23 июля 2019, вторник, 11:11
Мы в одной лодке
Рубрики

На аукцион выставлен автомобиль, принадлежавший Ивану Мележу

4
Фото: onliner.by

Дочь классика белорусской литературы подтвердила, что выставленный на аукцион автомобиль принадлежал ее отцу.

Двадцать первая «Волга», кажется, еще совсем недавно ездила по городским улицам, но как-то в одночасье, увы, покинула трафик. А ведь в свое время это был шик советского автопрома. Автомобилем, который Генри Форд назвал танком во фраке, владели первые лица страны — знаменитые актеры, известные космонавты, крупные партийные деятели... Иногда машины с интересной историей снова оказываются в центре внимания. Например, сейчас на торги одного из аукционов в Минске выставлен автомобиль, который, вероятно, принадлежал писателю Ивану Мележу. Корреспонденты Onliner связались с дочерью классика белорусской литературы, и та подтвердила: «У отца действительно была похожая по описанию двадцать первая „Волга“, на которой он возил свои романы в московские издательства».

«Отец возил на этой машине романы в Москву»

Многие автомобили, выпускавшиеся в 1950—70-е годы на Горьковском автозаводе, по-прежнему на ходу. Сказываются советские традиции строить на века: крепкий кузов, надежная сборка, а еще бережный уход...

Экземпляр, о котором пойдет речь, сохранился особенно хорошо. По словам одного из специалистов, восстанавливавшего раритет, некоторые кузовные элементы до сих пор покрыты оригинальной краской.

— Сейчас сложно вспомнить, но мне кажется, что этот автомобиль был новым, когда оказался у отца, — рассказывает дочь писателя Лариса Мележ. — Обычно машины распределяли через Союз писателей, который оформлял заявки. Думаю, в нашем случае «Волга» также была получена при помощи этой организации.

Судя по имеющимся у нас данным, ГАЗ-21, о котором идет речь, был выпущен в 1960 году. Тогда модель заднеприводного седана имела индекс М-21. На «Волгу» могли рассчитывать только видные деятели и знаменитости.

Так, в 1961-м Юрий Гагарин после полета в космос получил в качестве награды именно ГАЗ-21. Правда, в эксклюзивном исполнении: обивка сидений и потолка, приборная панель имели голубой цвет, кузов был «сдобрен» комплектом заводского хрома.

К 1960 году Иван Мележ был уже известным писателем. До войны он опубликовал лишь несколько стихов. А вернувшись в мирную жизнь, стал активнее заниматься литературой: его произведения все чаще появлялись на страницах газет, вышел сборник рассказов, на подходе была знаменитая Полесская хроника.

— В Беларуси все наотрез отказались издавать хронику, когда отец принес рукопись, — удивительный факт сообщает дочь писателя. — Его даже вызывали наверх, спрашивали, не боится ли он писать такое, пытались запугать. Тогда папа решил отвезти романы в Москву, но там их согласилась опубликовать только «Роман-газета» (литературный журнал. — Прим.).

Кстати, знали ли вы, что изначально писатель рассчитывал выпустить пенталогию? Однако в силу жизненных обстоятельств вышла только трилогия («Людзi на балоце», «Подых навальнiцы», «Завеi, снежань»). Увы, смерть жестоко прервала планы классика.

— После войны мы переехали в Минск, где получили комнату, — говорит Лариса Мележ. — Отец активно работал, часто ездил. Помню, первым автомобилем стала «Победа». Получив машину, родители отправились в длительное путешествие в Молдавию, где папа воевал в Великую Отечественную (писатель участвовал в освобождении Бессарабии и Буковины. — Прим. Onliner).

Затем, по словам дочери писателя, в семье появился тот самый ГАЗ-21, на котором Иван Мележ активно ездил, в том числе на Полесье: «Он также часто бывал в Москве, где имелись тесные связи с издательствами, киностудией. Отец отправлялся туда по несколько раз в год, возил свои романы».

Примечательный факт: в те времена даже именитые писатели доставляли свои произведения в издательства самостоятельно. Лариса Мележ вспоминает: «Мама и папа набирали текст на машинке, потом грузили бумаги в автомобиль и везли их в Москву. Оба имели водительские права и с удовольствием управляли автомобилем, пока, конечно, позволяло здоровье».

