18 июня 2019, вторник, 15:00
Мы в одной лодке
Рубрики

«Разница в отношении начальства к работнику в Беларуси и Бельгии поразила»

87
Анастасия

Белоруска рассказала, как смогла переехать на ПМЖ в Брюссель.

Героиня нашей истории приехала в Варшаву с маленькой сумочкой и при этом не потеряла себя, а самостоятельно выучила польский и французский, закончила множество курсов с сертификатами и получила работу в Брюсселе с зарплатой, о которой большинству белорусов приходится только мечтать.

Как ей это все удалось, сайту Charter97.org рассказала читательница из Бельгии Анастасия.

«Взяла бумажку с примерным адресом – и приехала в Варшаву на вокзал»

В Беларуси я закончила Экономический университет (нархоз) по специальности «Экономическая информатика».

В 2011 году, уже на третьем курсе, нас начали расспрашивать, куда мы пойдем на практику. На первую практику я попала на портал tut.by, там же продолжала практику на четвертом и пятом курсе.

Когда закончилась практика, я спросила: есть ли возможность устроиться на постоянную работу? Мне ответили: в стране начинается кризис, мы и так многих увольняем, и вас взять не можем.

Я осмотрелась: никаких перспектив в Беларуси особо не вырисовывалось.

Нет, конечно, я пыталась: работала администратором и получала какие-то копейки, открыла онлайн-магазин – но тут грянули лимиты на посылки из-за границы и его пришлось закрыть.

После этого я решилась и сделала себе студенческую визу в Польшу. Взяла маленькую сумочку, бумажку с примерным адресом, где сдают комнату – и приехала в Варшаву на вокзал.

Оказалось, что адрес настоящий, и у меня есть возможность переночевать.

На дворе была осень 2013 года.

«Поехала работать в Грецию, а оттуда сбежала в Германию»

- С чего началась ваша карьера в Варшаве?

- Я поставила себе цель: как можно быстрее выучить польский язык и заниматься своей деятельностью. Самостоятельно освоив азы польского, я начала работать как репетитор английского языка – для поляков, которые его не знают и решили изучать.

Было непросто. Мне приходилось буквально на ходу заучивать множество текстов на польском и особенно – грамматику, чтобы можно было объяснить полякам тонкости английского языка. Так мы друг друга и обучали: я их английскому, они меня – польскому.

- Чем-то еще пробовали заниматься?

- Конечно. Я все время искала новые возможности. В Польше очень много организаций, которые работают с восточноевропейскими странами. И я попала в одно такое в агентство, которое предложило мне поехать в Грецию поработать, как бы это сказать – мультиработником: универсальной сотрудницей, который может и на рецепции стоять, и быть официанткой, и убирать в номерах.

В общем, я поехала в Грецию, но там все оказалось очень печально: платили только 2 евро за час, остальное нужно было добирать чаевыми. Максимум, что можно было заработать – это 16 евро за час вместе с чаевыми. При этом большинство работников там работало нелегально – и это в пятизвездочных отелях Греции. У меня, конечно же, был контракт, но в самой стране я находилась по польской студенческой визе.

Кроме того, бытовые условия были невыносимы. Работников использовали как расходный материал, повсюду была ужасная плесень. В итоге я сбежала оттуда в Германию. Там у меня было что-то вроде договора подряда для работы в отелях. После работы в Германии я вернулась в Польшу – но уже не в Варшаву, а в Гданьск.

«Выбирала город по аэропортам»

- А почему именно в Гданьск?

- Не знаю, если честно, я смотрела по аэропортам. В Варшаву мне не хотелось, в Краков – тоже. Краков находится как-то посередине, оттуда всюду далеко, из Варшавы хотя бы ближе к Беларуси. В итоге подумала: Гданьск, он же вроде возле моря – это само по себе прикольно.

- Но выбирали же по наличию аэропорта, а не моря…

- Да – потому что мне очень нравится путешествовать. Больше всего денег я тратила на путешествия. Почти все, что зарабатывала, я тратила именно на это. Ездила очень часто в Бельгию. И мне нужен был польский город, откуда есть прямой авиарейс в Бельгию.

