22 июля 2019, понедельник, 5:20
Мы в одной лодке
Рубрики

Лукашенко и Путин: интеграционный «градус» повышается

14

В «союзном государстве» ведут скрытые от граждан и СМИ переговоры.

Москва и Минск продолжают переговоры по проблемным вопросам двухсторонней повестки дня. Основной стратегический вопрос – «пути углубления интеграции», тактический – урегулирование ситуации с поставками грязной нефти. Согласно заявленным планам, очередная встреча на уровне премьер-министров должна состояться в ближайшие дни.

О том, что очередная встреча премьер-министров Беларуси и России Сергея Румаса и Дмитрия Медведева может состояться 15 июня в Москве, сообщалось на прошлой неделе в кулуарах Петербургского экономического форума. Пресс-служба белорусского правительства, информируя о телефонном разговоре премьер-министров, заявила, что график предстоящих встреч они тоже обсудили.

Напомним, что основной вопрос повестки дня – все-таки реализация договора о создании «союзного государства». Правительства должны выработать предложения по углублению интеграции и до 21 июня представить их на рассмотрение Лукашенко и Путина. В то же время местные эксперты полагают, что если интеграционную тему белорусская сторона постарается заболтать, как это уже было в начале нулевых годов, то вопрос компенсации потерь от поставок загрязненной нефти потребует более быстрого реагирования.

Лукашенко на прошлой неделе лично выехал на нефтеперерабатывающий завод «Нафтан». Обсуждая там стратегию развития нефтехимической отрасли, он распорядился «блюсти свои интересы». «Ползать на коленях не надо. Надо садиться и по-деловому решать», – напутствовал чиновников белорусский правитель. При этом он не согласился с позицией российской стороны по этому вопросу. «Мы больше всего пострадали, а нам говорят: ну, что там, белорусы – они ничего не потеряли. Как так?! Поэтому надо следить и смотреть, почему они, например, платят 800 млн долл. ущерба, а мы больше всех пострадали, но нам 20 млн долл.», – сказал Лукашенко. Он пояснил, что цифру в 800 млн долл. он взял из СМИ, которые сообщают, что международные компании предъявляют иски именно на такую сумму. Однако сколько конкретно просит Беларусь, Лукашенко не сообщил.

В то же время, согласно информации концерна «Белнефтехим», свои первые потери Беларусь уже скалькулировала и отправила на рассмотрение российским коллегам. «Для обсуждения всех аспектов компенсаций в ближайшее время ожидается встреча руководителей концерна «Белнефтехим» и Министерства энергетики РФ с участием специалистов российских и белорусских заинтересованных организаций», – говорилось в недавнем сообщении концерна. Правда, там предупредили, что результат пока не окончательный. «В связи с тем, что ситуация окончательно еще не завершена, в настоящее время назвать точную сумму ущерба не представляется возможным», – заявили там.

Впрочем, есть и другие вопросы, которые могут рассмотреть главы правительств в ближайшую субботу. В кулуарах все того же Петербургского экономического форума глава российского Минфина Антон Силуанов говорил о том, что все вопросы двухсторонних взаимоотношений рассматриваются в комплексе: чтобы «понимать орбиту наших финансовых взаимоотношений», нужно договориться о путях интеграции. В частности, есть еще две чувствительные для Минска позиции – обещанный российский госкредит на 600 млн долл. и последний транш кредита Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР) в размере 200 млн долл. Глава Минфина Беларуси Максим Ермолович недавно заявлял, что страна полностью выполнила условия программы с ЕФСР и что транш кредита фонда и госкредит уже заложены в белорусский бюджет. В то же время с их получением пока «возникли проблемы». По словам министра, правительство пытается занять недостающие деньги внутри страны и рассчитывает на Банк развития Китая, с которым ведутся переговоры.

Наряду с этим местные эксперты утверждают, что свободных денег для того, чтобы закрыть эту «дыру», у Беларуси нет. Поскольку средства нужны для рефинансирования долга, то, по мнению экспертов, единственным выходом для официального Минска может стать сокращение на эту сумму золотовалютных резервов страны. Не так давно Министерство финансов похвасталось, что они достигли рекордного с 2013 года уровня – 8 млрд долл. Согласно планам правительства, на конец года они должны быть не менее 7,1 млрд долл., что в принципе выполнимо. Правда, это несколько ухудшит международную позицию страны.

Антон Ходасевич, «Независимая газета»