11 декабря 2019, среда, 11:46
Осталось совсем немного
Рубрики

Как белоруска переехала во Францию и стала зарабатывать литературным мастерством

3
Как белоруска переехала во Францию и стала зарабатывать литературным мастерством

Добиться успеха нашей землячке помог… больничный.

В 2014 году сайт tut.by уже общался с Екатериной Оаро. Тогда ее дебютная книга «Сарочае радые» получила премию «Дэбют» имени Максима Богдановича, Екатерина переехала в Лилль и работала в booking.com. За пять лет она успела уволиться, запустить свой сайт и выйти на стабильный заработок любимым делом — преподаванием литературного мастерства.

В сентябре этого года в крупнейшем российском издательстве АСТ планируется выход книги Екатерины Оаро под рабочим названием «Держись и пиши. Бесстрашная книга о создании текстов». Мы поговорили с Екатериной о профессиональном выгорании, решимости уходить в свободное плавание, о том, как зарабатывать уроками литературного мастерства и заключить контракт с одним из самых крупных издательств.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

История про кости динозавров и приглашение на вебинар Весной я была в музее крошечного города Ангулема, известного разве что своим фестивалем комиксов. Город мы обошли быстро: церковь, крепостная стена, мэрия, десяток булочных, улочка с бутиками и комиксы-графитти на всех серых стенах. Дошли до краеведческого музея, который был бы похож на все краеведческие музеи, если бы в его залах не стояли деревянные столбики с табличкой "хранители запахов". Открываешь серую крышечку столбика, подносишь нос к дырочкам в форме цветка - и чувствуешь запах грота, морского бриза, местных трав, специй, доставлявшихся из Индии... Я открыла очередную серую крышку в зале с костями динозавров, не читая. И 🤢😣😨🥵! Так я узнала не понаслышке, как пахнет гиена. И этого запаха мне не забыть. Стоит ли говорить, что в тот день я даже не смогла пообедать? Мне хотелось об этм кому-то рассказать, и я записала видео рядом с этой колонной - и опубликовала его здесь, в инстаграме. С тех пор у меня было много глубоких постов о писательском мастерстве. Но то и дело я слышу о себе: "А, это та девушка, которая нюхала кости динозавтров?"👃 Невозможно на 100% знать, какую историю запомнят о вас подписчики))) Но можно научиться рассказывать истории ярко и спонтанно, по-своему. Ко мне обычно за этим и приходят. Я это все вспомнила к тому, что сегодня еще можно зарегистрироваться на вебинар "Как писать в соцсетях? 10 приемов, а не шаблонов от писателя" по очень низкой цене. В субботу она поднимется. Я уже читаю вопросы тех, кто оплатил участие, и продумываю ответы. Хочу, чтобы всем было полезно и в удовольствие. Приходите! Гиен нюхать не будем, но писательские секреты я раскрою :) Ссылка на подробности и регистрацию в профиле.

Публикация от Екатерина Оаро (@ekaterinahoarau)

— Екатерина, как долго вы живете во Франции?

— Уже шесть лет.

— Расскажите кратко, как там оказались.

— А можно дать ссылку на сериал в инстаграме? (Смеется.) Там по хештегу #переездоаро полная история моего переезда, неожиданных встреч, любви. Если очень кратко, то я встретила француза, он переехал ко мне в Москву, где я тогда училась в Литературном институте. А когда я защитила диплом и дописала повесть, мы решили, что теперь я попробую жить на его территории — во Франции. В ином случае я бы не переехала: я никогда не мечтала жить где-то вне пространства русского и белорусского языков. Это было непросто, но это было ради любви.

О не своём месте и выгорании

— Где вы успели поработать до того, как решились работать на себя? Что это был за момент, когда поняли: теперь я готова увольняться и зарабатывать любимым делом?

— Не было одного момента, когда я это поняла. Всю жизнь я старалась заниматься тем, что нравится, и самым страшным для меня было восемь или больше часов в день делать нечто, что противоречит моим взглядам, ценностям или в чем мой потенциал не реализуется. Все мои работы до Франции были любимыми. Я начинала как журналист в разных редакциях, потом работала на Европейском радио (и это вошло в мою книгу), преподавала писательское мастерство, вела литературные студии, работала в журналах.