- А откуда такая любовь к Бельгии?

- Эта страна непростая: отсюда ближе ко всему. Это центр Европы, и покорить ее – это как пройти квест с повышенным уровнем сложности. Поэтому, переехав в Гданьск, я постоянно думала о том, как отправиться оттуда в Бельгию.

«Решила тратить деньги не на путешествия, а на образование»

- И чем занимались в Гданьске?

- Вначале работала официанткой: никуда больше меня не брали, хотя у меня была куча языков. И несколько раз меня увольняли из официанток, потому что я не пью никакого алкоголя, а гостям надо о нем рассказывать и показывать разные напитки. Я говорила, что могу это просто заучить, как текст, но мне отвечали – нет, надо знать о напитках по собственному опыту.

Потом я устроилась на работу администратором. И на этой работе я решила тратить деньги не на путешествия, а на образование. Потому что на мой белорусский диплом Экономического университета никто особо не смотрел.

Практически все, что я зарабатывала, теперь у меня уходило на разные курсы – вечерние, онлайн-курсы, конференции, воркшопы… Реально, я тогда закончила очень много курсов – и у меня собралась солидная папка с сертификатами.

Мне помогло еще и то, что в Польше есть такая программа: если ты работаешь официально, то некоторые курсы можешь посещать бесплатно. Так я получила свой сертификат Prince 2. А это очень узнаваемый сертификат, если ты работаешь в ИТ.

«Удивился, достал визитку и пригласил на собеседование»

Но при этом я продолжала работать на старой работе. И в один прекрасный день к нам на фирму пришел человек, который занимается эргоситемами. Поясню: на фирмах есть разные отделы – бухгалтерский, администрация – это все должно быть между собой связано, чтобы, например, бухгалтерия имела автоматический доступ к складу. На малых и средних фирмах эту задачу выполняют ERP системы.

В общем, к нам на фирму пришел человек, который занимается этими ERP системами. И привел с собой ученика. А этот ученик оказался несколько заторможенным парнем: он сидел с этими программами и откровенно «тупил». Мне стало интересно, я подошла к нему и говорю: а это можно так сделать, а это – так. И тут зашел человек, который привел этого ученика, и спрашивает: а откуда вы это все знаете?

«Ну, у меня информационно-экономическое образование, пять лет отучилась как-никак», - отвечаю. В итоге он достал визитку и пригласил на собеседование в свою фирму. На собеседовании меня погоняли по разным вопросам – начиная от самых базовых вроде бухгалтерского учета. В итоге мне сказали: можете приходить работать. Так я из администраторов перешагнула сразу в ERP системы.

Конечно, мне там пришлось пройти курс польского бухучета и почитать правовой кодекс. На это понадобилось какое-то время, но зато я поняла: в Польше наниматель старается инвестировать в своего работника. Меня постоянно отправляли на какие-то конференции и курсы, при этом спрашивали – хочу ли я этого? Я с радостью соглашалась.

«Французский выучила сама: решила два учебника упражнений по грамматике»

- Но сегодня-то вы говорите с нами из Брюсселя, а не из Гданьска. Почему решили переехать в Бельгию?

- В один день я поняла, что надо что-то большее в жизни делать, чем ERP системы. В этой области особого роста не было – как работаешь специалистом, так и будешь им работать. Максимум – у тебя просто будет больше клиентов. В принципе, мне было интересно то, чем я занимаюсь, но хотелось чего-то большего.

Я уже говорила, что мне очень нравилась Бельгия. И примерно за полгода до предполагаемого «бегства» я начала учить французский. Учила полностью сама. Несколько часов в день тратила на то, чтобы заниматься грамматикой: решила два учебника грамматических упражнений.

Разговорный у меня был никакущий, но в грамматике я уже была подкована. Оказалось, что в Гданьске можно пройти пробный тест по французскому – чтобы определить свой уровень и решить, что еще нужно «подтягивать». Я сходила на него – и получила неожиданный результат В2.

