15 сентября 2019, воскресенье, 22:15
Мы в одной лодке
Рубрики

Как японский консул вопреки инструкции спас тысячи евреев и 700 семей из белорусского Мира

Как японский консул вопреки инструкции спас тысячи евреев и 700 семей из белорусского Мира

Спасательные визы дипломат выписывал по 18 часов каждые сутки.

Тиунэ Сугихара служил консулом Японии в Каунасе. В начале войны, вопреки инструкциям своего руководства, он выдал тысячи транзитных виз еврейским беженцам, что спасло их жизни, пишет nn.by.

А после того как консульство закрылось, оставил людям печать, чтобы они могли сами продолжать оформление документов. Среди спасенных им были и выходцы из белорусского местечка Мир.

Когда Сугихару спросили, стоило ли так рисковать, он процитировал правило самураев: «Даже охотник не станет стрелять в птицу, которая просит у него защиты».

2 мая в Мир (Кореличский район Гродненской области) съехались дипломаты и представители еврейской общины на открытие мемориальной доски в честь Тиунэ Сугихары. Ее установили на здании нынешней почты, где когда-то находилась Мирская иешива — еврейская духовная академия.

Значительную часть средств на мемориальную доску пожертвовал известный своими многочисленными социальными проектами бизнесмен, председатель совета директоров фармацевтического холдинга «Аптека групп» и председатель иудейской религиозной общины Витебска Леонид Томчин.

Мирская иешива была основана в начале XIX века и пользовалась огромным авторитетом. По значимости Мирская иешива уступала только Воложинской. Мир называли «иешивой руководителей иешив» — там учились те, кто впоследствии руководил иешивами «литовского» направления в иудаизме, т.е. существовавшего на территории бывшего Великого Княжества Литовского.

К началу Второй мировой войны в духовной высшей школе в Мире насчитывалось более 400 студентов из Европы, Азии, США, Южной Африки.

Это было крупнейшее образовательное учреждение. Для сравнения: самая большая иешива России Торат Хаим сегодня насчитывает лишь 60 учащихся.

В 1939 году, когда нацистская Германия захватила Польшу, а советские войска заняли Западную Беларусь, студенты и учителя Мирской иешивы эвакуировались в Вильнюс. Но угроза Второй мировой войны заставляла думать о переезде за границу. Беженцам из Мира, благодаря консулу Сугихаре, удалось получить транзитные визы в Японию.

Спасательные визы дипломат выписывал по 18 часов каждые сутки

Тиунэ Сугихара рос в семье врача. Отец мечтал, чтобы сын пошел по его стопам. Но самого Тиунэ профессия врача не прельщала — он умышленно завалил экзамены в медицинский колледж и выбрал карьеру дипломата.

Сугихара знал русский язык. Предполагалось, что он будет работать в японском консульстве в Москве, но Советский Союз отказал ему в визе — советские чиновники перестраховались, зная о его дипломатических способностях. Ранее, работая в Маньчжурии, Сугихара вел с СССР переговоры о покупке Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД). Для Японии те переговоры завершились успешно, а в Москве дипломата считали персоной нон грата.

Тиунэ работал два года в Финляндии, а накануне войны его перевели в Каунас. Работа Тиунэ заключалась в сборе информации о том, не планирует ли нацистская Германия нападение на Советский Союз. В тот период, предчувствуя угрозу, многие евреи хотели бежать из Литвы.

«Они ходили во все посольства в Каунасе, чтобы получить визу. Но никто не давал, ни одна из стран», — рассказывает приехавший в Мир на открытие мемориальной доски сын Тиунэ, Набуки Сугихара. — Мой отец просил у правительства Японии разрешения на выдачу транзитных виз. Ответ был «нет». Три раза ему отказывали».

Вопреки инструкциям руководства, дипломат самовольно выписывал визы евреям, спасавшимся от преследования нацистов. После того как закончились бланки, писал визы от руки. Он работал по 18 часов в сутки, чтобы спасти как можно больше людей. А когда консульство закрылось, Тиунэ выдавал транзитные документы в гостиничном номере. Даже в купе поезда, возвращаясь на родину, Сугихара выписывал и выписывал визы — всего более 2100. Документ выдавался на семью — покинуть Литву могли и двое, и пятеро человек.

