очень популярным внутренний туризм. Проводить отпуск в Литве, путешествовать по стране – это стало очень модным и стильным. Для меня самого стало открытием, что очень многие литовцы перед каким-нибудь длинными выходными говорят: «Ну зачем нам этот Лондон или Рим? Поедем в Аникщяй или в Жемайтию». И это очень радостно: люди стали заново открывать свою страну. Это при том, что литовцам благодаря лоукостерам стали доступны полеты в любой европейский город.

Кстати, привлеченные в наши аэропорты лоукостеры еще больше повлияли на открытость страны. Несколько слов о туризме из Беларуси - поток белорусов в Литву растет с каждым годом. Я смотрю по нашей статистике – если в прошлом году выдача виз выросла на 3-4 процента, то количество пересечений границы - на десятки процентов.

Да, между нашими странами есть граница, но люди все чаще ездят и все активнее общаются. И я надеюсь, что мы сможем привести инфраструктуру на границе в соответствие с постоянно растущим потоком туристов. Конечно, некоторое время еще будут неудобства в пиковые дни и часы, но уверяю вас: скоро будет лучше. И не только на границе.

Беседовала Ирина Халип, специально для Charter97.org

***

Если вам понравилась статья, Вы можете поддержать сайт Charter97.org следующим образом:

ПОЖЕРТВОВАНИЕ ЧЕРЕЗ PAYPAL:

Ссылка:

https://www.paypal.com/cgi-bin/webscr?cmd=_s-xclick&hosted_button_id=WPS4NY975YGSS&source=url


РАСЧЕТНЫЙ МУЛЬТИВАЛЮТНЫЙ СЧЕТ ДЛЯ ПОЖЕРТВОВАНИЙ:

Название банка:Bank Millennium S.A.

Адрес: ul. Stanislawa Zaryna, 2A, 02-593, Warszawa

IBAN: PL 97 1160 2202 0000 0002 1671 1123

SWIFT: BIGBPLPW

Название владельца счета: Fundacja “KARTA ‘97”

Назначение платежа: Darowizna na cele statutowe


Связаться с нами можно по адресу charter97@gmail.com