«Ну раз В2, то можно уже высылать резюме в Бельгию. С В2 ведь даже в университеты принимают, так что я работать не смогу?» – решила я и сразу этим занялась.

Я выслала, наверное, штук 200 резюме – и никто не ответил. Либо отвечали: извините, но вы нам не подходите. Но я настойчивая: я начала высылать еще больше резюме и получать еще больше сертификатов. Плюс начала заниматься процедурой признания в Бельгии белорусского диплома.

Я выслала в бельгийское министерство свой диплом, они меня мурыжили, наверное, полгода и в итоге сказали: ваша белорусская специальность (экономическая информатика) не соответствует ни одной из наших, но мы готовы поискать смежную, у которой есть какой-то процент соответствия с моей (например, «бизнес-аналитик»). Правда, это обойдется мне в 200 евро дополнительно. Я согласилась – и в итоге мне присвоили бельгийскую степень бакалавра.

Честно говоря, было немного обидно: пять лет в нархозе оказались эквивалентными трем годам обучения в Европе и «потянули» только на базовую степень.

«Психанула и просто купила билет до Брюсселя»

- И все это время вы продолжали высылать резюме?

- Да, буквально каждый день. И все, как говорится, мимо. В итоге я психанула, взяла на работе 2-недельный отпуск и просто купила билет до Брюсселя. Перед этим я выбрала чуть более 10 самых интересных фирм их числа тех, куда высылала резюме, и написала еще раз: «Я в вашем городе и готова прийти на собеседование и показать, что я могу».

В Брюсселе я остановилась у знакомого. Меня настолько интересовала Бельгия, что я для развития разговорного французского общалась параллельно в интернете с несколькими бельгийцами. В итоге у меня еще до поездки появились в этой стране несколько друзей. И один из них предложил: если к нам приедешь, можешь у меня остановиться, комната свободная есть.

- На месте, в Брюсселе, вам удалось достучаться до работодателя?

- Да, у меня было целых два интервью. И на обоих мне ответили: вы нам подходите, мы вас берем.

фото из личного архива

- Так легко?

- Ну, перед этим они погоняли меня по моим общим знаниям, чтобы я подтвердила те сертификаты, которые им представила. И было несколько вопросов на сообразительность, которые надо было уметь понять. Я отвечала честно: это знаю, это не знаю. Наверное, им понравилась моя честность. В итоге мне сказали: мы вас берем, делайте документы и приезжайте.

Документы делались очень долго, и я их подала в бельгийском консульстве в Варшаве в последний день перед вылетом.

«Не могли понять – я родилась в Беларуси или в СССР»

- И на этом мытарства закончились и вы начали спокойно работать в бельгийской фирме?

- Не совсем. Здесь, в Брюсселе, я пришла в коммуну, они посмотрели на мой белорусский паспорт и развели руками. Они не знали: как меня вписывать. Дело в том, что я родилась в 1991 году – а это теоретически еще в СССР. А паспорт-то у меня нормальный, белорусский. В итоге они собрали чуть ли не все управление коммуны и начали обсуждать – как меня вписывать. Я начала доказывать, что родилась уже в Беларуси – 6 августа 1991 года, когда закончилось советское время. Но в их системе все родившееся в 1991-м записывались, как «выходцы из СССР». В конце концов вызвали программиста, чтобы он внес изменения в систему, и меня записали как рожденную в Беларуси.

фото из личного архива

И только после этого я начала работать.

- В чем заключается ваша работа в Бельгии?

- Моя должность называется «специалист по дата-интеграции» (data integration specialist) в компании, которая занимается обработкой данных по всему миру. Более детально я сказать не могу, поскольку часть обрабатываемых нами данных носит конфиденциальный характер.

Но в контракте написано, что я ассистент менеджера по базам данных, хотя реально я также работаю с кодом и программированием.

«Налогов уходит немало, но…»

- Можете рассказать о своих доходах и расходах?

- Если честно, у меня зарплата не самая низкая, это точно. Плюс еще то, что здесь каждый год делается индексация с учетом инфляции. То есть, цены немного растут и зарплата повышается пропорционально. Когда я только заключила контракт, зарплата у меня была 2800 евро брутто (без учета налогов).

