21 октября 2019, понедельник, 1:36
Мы в одной лодке
Рубрики

Андрей Санников: Путин и Лукашенко представляют преступные группировки

7
Андрей Санников: Путин и Лукашенко представляют преступные группировки
Андрей Санников

Белорусский диктатор защищает только свои деньги.

Об этом в интервью Русской службе «Голоса Америки» заявил побывавший недавно в Вашингтоне Андрей Санников – координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь», кандидат в президенты Республики Беларусь в 2010 году и бывший политзаключенный.

- В Беларуси только что произошли довольно серьезные события - отправлен в отставку один российский посол, назначен другой, и российские медиа пишут, что это сделано в обмен на обещания со стороны Александра Лукашенко сделать реальные шаги к интеграции с Россией. Насколько, как вам кажется, реален вариант какого-то объединения двух стран, в результате которого у них окажется единый лидер?

- Никакого варианта объединения двух стран нет. Есть вариант объединения двух преступных группировок, одна из которых сидит в Кремле, а другая - в Минске. Это не имеет никакого отношения к легальным способам создания единого государства и противоречит всем нормам международного права. Ни Путин, ни Лукашенко не представляют народы ни России, ни Беларуси. Но да, сегодня есть опасность, что Путин для того, чтобы удержаться у власти, и Лукашенко для того же самого, пойдут на такой вариант. Это будет удар по независимости Беларуси. Это не пройдет бесследно: во-первых, еще раз повторю, что это незаконно, а во-вторых - я думаю, что это обязательно встретит сопротивление. Не дай бог, чтобы это вызвало какие-то партизанские действия на территории Беларуси, это нежелательный путь развития событий. Сейчас они придумывают для себя какие-то варианты того, как сохранить свою власть, но я думаю, что их хватит ненадолго.

- Ненадолго - это, по-вашему, насколько?

- Уже сейчас очевидно, что с какого-то момента пошло заметное ухудшение жизни людей и в России, и в Беларуси. Если раньше можно было говорить про то, что продолжаются жирные годы, и нефть дорогая, что Лукашенко получает субсидирование, торгуя нефтепродуктами и активно получая в бюджет и в свой карман большие деньги, то сейчас эта фаза заканчивается. В Беларуси это ощутимо, все эти фантазии про среднюю зарплату в 500 долларов уже давно забыты - они раздражают людей. Сейчас в регионах зарплаты по 150-200 долларов в месяц (и нужно еще найти работу), пенсии - 100-150 долларов. То есть, прожить невозможно, нужно опять как-то крутиться, нужно опять вспоминать какие-то способы обеспечить себе проживание. И это результат правления Лукашенко - то есть понятно, что все это рушится. Но агония может продолжаться долго. 25 лет назад никто не мог бы предположить, что Лукашенко будет столько времени у власти. И помогали ему не только Россия и не только Путин - это началось при Ельцине, да и Запад активно помогал и сейчас помогает, не хочет видеть опасность этого режима.

- Вам не кажется, что упомянутая вами легальность правителей и даже суверенитет для очень многих людей, особенно продолжающих жить в советской парадигме, отступают на второй план, когда идет речь о гарантированном выживании? Ведь какому-то количеству белорусов может показаться привлекательным такой уход под протекторат Москвы?

- Достаточно посмотреть на Донбасс и Крым, чтобы увидеть цену этой привлекательности, и того, как быстро она заканчивается. Отношение к Лукашенко показали протесты 2017-го года, которые были спровоцированы так называемым «Декретом о тунеядстве». И это были самые массовые со времен перестройки протесты в Беларуси, в двадцати городах. Там были лозунги «Лукашенко долой», «В отставку» и так далее - то есть уже есть реальная ненависть к нему, потому что никаких результатов, никакого обещанного ранее нормального экономического положения. И вот в этом опасность, потому что Путин - более популярный лидер в Беларуси, чем Лукашенко. И не от хорошей жизни, а из-за отторжения Лукашенко люди, тем более обработанные российской пропагандой, могут поддержать Путина. Это действительно реальная опасность.

- Но если это произойдет без вооруженного конфликта, то не кажется ли вам, что реакция Запада будет, скорее, сдержанной?

- Нет, они не могут позволить себе такую сдержанную реакцию, потому что это будет продолжаться. Да, действительно, не сразу они стали принимать участие в украинской ситуации, но стали же! И это принципиально, никто не будет признавать Крым российским. Даже если предположить, что Путина не будет, режим будет оставаться агрессивным. И что, поощрять дальнейшую агрессию Кремля в регионе, который страшно важен для Европы? Страны Балтии уязвимы перед возможной агрессией Кремля, Польша уязвима. Сувалкский коридор может отрезать страны Балтии, станет ли НАТО воевать за балтийские страны - это вопрос, который сейчас дискутируется. Надеюсь, что они сделают выводы из украинской ситуации - что вы ничего не достигнете, работая с авторитарными режимами и с диктаторами.

- В какой-то момент было ощущение, что когда Москва публично давила на Лукашенко, то его поддержка внутри страны выросла даже среди тех, кто относится к нему неприязненно. Может ли Лукашенко как-то сыграть на том, что он является формальным символом суверенитета, и поставить белорусскую оппозицию в положение, когда ей придется бороться за суверенитет в одном ряду с Лукашенко?

- Ну, эту ситуацию создал сам Лукашенко, и никто иной: он подписывал эти соглашения об объединении, он уничтожал белорусскую идентичность - историю, культуру и язык, и он попал в полную зависимость от Кремля сознательно. Но, предположим, что он защитник независимости Беларуси, предположим, мы ему поверили. Тогда пусть он не обрушивает свои репрессии на истинно патриотические силы, которые поддерживают независимость – оппозицию, независимую прессу, гражданское общество, независимые профсоюзы, правозащитников, журналистов, ведь это они помогли бы ему выстоять. Но ведь репрессии усиливаются! Он боится больше оппозиции, чем Путина, то есть, он защищает только режим, только свои деньги и только свои интересы. Мы ведь готовы разговаривать, потому что все в Беларуси понимают опасность для независимости, готовы разговаривать хоть с чертом для того, чтобы все-таки защитить независимость.