17 июня 2019, понедельник, 13:02
Мы в одной лодке
Рубрики

Рассказ рома из Могилева: Пистолеты к головам приставили и приказали молчать всем

ФОТО: «РАДЫЁ СВАБОДА»

Что могилевские ромы думают об МВД, несмотря на извинения Кочановой.

Вооруженные люди в масках вламывались в дома, угрожали детям пистолетами, задержали сотни граждан вследствие их национальности – так выглядели милицейские рейды после смерти инспектора ГАИ в Могилеве. Спецназ искал «цыган-убийц» на черной «Волге», а теперь, когда Следственный комитет отверг эту версию, перед ромской диаспорой просят прощения могилевские чиновники и глава администрации Лукашенко, сообщает «Белсат».

А вот министр внутренних дел не видит ничего плохого в действиях подчиненных.

За несколько часов до смерти, 16 мая, молодой инспектор ГАИ Евгений Потапович, предположительно, сел в черную Волгу. В здании напротив этого места с делегацией чиновников встретились косвенные жертвы этого происшествия – цыгане, которых первыми подозревали в убийстве молодого человека.

«Нам не нужны никакие извинения, мы просим защиты, чтобы жить в тихой свободной стране как жили до сих пор. Больше нам ничего не нужно. Они нам это пообещали». «Просили они у нас прощения, и сказали будут разбираться», – говорят могилевские ромы.

Глава администрации Лукашенко Наталья Кочанова, власти Могилевщины, Леонид Заяц и Владимир Цумаров заняли свои места на встрече, а таблички представителей МВД пришлось убрать.

Министр внутренних дел Игорь Шуневич за себя высказался с утра: «У министра нет ни причины, ни оснований просить извинений у… цыганов. Понятно?»

Понятно, что неуютно брать на себя ответственность за издевательства, через которые прошли свыше 100 ромов вечером и ночью после обнаружения в лесополосе тела Евгения Потаповича. Могилевские ромы свидетельствуют:

«Они не были корректными, уважительными. Я чувствовала себя униженной, оскорбленной. Я живу в правовом государстве, и как такие вещи вообще могут происходить?» «Залетели, с матом, ногами по детям, с кроватей их посбрасывали, пистолеты к головам приставили и приказали «молчать всем».

Причиной обысков и массовых задержаний стало сообщение, которое получили на «Вайбер» коллеги погибшего: «Срочно. Черная «Волга». Три цыгана. Регистрационный знак – русский». Отработать нужна каждую версию, но вопрос – каким образом это делать?

«Главная претензия, на мой взгляд, не в том, что проводились такие масштабные мероприятия, а в том, как они проводились. Если эти оперативно-поисковые мероприятия были больше похожи на карательную операцию, то есть вопрос к министру внутренних дел», – говорит бывший подполковник милиции Николай Козлов.

Оценку этим действиям должна дать прокуратура. Ведь ромы публично выдвинули свои претензии к силовикам. Министр Шуневич помимо этой оценки обещал журналистам другую – доказательства, согласно которым следователи отмела версию «убийства» Евгения Потаповича и объявили единственной суицид.

«Сначала была одна версия, мы ее проверили, опровергли, установили истину по делу» – удовлетворенно говорит Игорь Шуневич.

Но его следователями и им лично не довольна общественность и экспертная среда. Бывший подполковник милиции Николай Козлов возвращается в день похорон молодого человека, когда версия убийства еще рассматривалось:

«Если вы считаете, что это убийство, и милиционер погиб на боевом посту, первое, что должен сделать министр, – должным образом отреагировать. Получилось, что отреагировали только задержаниями цыган, а что касается близких – как-то министр Шуневич пропустил».

Многие алогизмы, видимые простым гражданам, и отсутствие объяснений создают плодородную почву для обвинений и подозрений. Жители Могилева говорят:

«Мне кажется, виновные просто откупились, такое мое мнение. Потому что очень много об этом говорили, много видели очевидцы, а потом новость о суициде – это какой-то смех». «Мне посчастливилось когда-то присутствовать при задержании, и отсюда вывод, что они со всеми так агрессивно обращаются. То, что в этом случае дело касалось цыган, ни при чем».

В чрезвычайных медийных делах ответы всегда стараются дать как можно быстрее. Но степень доверия к ним не всегда высока.