19 июня 2019, среда, 15:36
Мы в одной лодке
Рубрики

Экономика под конвоем

4
Майкл Калви (Фото: Олег Яковлев / РБК)

Петербургский форум превратился в выставку достижений российских силовиков.

Главной интригой Петербургского международного экономического форума-2019 (ПМЭФ) стало возможное участие в нем основателя фонда Baring Vostok Майкла Калви. Накануне Кремль заявил, что «очень сожалеет» по поводу домашнего ареста американского инвестора и хотел бы видеть его в среди гостей мероприятия, однако этот вопрос находится в компетенции правоохранительных органов. Федеральная служба исполнения наказаний вызвалась организовать приезд Калви, если получит соответствующий запрос от Следственного комитета.

В былые времена Калви часто ездил на ПМЭФ и даже успел оплатить премиум-взнос для участия в форуме в этом году. Однако утром 6 июня первые секции ПМЭФ открылись без него. Стало ясно, что «сигналы Кремля» не носили обязательного характера и были направлены скорее на внешнюю аудиторию, чем на инициаторов «дела Baring Vostok».

Политически это решение понятно: лучше уж самый именитый иностранный инвестор в России останется под домашним арестом, чем будет под конвоем этапирован на международный экономический форум. Калви в сопровождении сотрудников ФСИН был бы слишком наглядной демонстрацией состояния российского инвестиционного климата.

По художественной силе этот перформанс мог бы превзойти только отдельный «арестантский» павильон, в котором Майкл Калви, Михаил Абызов и Алексей Улюкаев рассказывали бы желающим о специальных условиях содержания бизнесменов в российских СИЗО.

Из площадки для коммуникации с иностранным бизнесом и заключения контрактов ПМЭФ стремительно превратился в выставку достижений российских силовиков.

«Либеральные» элиты вынуждены как-то реагировать на то, что вес людей в погонах при определении экономической повестки достиг беспрецедентных масштабов. Петербургский форум — одна из площадок, где пока еще можно относительно свободно выражать протест по этому поводу.

Уже на первых минутах открытия ПМЭФ Алексей Кудрин заявил, что арест Калви «стал шоком» для российской экономики и удвоил отток капитала из страны, который с начала года достиг $40 млрд. К этому можно добавить, что за 2018 год прямые иностранные инвестиции упали более чем в 3 раза до минимальных за 10 лет $8,8 млрд, а главные международные инвестбанки закрывают свои российские отделения.

Главу Счетной палаты поддержал министр финансов РФ Антон Силуанов. Было объявлено, что ведомства представят совместные предложения о реформировании правоохранительной системы и судов. Чем новая реформа будет отличаться от всех предыдущих (в основном провальных) попыток ослабить удавку на шее бизнеса, министр не уточнил.

Симптоматично, что защищать от органов госбезопасности приходится не только иностранцев, но и крупнейших игроков национальной экономики. Вице-премьер России Максим Акимов, курирующий в правительстве цифровую экономику, на ПМЭФ вступился за «Яндекс» в споре с ФСБ. Накануне стало известно, что ФСБ потребовала от IT-компании передачи ключей шифрования для доступа к полным данным пользователей. Акимов заявил, что правительство «сделает все», чтобы главные российские компании не пострадали.

Каким образом министры собираются чинить российскую правоохранительную систему, которая после каждой «реформы» становится все более враждебной по отношению к бизнесу и продолжает угнетать экономический рост?

Пока самым обсуждаемым стало предложение Кудрина ввести для силовиков специальные KPI (целевые показатели), связанные с экономическим ростом.

Иначе, сказал глава Счетной палаты, в России еще долго будет актуален «Дубровский» Пушкина, где богатый помещик подкупает суд и совершает «рейдерский захват» поместья главного героя.

Но выводы из этого предложения можно сделать разные — например, что нужно еще больше привлекать органы к принятию экономических решений. Губернаторов из числа бывших сотрудников силовых структур в России уже предостаточно. Может, представителям спецслужб стоит войти в советы директоров всех крупнейших предприятий? Или переформатировать экономический блок правительства, чтобы он состоял из высшего генералитета и членов Совета безопасности?

Тогда силовикам не придется вести подковерную борьбу за коммерческие активы — и можно будет наконец сосредоточиться на реализации национальных проектов. Причем, в отличие от нереалистичных либеральных идей, переход к такой системе управления в России происходит естественным образом.

Арнольд Хачатуров, «Новая газета»