Но мы переехали во Францию, и там, ясное дело, никому не был нужен человек, создающий тексты на русском. Я хотела быть хорошей женой, не сидеть на шее у мужа — и пошла на ту работу, которую смогла найти. Так я попала в Booking.com — место, о котором сразу было понятно, что это не мое.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Вчера клиентка показала мне в окошко скайпа таймер, который она купила. - Моя продуктивность резко возросла! - сказала она. Это я ей отправила статью о методе DRAW, которым и сама пользуюсь уже больше года. Я прибегаю к нему, когда времени в обрез, но хочется хоть немного продвинуться в своем тексте. Знаете, как когда бежишь на свидание в обеденный перерыв. И нужно и моментом насладиться, и на работу не опоздать. Существует много техник - посложнее и попроще. Эта - простая. Она проверена мной, моими друзьями и авторами, с которыми я работаю. Ссылка в профиле или: https://www.inspire-writing.com/samodisciplina-pisatelja-za-30-minut/ Фото @victoriaangerphoto

Публикация от Екатерина Оаро (@ekaterinahoarau)

— В чем заключалась работа?

— Я работала в колл-центре, была тем человеком, которому звонили или писали люди, когда у них возникали проблемы. То есть я работала с жалобами — на русском и английском. Каждый день я отвечала на семьдесят звонков, и 80% из них были агрессивными. Работникам колл-центров достаются проклятия, крики, мат, манипуляции всех мастей. Ведь многим клиентам кажется, что в их проблеме виноват тот, с кем они говорят.

Но все же первый год я работала с интересом: училась разрешать конфликты, здорово подтянула английский. К тому же в офисе работали люди со всего мира, чаще всего с отличным образованием — и это было как учиться на антрополога (Улыбается.) Но второй год оказался тяжелым. Я думала, что пора увольняться, но трусила.

Помню, как я, сидя на больничном, делала свой сайт. Но в то время он еще не приносил дохода и было неясно, принесет ли.

Для меня не было очевидно, что преподавать онлайн возможно, что это будет востребовано, что я могу. К тому же у меня банально не было времени. Работа в колл-центре — это ненормированный график: бывает, заканчиваешь в одиннадцать вечера, бывает, начинаешь в восемь утра. Часто работаешь по выходным. Только ночью мы не работали, в этом плане мы были защищены французским законодательством. При таком графике через два года у многих начинается депривация сна, депрессия. И сложно что-то создать, когда нет четкой структуры рабочего времени, когда одну неделю работаешь по одному графику, а вторую по совершенно другому.

Как уже сказала, мне помог больничный. (Смеется.) И, к моему удивлению, первый клиент пришел почти моментально. Но это был небольшой заработок, за неделю в колл-центре я зарабатывала намного больше. Тогда у меня не было таких форматов работы, как сейчас, я предлагала только письменные рецензии. Я тратила 8 часов на одну рецензию за 50 евро, которые сейчас зарабатываю за 1 час консультации. Я не знала, как продвигать сайт, что такое SEO и как оно работает. Презирала маркетинг. (Смеется.) Я постоянно думала, что нужно увольняться, но не решалась. Люди часто долго об этом думают, но ничего не делают.

— И как приняли это решение?

— Я выгорела. Сначала мне поставили диагноз «выгорание» (прямо так и написали по-английски: burnout), потом — депрессия, связанная с работой. К тому моменту я плакала на работе, плакала дома. Мне дали больничный — к счастью, во Франции дают больничный по причине депрессии. Доктор назначил мне антидепрессант — и я очень испугалась. А еще он сказал, что мне нужно солнце и что он выпишет мне его. И выписал витамин D в ампулах.

— Хватит жить не свою жизнь, — сказал мне терапевт. — Выкарабкивайтесь, а то вас засосет. И не отказывайтесь от антидепрессанта: он поможет вам стабилизировать состояние. Берите сейчас всю поддержку, которую можете взять. Чтобы поменять свою жизнь.

Так я поехала к морю с «Прозаком» в руках. Я испугалась, и это послужило сильнейшим ускорителем. Я не хотела обратно в этот ад, нужно было как-то оттуда выпрыгивать. Я уволилась. Меня очень поддержало пособие по безработице: во Франции оно отличное. За время, пока я его получала (2 года), я освоила инструменты SMM, прошла кучу курсов, разобралась с вордпрессом и SEO и так далее. И ровно через два года, когда пособие закончилось, у меня получилось заработать своим делом ту же зарплату, что была в офисе. Это был праздник! И я почувствовала себя увереннее. Теперь я могла заниматься преподаванием писательского мастерства из любой точки мира, в которой есть интернет.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Мои любимые картины: когда мир большой, а человек в нем маленький и занят каким-то своим делом. Но я никогда не делилась этим с @victoriaangerphoto. Тогда откуда она знает? Гулять по Парижу, болтать обо всем на свете, хрустеть белорусскими сушками... Это был прекрасный день, Вика. Если вы в Париже и хотите сохранить в памяти важные моменты, искренне рекомендую вам @victoriaangerphoto

Публикация от Екатерина Оаро (@ekaterinahoarau)

— Раз мы затронули тему выгорания, в чем еще оно проявлялось?