По приблизительным подсчетам, смелость дипломата дала возможность спастись шести тысячам евреев. Среди них оказались и 700 семей студентов Мирской иешивы. Если бы не Сугихара, все они были бы обречены на гибель во время Холокоста.

Еврейские беженцы добирались через Москву и Сибирь до Владивостока, а потом переправлялись к берегам Японии. Когда же эта страна, являясь союзницей Гитлера, не стала принимать евреев, они отправились в Шанхай.

Как сложилась судьба Сугихары и Мирской иешивы после войны

По окончании войны Сугихару и его семью удерживали два года в специальном лагере для дипломатов. Из японского Министерства иностранных дел его уволили — в связи с «сокращением штата».

В тот период семье Сугихары приходилось непросто. В 1960-х бывший консул получил место в японской компании в Москве, где проработал 20 лет.

Интересно, что Сугихара был православным, крещен в 1920-е годы в Харбине. Там же, в довоенном центре эмигрантов из Российской империи, Сугихара изучал русский язык. В Харбине японец женился на Клавдии Аполлоновой, которая была родом из села белорусских переселенцев на Амуре и бежала с отцом в Харбин зимой 1918 года. В пути она сильно застудилась и не могла иметь детей. Возможно, это послужило причиной развода. Сугихара прожил с первой супругой 14 лет, а в Каунас приехал со второй женой, японкой.

Потомки спасенных евреев не забыли о самоотверженности дипломата. В последний год жизни Сугихаре присвоили почетное звание «Праведник мира».

Его именем названы улицы в Вильнюсе и Каунасе, в бывшем здании консульства работает его музей. Посвященная ему экспозиция действует в Токио. Сугихару почитают как святого прихожане Японской православной церкви.

«Однажды я спросил отца: а зачем ты выдавал эти транзитные визы? Он сказал: «Никакой причины нет — мне было жаль этих людей. Им некуда было идти, никто не мог им помочь, и я выдавал им визы»», — вспоминает Набуки Сугихара слова своего отца.

Пользовавшаяся славой Мирская иешива после войны разделилась на три: одна принимает студентов в Иерусалиме, еще две — в Нью-Йорке, в Бруклине. Как дань традиции было решено сохранить старинное название духовной академии — Мир.

Сам Мир, значительную часть населения которого составляли евреи и в котором, например, родился третий президент Израиля Шнеер Залмен, за годы войны тоже изменился. В Кореличском районе, по данным переписи 2009 года, не осталось ни одного еврея.

Память о подвиге и еврейской жизни в Мире

Мемориальная доска в Мире появилась по инициативе исполнительного комитета «Лимуд FSU». Идею поддержали Союз белорусских еврейских общественных объединений и общин (СБЕООО). За помощью обратились к тем, кто готов сохранять эту часть истории Беларуси.

Непосредственно с Миром семья основного мецената проекта Леонида Томчина не связана — его предки жили на Витебщине. Одного деда репрессировали в 1937 году, второй погиб в 1941-м под Лиозно. Женская часть семьи оказалась в эвакуации — успели уехать еще до того, как в город вошли немцы.

Но история японского консула, который спас только семей, его чрезвычайно тронула.

Церемонию открытия памятного знака Леонид Томчин посетил вместе с женой Анжелой Томчиной.

«80 лет об этом никто ничего не говорил, о подвиге Тиунэ Сугихары было мало информации. Когда мне стало известно об этом, я не мог пройти мимо, мне это небезразлично», — поделился Леонид Томчин.

«То, что Лимуд в Беларуси открывается таким событием, действительно очень символично, ведь здесь, в Мире, именно в этой иешиве, была когда-то настоящая еврейская жизнь, — заявил Леонид Томчин. — И появившаяся сегодня мемориальная доска — в назидание следующим поколениям. Это будет одно из мест, посещаемых туристами, школьниками, и, думаю, экскурсоводы расскажут им об этом подвиге».