Налогов уходит немало, но здесь видно, куда они идут. В Бельгии очень развиты социальные программы и здравоохранение. Налогов у меня вычитают до 1000 евро. Но зато фирма оплачивает мне транспорт и выдает ваучеры на еду во время ланча на каждый день.

Кроме того, здесь есть такая система, как эко-чекинг. Все крупные фирмы и корпорации платят экологический налог. Часть этих денег они могут отдать сотрудникам в виде чеков для приобретения какой-либо экологической продукции: энергосберегающей бытовой техники, растений, электроскутера и так далее.

Если человек идет на учебу или курсы от фирмы, ему предоставляют дополнительно 10 дней оплачиваемого отпуска в год (в целом здесь норма – 20 дней отпуска в год).

Хорошо развита система здравоохранения. Вот, например, как раз сегодня я почувствовала себя не очень хорошо, пошла в доктору, он выписал мне больничный и чек на 30 евро. Этот чек мне компенсирует Общество защиты здоровья – достаточно выслать им этот чек, приклеив к нему виньетку со штрих-кодом. Расходы, связанные с таким визитом у врачу, оплачивают в течение двух дней. Когда я лечила зубы, мне тоже компенсировали 80% расходов. За лечение же обычных болезней возвращают полностью – все 100% расходов.

Бельгийская налоговая присылает отчет, на что пошли деньги налогоплательщиков
фото из личного архива

То же касается и рецептов: обычно компенсируется большая часть денег. Когда я лечила зубы, из аптечного чека стоимостью 50 евро я заплатила в итоге только 10 – остальное мне вернули. В общем, медицина здесь просто на высшем уровне.

- Хорошо, а сколько уходит на съем жилья из того, что осталось после уплаты налогов?

- Примерно 600 евро в месяц я плачу за квартиру-студию, которая находится в 10 минутах ходьбы от моей работы. Но это – все, что у меня забирает проживание. 525 евро стоит сама аренда, остальное – коммунальные услуги.

Кстати, здесь можно самому выбрать поставщика электроэнергии и значительно сэкономить на этом. Я, например, плачу за электричество 15-20 евро в месяц – это очень мало по здешним меркам.

Еще здесь в пользу съемщика работает система кауции (предоплаты, чаще всего в размере месячной стоимости аренды, за возможную порчу имущества – ред.) за жилье. Если в Польше ты даешь деньги хозяину жилья и он сам решает в итоге, оставить ли ее себе под предлогом «порчи имущества», то в Бельгии ты идешь в банк с документом от владельца жилья и банк бронирует тебе на счету определенную сумму. Она остается у тебя до истечения договора аренды, ты ее видишь, но снять не можешь. И забрать ее хозяин может только в том случае, если в ходе судебного разбирательства сможет доказать, что съемщик нанес ему ущерб.

- Есть ли в Бельгии какие-то стереотипы по отношению к белорусам? Какая будет типичная реакция, если сказать, что ты из Беларуси?

- Знаете, здесь практически нет никаких стереотипов насчет иностранцев. Бельгия, как Америка: здесь почти все приезжие и все свободно разговаривают на трех языках, если считать и английский. Бельгийцы постоянно куда-то ездят, куда-то движутся. Сам Брюссель – это политический центр Европы, место, где заседает Европарламент.

Здесь очень много приезжих. Когда я иду по улице, встречаю очень много арабов, итальянцев, французов, немцев, греков, румын, болгар – настолько много всего и всех. что белорусом никого не удивишь. Ну белорус и белорус – что тут такого?

Когда меня принимали на работу, единственное, на что обратили внимание – это формальные трудности для найма человека из Беларуси.

«В первый рабочий день опоздала на три минуты»

- А что вас больше всего поразило в их менталитете?

- Меня больше всего поразила разница менталитета. Здесь на работе к любому сотруднику, даже начинающему, относятся так, что чувствуешь себя Богом. Мне мой босс постоянно говорит так, что я не чувствую никакого приказного тона: сделайте то или то, пожалуйста.

