16 декабря 2019, понедельник, 0:36
Осталось совсем немного
Рубрики

«Оплачивать «тунеядский» налог не было никакого желания»

4
«Оплачивать «тунеядский» налог не было никакого желания»

Белоруска рассказала, как ей пришлось идти в посудомойки.

Существуют профессии, которые вызывают много споров и разногласий. В частности, камнем преткновения являются заработные платы отдельных специалистов и рабочих, которые помимо всего разнятся от региона к региону, пишет сайт belnovosti.by.

Однако если отбросить лишнее и взглянуть на действительность, можно увидеть немало людей, результаты труда которых воспринимаются как должное.

Несмотря на это, они продолжают трудиться изо дня в день и при этом даже близко не получают средние «пятьсот американских рублей».

Кухонный рабочий — это одна из простых и одновременно сложных профессий, которая, как правило, «остается за кадром» обсуждений и сравнений.

Увидеть эту деятельность изнутри журналисты решили на жизненном примере женщины, живущей в крупном городе Могилевской области.

Героиня репортажа Ольга М. большую часть своей жизни посвятила воспитанию детей. Она была младшей и единственной девочкой в многодетной семье, однако это никак не упростило ее судьбу.

Мать умерла, когда Оле было 14 лет, а через 4 года от несчастного случая погиб отец. Сознательную жизнь девочка была в роли няньки, приглядывая за многочисленными племянниками. Вероятно, это сыграло роль в выборе будущей специальности и жизненных приоритетов.

«Окончив 9 классов средней школы, я поступила в педагогический колледж. По ходу учебы познакомилась со своим будущим мужем Витей, который на то время только получил строительную специальность. Вместе с получением диплома я получила предложение руки и сердца. Примерно через пять месяцев мы сыграли свадьбу. А после мой супруг по призыву ушел в армию».

Устроившись помощником воспитателя в детский сад, Оля начала трудовую деятельность. Однако, несмотря на любовь к профессии, она уже тогда столкнулась с проблемой недостатка денег.

«Платили немного, на то время выходило 2,5-3 миллиона (250-300 рублей), но периодически требовали выполнять не свои обязанности. Я по характеру неконфликтный человек, наверное, поэтому не могла отказать. Да и задерживаться там я долго не планировала. Думала, дождусь супруга, переедем в другой город и все измениться».

Но жизнь внесла свои коррективы, женщина забеременела вскоре после возвращения мужа из армии. Кроме того, перебраться удалось не сразу, а лишь через четыре года, когда в перспективе ожидался второй ребенок. Свободное время Ольга не сидела без дела и подрабатывала.

«Вакантных мест было не так уж много. Были подработки, работала няней на дому у людей. Не могу сказать, что в нашем городе можно на этом заработать, но справлялась. В месяц могла заработать от 200 до 500 рублей, в зависимости от времени года. Но, конечно, хотелось стабильности, работа ведь неофициальная.

Витя тогда поступил на заочное обучение, а это дополнительная нагрузка на семейный бюджет. Всего 5 лет обучения, два семестра в год, а с учетом всех расходов (оплата обучения, квартира, питание и т. д.) нужно отдавать 600-800 рублей каждые полгода. Но раз появилась возможность карьерного роста, нельзя ее упускать, и я его поддержала в этом».

Однако была другая трудность, мешавшая получить постоянную работу. Старший сын страдал от хронической бронхиальной астмы, поэтому требовал дополнительного ухода и, естественно, времени. Ночные приступы, периодические обострения и частые посещение больницы сыграли свою роль.

Однако по мере взросления сыну становилось все лучше, хотя и в настоящее время он стоит на учете в местной поликлинике. Подработка, как и прежде, приносила небольшую, но стабильную прибыль в семью. При всем этом возникла острая потребность найти постоянный заработок. Дело в знаменитом Декрете № 3, более известном как Декрет о тунеядстве. Он обязывал людей, не плативших налоги выйти из тени и работать официально.

«К счастью или нет, но работу я нашла быстро. Оплачивать «тунеядский» налог не было никакого желания, поэтому искала график, при котором будет максимально свободного времени. Тогда единственным вариантом для меня была вакансия кухонной рабочей.

В отделе кадров мне вручили список с кучей анализов, на сдачу которых у меня ушло примерно 10 рублей и около недели времени. Потом ожидание результатов, бюрократия — и я приступила к работе. Предлагался график «два через два», который меня очень устраивал. Оклад 210 рублей откровенно говоря не радовал, но долго там оставаться я и не планировала».

Однако реализовать свои планы пока не получилось. На этом месте Ольга трудится по сей день. Свыкнуться с графиком труда не составило, но вот нагрузка порой забирает все силы.

«Труд непростой, приходится весь день стоять на ногах. Немногие из тех, кого знаю, довольны этой работой, но есть и исключения, зависит от места работы. Для меня самое сложное здесь — это весь день быть на ногах, в основном занимаюсь мытьем посуды и уборкой.

От холодной воды иногда болят руки, перчатки есть, но не помогают. Нарушения есть, но немного, и об этом говорить не принято, не дай Бог кто-то услышит. Да и платят откровенно говоря мало, если бы не муж, то детей на эти деньги содержать не смогла бы».

Источник: belnovosti.by

Зарплата, которая остается неизменной из года в год, действительно оставляет желать лучшего.

Полный рабочий месяц, при средней выработке 160 часов и с учетом премии в 80-100 рублей, приносит около 300 рублей.

Источник: belnovosti.by

На вопрос о планах на будущее Ольга, сделав задумчивую паузу, ответила:

«Все так же хочу уйти отсюда и работать с детьми. Впечатлений от этой работы я уже получила, не более того.

Хотя если бы платили рублей 500, то, наверное, по-другому думала бы. На сегодняшний день мой доход никак не изменился — 300 рублей.

Мой доход в семье мало что решает, муж тянет. Но мне нужно нарабатывать трудовой стаж, законы меняются, иначе пенсия будет мизерная, если вообще будет. Есть планы, поэтому поживем-увидим».