— Помню, как в тот период доктор спросил, есть ли у меня суицидальные мысли. Я не ожидала такого вопроса, не успела «сгруппироваться» и кивнула. К примеру, когда я переходила дорогу и видела машину, мне казалось, что было бы легче, если бы сейчас все и закончилось. Тогда мой терапевт назначил мне таблетки, сказав:

— Занимайтесь тем, чем реально хотите, пишите свою книгу, может, она станет популярной во Франции. Вы думаете, я стал доктором, потому что хотел денег? Нет, я доктор потому, что обожаю медицину. И вы делайте то, что любите.

Я не могла тогда писать книгу, было слишком много тревоги, но сайт и преподавание были со мной.

«Боишься и делаешь»: как продолжать, несмотря на сомнения

— Сайт, SEO-оптимизация — вы все это сами изучали или пошли на какие-то курсы, чтобы понять, как все это работает, наладить систему?

— Я смотрела все, что есть бесплатного на эту тему, оплачивала курсы и конференции про SEO, которые были по карману. Потом сделала очень важный ход: обратилась за аудитом блога. Тогда мне казалось это такой огромной тратой! Но она окупилась многократно. После я полгода внедряла все, что мне посоветовали: а было там около пятидесяти пунктов. Это было лучшее, на что я потратила деньги — именно эта трата в итоге меня вытянула. А вообще, я до сих пор учусь: каждый месяц оплачиваю участие в сообществе для творческих предпринимателей, езжу на международные конференции по сторителлингу, покупаю курсы на английском и русском и еще многое.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Собрала записки, заметки, зарисовки и наброски о текстах и авторах, с которыми я работаю, в одну мозаику. Перечитываю и удивляюсь: это было с нами? Красное вино, хохот, лекция Быкова, молниеносный положительный ответ издательства, описание рук, занявшее два дня..? Да, это было - и это продолжается. Все разрешения получены, все авторы довольны (кроме тех, кто не попал в этот выпуск - значит, будет следующий). С любовью ко всем прототипам: https://www.inspire-writing.com/zametki-ob-urokah-storitellinga/ В профиле эта ссылка тоже есть

Публикация от Екатерина Оаро (@ekaterinahoarau)

— А как вы рассчитывали цену за свои услуги? Как понять, сколько ты стоишь?

— Есть много экспертов, которые об этом расскажут лучше меня. Из того, что вначале не очевидно: что в консультации нужно включать расходы на сайт, к примеру. Ведь даже рассылка, начиная с 2000 подписчиков, становится платной для ее автора.

Курсы, которые я покупаю, конференции, в которых участвую, стоят денег. К примеру, я каждый год езжу на конференцию по сторителлингу в Бухарест. Это и билеты на самолет, и проживание. Повышая свое мастерство, я становлюсь более дорогим специалистом, и мой доход должен покрывать эти рабочие расходы. Это не говоря уже о том, что я 10 лет училась в вузах: 5 лет на журфаке, 5 — в Литинституте, прошла множество курсов, платных и бесплатных, на разных языках, езжу на воркшопы в Париж.

В расчете конечной цены на свои услуги я использую воркбук, который опять же купила у специалиста, туда я внесла бюджет на год, который мне нужен, чтобы жить во Франции. Там же находятся цели и результаты года, все цифры. В самом воркбуке есть формула, которая помогает рассчитывать цену на услуги. Потому что одно дело личная консультация, и совсем другое — вебинар. На вебинар я могу поставить цену меньше, потому что это групповое мероприятие.

— А все же были страхи и сомнения, прежде чем вы начали делать ставку на свои курсы?

— Да у меня всю жизнь страхи и сомнения. Но это же не повод не делать то, что кажется самым важным в жизни? Страх переезжал со мной в Москву, когда поступала в Литинститут. У меня есть история, как меня не хотели туда брать. Поэтому в течение 5 лет у меня было ощущение что меня взяли «в кредит» и мне нужно это отработать. И я отрабатывала.

Наверное, поэтому в конце концов все забыли о том, как все начиналось, и поверили в меня.

Страх проявлялся и тогда, когда я занижала цену на свои услуги или пряталась на сайте, стесняясь написать страницу о себе так, как она выглядит сейчас. Я думаю, что в таких вещах нужно идти против страха, как против течения.

