23 июля 2019, вторник, 23:56
Мы в одной лодке
Рубрики

«Слухи о болезни президента курсируют среди населения уже давно»

26

Пропаганде власти люди больше не доверяют.

Гурбангулы Бердымухамедов появляется на публичных мероприятиях, туркменское ТВ показывает его здоровым и бодрым - а среди населения упорно живет слух о тяжелой болезни президента Туркмениcтана. Что не так в работе власти с общественным мнением в стране, где еще со времен правления президента Сапармурата Ниязова закрепился культ личности первого лица государства? Об этом пишет Немецкая волна.

Двойник Гурбангулы Бердымухамедова и здоровье президента Туркмении

Поводом для нынешней волны слухов в Туркмениcтане послужила информация о госпитализации Бердымухамедова. Сообщения об этом появились в Сети в конце мая. Впрочем, как говорит руководитель правозащитной организации "Туркменская инициатива по правам человека" (ТИПЧ) в Вене Фарид Тухбатуллин, слухи о болезни президента курсируют среди населения уже давно.

"По нашим сведениям, это продолжается уже несколько лет. Как только президент на пару дней исчезает с экранов телевизоров, с новой силой возобновляются разговоры о том, что у него якобы диабет в последней стадии. Люди даже придумали, что на каких-то мероприятиях бывает не он, а его двойник. Таких легенд ходит очень много. А когда мы опубликовали информацию, что в Туркмениcтан 21 мая в срочном порядке приехала бригада врачей из Турции, многие это сразу связали с тем, что они приехали лечить президента. Хотя тот участвовал в публичных мероприятиях, в том числе во встрече глав правительствстран СНГ в Ашхабаде", - рассказывает правозащитник в интервью DW.

Но, по его словам, на слухи это не повлияло. "Люди, видимо, хотят, чтобы что-то наверху поменялось. Экономическая и социальная ситуация аховая. И настроение такое, что измениться что-то может, если на место Гурбангулы Бердымухамедова придет кто-то новый", - считает он.

Как туркменской власти бороться с вредными слухами?

Инструмент пропаганды власти в Туркмениcтане - это в первую очередь телевидение. Особенно если учесть, что интернет в стране ограничен. "И в телевизоре часто мелькают кадры, где президент занимается спортом, участвует в военных учениях, демонстрирует мастерство в гонках. Телевидение показывает, что он здоров и силен. Но этот инструмент, видимо, уже не срабатывает, - констатирует глава ТИПЧ. - И самому президенту очевидно, что ТВ ему служит плохо. Он регулярно увольняет руководителей телеканалов. Те же боятся проявить инициативу, использовать современные инструменты телепропаганды, и это еще больше отталкивает население от национального ТВ. Люди больше склонны верить слухам".

Власть в Ашхабаде беспокоит отсутствие веры населения в здоровье президента. Она считает, что это порождает нестабильность в обществе и неверие во власть в целом. Поэтому последний слух, что главе государства делали операцию, побудил руководство страны к ответным мерам.

"Нам удалось получить надежную информацию о собрании в Лебапском велаяте с участием руководящего состава местной администрации, крупных учреждений, силовиков - всего около полторы сотни человек. От "актива" требовали работать с населением, особенно с теми, у кого родственники трудятся или учатся за пределами страны и имеют доступ к соцсетям и другим информационным источникам, которые в Туркмениcтане закрыты. И раньше родителей студентов зарубежных вузов часто вызывали на беседы в "органы", а сейчас началось целенаправленное запугивание", - говорит Фарид Тухбатуллин. По неподтвержденным данным, такие собрания прошли во всех областях страны, добавляет он.

Об идеологическом наследии Ниязова

Слухи о состоянии здоровья президента возникали и во время правления Сапармурата Ниязова. Но, как отмечает лидер Республиканской партии Туркмениcтана в изгнании Нурмухаммед Ханамов, шли они в основном из кругов элиты и волновали чиновников при власти, а среди народа большого брожения умов не вызывали. Люди лишь гадали, кто из окружения Туркменбаши его заместит, но не ждали от перемен на Олимпе власти больших изменений для себя.

"Ниязов, постепенно создавая свою систему "башизма", поначалу постарался войти в доверие к творческой интеллигенции, чьи лидеры в конце 1980-1990-х частенько высказывали критические мнения "на площади". Он им стал давать должности, он поддержал те законы, о которых мечтали демократы. Пока он не смог сесть на два, а затем на три кресла - президента, спикера парламента и премьер-министра. И тут он начал закручивать гайки. Тех, кто был наверху и мог ему составить конкуренцию, он отправил послами за рубеж. А потом был создан культ Туркменбаши, внедрен национализм и изданы законы, где люди за малейшие жалобы могли быть брошены в тюрьму. Появилась кара за недоносительство", - вспоминает Ханамов об идеологической системе Ниязова, основанной на национализме и культе личности.

Это отличает ниязовское правление от нынешних времен. "Сейчас идеология вообще не ощущается. Гурбангулы Бердымухамедов эксплуатирует систему Ниязова, не будучи столь умелым в этом, как тот. Ни на национализме, ни на чем-то другом, собственного изобретения, он свой имидж не укрепляет", - считает оппозиционер.

Об осведомителях МНБ и других институтах влияния Ашхабада на общественное мнение

Помимо ТВ нынешняя туркменская власть старается влиять на общественное мнение, в частности бороться с "вредными" слухами через институт религиозных деятелей. "В этом направлении работает совет по делам религии при президенте. Перед муллами ставится задача в ходе пятничных молитв, на похоронах и прочих мероприятиях не прямо, а намеками указывать, что все хорошо и что президент здоров. Это сейчас наиболее активный канал работы с общественным мнением. Большая часть населения сейчас исповедует ислам, и муллы для людей какой-никакой, а авторитет", - описывает положение дел Фарид Тухбатуллин.

А еще в руках власти есть большой институт осведомителей. "На собрании "актива" в Лебапском велаяте прозвучала цифра, что там более  800 человек - осведомители полиции и МНБ, которые должны выявлять людей, распространяющих слухи. Насколько мне известно, среди осведомителей есть и люди, занимающие высокое положение как в областях, так и в Ашхабаде. Они не только "стучат", но и пытаются, находясь в компаниях, прерывать негативные разговоры, когда речь заходит об экономике или здоровье президента. Этот институт работает активно", - говорит правозащитник.

И, конечно, остается метод прямых угроз и репрессий с помощью спецслужб. Но и тут стали возникать сбои. "Видимо, прошел тот момент, когда люди страшно боялись, что ими интересуется МНБ. По нашей информации из Лебапского велаята, многие из тех, кого после упомянутого мной собрания вызывают на беседу в связи с работающими или учащимися вне Туркмениcтана родственниками, еще больше озлобляются и требуют, чтобы их не дергали, или предъявили конкретные основания для вызова", - говорит глава ТИПЧ.

Фундаментальная проблема в наладке каналов связи с населением была создана еще Ниязовым - это он выкорчевал "под корень" интеллигенцию. "Интеллигенции как среды, которая может неформально посредничать между властью и народом, нет. Есть чиновники от культуры", - отмечает Нурмухаммед Ханамов.

"Сейчас тупиковая ситуация: власть должна доказать, что у нее все хорошо, в том числе, со здоровьем президента, а при этом люди живут не в телевизоре, а в реальности, где проблемы социально-экономические постепенно принимают массовый масштаб. И пропаганде власти больше не доверяют. А других методов, кроме давления и пропаганды, она не изобрела", - подводит итог Фарид Тухбатуллин.