Оговорка про здоровье сделана неспроста. Дело в том, что в самом начале войны Иван Мележ получил ранение в руку, и это сказывалось на протяжении всей жизни. Его дочь утверждает — в последние годы отец ездил за рулем все реже и, как правило, на небольшие расстояния: «Он стал все чаще обращаться за помощью к шоферу, которого, как сейчас помню, звали Константином. Сам же не мог подолгу сидеть за рулем из-за болей в руке».

«Когда открыл гараж, не сразу увидел автомобиль. Думал, что меня разыграли»

А потом у писателя появился ГАЗ-24. Лариса Мележ рассказывает, что отец был чрезвычайно доволен этой машиной: «Новая модель. По тем временам это было очень круто. Но долго она ему не послужила. Через два года папа умер от сердечного приступа».

Что же стало с двадцать первой «Волгой»? Дочь классика припоминает, что автомобиль оказался у фотографа Владимира Крюка: «Это был близкий друг семьи, который часто бывал у нас в гостях. Мастер, сделавший серию прекрасных снимков отца, за что мы ему очень благодарны. Это была не просто хроника событий писательской жизни, а настоящие этюды, очень живые и простые по сюжету. Сохранилось много фотографий с папой в стогу сена, возле берез или просто в семейной обстановке. Мне кажется, отец то ли подарил Владимиру Крюку машину, то ли продал за символическую сумму».

По совпадению в перчаточном ящике автомобиля мы нашли диагностическую карту, выданную как раз на имя Владимира Крюка. Машина впоследствии оказалась у наследников, которые сейчас решили продать, как выясняется, уникальный ГАЗ-21. Так что все сходится...

— Ко мне обратились за помощью — нужно было привести в порядок автомобиль, который около десяти лет простоял в гараже, — нам удалось поговорить с Александром Каралевичем, который ставил машину на ход. — Когда открыл ворота, я «Волгу» даже не увидел. Все было в паутине и пыли. Поначалу даже решил, что меня разыграли.

По словам автомастера, у него были оригинальные детали от других ГАЗ-21, а также знания, как привести автомобиль в порядок.

— Вид был непрезентабельным: задняя часть машины просела, поэтому пришлось заказать рессоры на заводе, — утверждает наш собеседник. — Параллельно перебрал карбюратор, раскоксовал кольца, поменял манжеты тормозных цилиндров. Разумеется, залил свежие масло, тосол.

Нынешние владельцы автомобиля настаивали на сохранении оригинального вида. Поэтому, в частности, пришлось отказаться от замены коробки переключения передач и других «новшеств». Справедливости ради надо заметить, что знатоки определили: решетка радиатора и поворотники здесь от другой модели. Как бы то ни было, цель достигнута — машина теперь на ходу.

Почему рычаг КПП расположен возле руля?

Садимся в салон с особенным трепетом. Глядя на приборную панель, невольно задумываемся: умели же делать! Даже через шесть десятков лет все открывается-закрывается, работает, показывает. Недаром про двадцать первую говорят — советский премиум...

В бардачке обнаруживаем миниатюрную раскладную вешалку, которую наверняка использовал кто-то из именитых владельцев. Так и представляется, что водитель накидывал на нее пиджак перед поездкой, садился за руль и заводил мотор. К слову, двигатель запускается с первого раза.

Замечаем, что на одометре седана всего 11 тысяч километров. Слабо верится, что у автомобиля 1960 года выпуска такой маленький пробег. На самом деле объяснение этому факту простое: в советские времена счетчик километров имел всего пять разрядов. То есть спустя 99 тысяч запускался новый цикл.

Любопытно, что рычаг переключения передач, как у американских машин, находится возле рулевого колеса.

Оказывается, это не просто дань моде. Конструкторы разместили кулису в угоду комфорту — чтобы не занимать место между сиденьями. Зато диваны раскладываются, и получается вполне себе спальное место. Помните, как в известном советском фильме «Три плюс два»?

Салон автомобиля — в отличном состоянии. Как нам говорят, обивка сидений обновлялась. В остальном все старались сохранить в оригинальном виде.

А в багажнике кроме домкрата и кривого стартера находим книгу «Автомобиль „Волга“ и его модификации» (издана в 1967 году). На одной из страниц, посвященной рекомендациям по проведению развала-схождения, аккуратные подчеркивания ключевых пунктов инструкции.

Очевидно, ценность этого автомобиля заключается не в инженерных решениях и оригинальной краске на кузове, а в его принадлежности писателю. На родине Ивана Мележа, в Хойникском районе, находится музей классика белорусской литературы, в котором этой машине, думается, самое место.