Боишься и делаешь. А потом получаешь подтверждение, что ты на верном пути. Я помню, как год назад ко мне на консультацию записалась певица Алена Свиридова. Она просто нашла мой сайт через поисковик, прочла блог, написала мне на почту и в инстаграм. Она тогда работала над книгой «Счастье без правил», и ей нужно было получить обратную связь. Я думала о том, что человек такого уровня достатка мог выбрать кого угодно, хоть Тони Роббинса, а выбрал меня! Сейчас, после нескольких клиентов такого уровня, это кажется нормальным, но тогда это было подтверждением, что все получится.

Страх появляется каждый раз, когда я делаю что-то новое. Вот я заключила контракт на книгу с издательством АСТ. Первые две недели я дрожала от страха и училась делать маникюр по роликам на ютьюбе — лишь бы не писать. Это моя первая нон-фикшн-книга — и степень неизвестности и неопределенности зашкаливает. Но я знаю, что мне, чтобы перейти такую пустыню, нужно две недели. После начинается нормальная — и даже радостная — творческая работа. И в следующий раз будет не страшно. Пока не решишь делать что-то новое. (Смеется.)

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Лето еще не закончилось. Я предвкушаю отпуск. Как и каждый август, читаю Шкловского. У моих клиентов рождаются неожиданные тексты, чья-то книга уже в издательстве, кто-то только кладет пальцы на клавиатуру. Кого-то находит писательский амулет. Иногда мы занимаемся литературным мастерством, иногда - писательской психотерапией. Не счесть у нас стереотипов, плотин и закрытых шлюзов. Завтра вечером я лечу открывать свои. Пожелайте мне дописать начатое 🦈🦈

Публикация от Екатерина Оаро (@ekaterinahoarau)

«В человеке всю жизнь может сидеть книга»

— Любого ли человека можно научить писать?

— Писать прилично, хорошо — да. Писать гениальные литературные произведения — нет. Здесь как с пением: если у тебя есть голос, ты можешь овладеть им как инструментом, попадать в ноты, слышать тональность и петь. Но это не значит, что ты будешь петь в Ла Скала. Под гитару — точно сможешь, и это будет красиво.

Так же и с писательством: владеть языком, строить речь, выражать свою мысль точно, грамотно и даже оригинально — можно научить. Если мы говорим о высокой литературе, то, конечно, здесь нужно больше: крупица таланта и очень много труда и практики.

— Какие самые вредные, распространенные предрассудки у людей, которые к вам обращаются? Что в основном мешает начать писать?

— Об этом и будет моя книга: в ней будут развенчиваться 30 мифов, с которыми сталкивается молодой писатель. Я думаю, что основной — это ожидание, что текст должен получиться хорошим сразу, с первой попытки. Что классики садились — и писали на чистовик. Я постоянно слышу от клиентов: «В моей голове все так красиво, но я сажусь писать — и получается ужасно». И они чувствуют себя бесталанными и ничтожными. А то, что классики переписывали каждую страницу по десять-пятнадцать раз, не берется во внимание. Эта установка, что раз у меня не получилось с первой или со второй попытки, значит, я не буду этим заниматься или со мной что-то не так, очень мешает.

Другая вредная установка: писательству нельзя научиться. Что классики нигде не учились. Это, конечно, не так.

Ну и третья беда: нет времени писать. Как будто для того, чтобы писать, нужно вообще перестать жить. Но ведь можно, например, писать в транспорте, в телефоне, на обеде — где угодно. И за этим «у меня нет времени писать» часто стоит либо «я не умею организовать себе время» либо «мне страшно, поэтому я выбираю что-то другое». Мне эта история тоже знакома. Я периодически пью кофе с печеньем, чтобы не писать, мол, мне же нужно позволить себе отдых! За этим отсутствием времени обычно скрывается много чего интересного, неприятного, но если с этим разобраться, то времени освобождается вагон.

— Что движет людьми, которые приходят учиться писать художественные произведения, почему они хотят писать?

— Некоторые люди хотят чем-то поделиться. Некоторые хотят оставить след после себя. У других есть история, которая хочет быть рассказанной, хочет, чтобы ее не замалчивали. Это особенно касается разных травматичных историй. У меня были клиенты у которых, к примеру, рак. Были те, кто подвергся изнасилованию. Часто люди хотят писать не потому, что есть какие-то рациональные причины, а потому, что всю жизнь в них сидит книга. К примеру, одному клиенту 40 лет, и он говорит, что понимает, что всю жизнь хотел писать книгу, и вот ему уже 40, он ничего не умеет в писательстве, потому что никогда этому не учился, и вот теперь уже точно пора, время пришло. (Улыбается.)