Здесь нет такого понятия, что кто-то выше: просто есть люди с одним спектром обязанностей и люди с другим, но это не значит, что чьи-то обязанности важнее. Каждый чувствует себя важной частью системы, а не подчиненным. С первого дня внушается мысль, что твоя работа ценится, что ты многого стоишь и приносишь пользу.

Больше всего меня поразило, что здесь регламент сведен к минимуму, важно просто хорошо выполнять свои задачи. Например, я начинаю работу в 8.30. В свой первый рабочий день я опоздала на три минуты и приехала в 8.33. У меня была паника: я опоздала в самый первый рабочий день! Да меня же сейчас прямо уволят!

А опоздала я потому, что поезда ходят не очень пунктуально. Я думала, что это катастрофа – а на меня посмотрели с удивлением и сказали: у нас обычно люди приходят с 8.30 до 9, всякое может случиться, мы все понимаем. Если кто-то не успевает сделать свою работу, он просто задерживается. С другой стороны, если сделаешь ее раньше, то и уходишь раньше.

Это меня поразило больше всего. Ведь у нас чаще всего за опоздания приходится писать объяснительную – здесь ничего такого и в помине нет.

«Я и сейчас – сторонница перемен»

- Есть ли что-то, по чем скучаете? Что было в Беларуси и чего вам здесь не хватает?

- Когда уезжаешь, хочется как-то обрезать концы, чтобы об этом не думать. Но, конечно, сделать это не полностью получается, ведь у меня остались в Беларуси родственники – мама, папа, дедушка, бабушка. По ним и скучаю.

Но если честно, я бы не очень хотела возвращаться в Беларусь. Особенно меня в этом убедила неприятная история, которая недавно произошла. Когда-то, в 2012 году, не меня сделали перевод из-за границы – маленький, всего в 35 долларов. Семь лет об этом не извещали, не говорили – и вот недавно пришло «письмо счастья» из налоговой. Штрафа и пени насчитали более чем на 100 евро. При этом я ничего не знала о том, что за это надо платить!

Это меня окончательно выбесило: зачем отслеживать такие маленькие переводы и потом доставать людей?

- Согласен, неприятно. А если бы в Беларуси произошли перемены, сменилась власть – вернулись бы?

- Как минимум, поддерживала бы перемены и реформы. Я и сейчас – сторонница перемен. Регулярно читаю ваш сайт, переводила деньги на счет, когда вы попросили о помощи.

С Беларусью сейчас происходят нехорошие вещи. Я помню, что еще шесть лет назад чувствовалось, что страна не исчерпала свой потенциал, люди были как-то увереннее, добрее и отзывчивее.

А сейчас люди готовы удавиться за каждую копейку. Белорусы по менталитету гораздо душевнее, чем им пришлось стать из-за ситуации в стране. Уж точно, не такие завистливые, какими сделались в последние годы.

Раньше, помню, помогали один одному. Я кому-то помогала, кто-то мне. А года два назад приехала ненадолго в Беларусь – и заметила разительные перемены. Я стояла на кассе в супермаркете возле кассы со знакомым, он мне шутку какую-то рассказал – я рассмеялась, а кассирша рыкнула: «Что это вы мне тут бардак устраиваете? Я сейчас охранника позову».

Что это за отношение к людям? Здесь такое даже не вообразишь. Даже мне, хоть я за шесть лет уже немного европеизировалась и стараюсь быть со всеми приветливой, периодически говорят, что я недостаточно вежлива.

Поэтому политических перемен мало – в Беларуси должен поменяться менталитет. А это более долгий процесс. Но пока этого не произойдет, мне не очень бы хотелось возвращаться в Беларусь.

Даже если сменится власть, нужно еще лет десять, чтобы люди поверили, что они достойны жить свободно, что они – высшие существа.

Вообще, я вижу у белорусов большой потенциал к переменам. Секрет, наверное, в том, что мы очень хорошо интегрируемся, хорошо приспосабливаемся, хорошо впитываем новые идеи – как плохие, так и хорошие.

Поэтому если что-тот начнет меняться, белорусы быстро к этому адаптируются.