10 декабря 2019, вторник, 3:47
Осталось совсем немного
Рубрики

«Хочешь уволиться? Заплати компании три зарплаты»

50
«Хочешь уволиться? Заплати компании три зарплаты»

Белоруски рассказали о «беспределе и безнаказанности» в IT.

IT — это всегда весело, бодро, с деньгами и печеньками. Так думают многие. Но мало кто задумывается об обратной стороне, которая есть у всего. В редакцию Onliner обратились три девушки, работавшие в хайповой отрасли. Они рассказали, что порой работа в IT может превратиться в моральный и психологический ад, из которого тебе к тому же сложно вынырнуть. О 15-часовом рабочем дне, одном компьютере на всех, невозможности уволиться, эмоциональном истощении и прочих прелестях читайте в сегодняшнем материале, пишет onliner.by.

Девушек мы назовем Маша, Даша и Саша. А компанию… Ну, например, Elppa. Реальных имен и названий на этот раз не будет. Потому что девушки все-таки с трудом, но покинули компанию. И вообще это история о разбитых мечтах и о том, как может быть больно, когда реальность совсем не соответствует ожиданиям.

Работать по 12 часов — нормально или нет?

Маша и Даша в Elppa пришли совсем недавно, в начале 2019 года. Или в конце 2018-го — сегодня они и сами не понимают, потому что запутались. Девушки хорошо рисуют и, как многие соотечественники, решили связать жизнь с IT. Так они сначала попали на курсы, а потом подписали двухгодичный контракт с компанией, занимающейся разработкой мобильных игр.

— Мы написали заявление о начале работы с 8 января 2019 года (курсы закончились 14 декабря 2018 года). После курсов мы были очень вымотаны, хотелось отдохнуть, и этот месяц передышки пришелся как нельзя кстати. Перед 25 декабря со мной и Дашей связались руководители с вопросом: «Почему вы не на работе?» Мы как-то растерялись, сказали, что вроде начинаем же с 8 января. На что нам ответили, что мы работаем «уже» и якобы неделю у нас прогул.

Девушки поспешили в офис, где их сразу забросали задачами. Подумали, что, наверное, так и надо, ведь ты в IT и должен крутиться как можешь.

— Через пару недель нас вызвал в кабинет руководитель и спросил, почему мы работаем всего по восемь часов. Мы так и не поняли, чем количество часов важно для продуктивности и понимания процессов, так как с начала работы нас перестали курировать старшие художники (позже мы узнали, что у них было столько задач, что на нас времени просто не оставалось).

Так начались переработки. Мы работали по 10—12 часов, в выходные, с температурой в 39 градусов. Переработки стали нормой. Я приходила домой, ложилась спать и утром с ватной головой шла на работу. Начались проблемы со здоровьем и нервами. Приходило осознание, что это ненормально.

В разговор включается Саша, которая тоже недавно покинула эту компанию. По ее словам, Elppa пытается следовать лозунгу «work hard, play hard», однако не понимает при этом, что важна эффективность, а не тяжесть работы.

— Твоя эффективность никем не ценилась. Если ты делал за пять часов 8-часовой объем работы, то сверху набрасывали еще больше. В итоге при той же зарплате ты просто больше работаешь. Никаких поощрений или дополнительных выходных, все наши переработки не оплачивались никогда.

Стоит отметить, что в Минске работает отделение компании Elppa, тогда как головной офис с программистами располагается в небольшом белорусском провинциальном городке. Девушки утверждают, что там для ребят нормально уйти с работы в два часа ночи. В целом 16-часовой рабочий день стал нормой. Почему? Потому что нет выбора, ведь это не столица IT-страны.

Один компьютер с интернетом на всех

Однажды Elppa удивила работников тем, что оставила им только один компьютер с интернетом.

— После ухода двух художников начался процесс «закручивания гаек». Ввели строгий режим прихода на работу и ухода с нее. Ушел на минуту раньше — пиши объяснительную. При этом отключили интернет, чтобы «повысить эффективность работы». На весь офис выделили один компьютер, к которому мы все по очереди ходили смотреть нужный материал. Это сказалось на скорости и качестве работы. Все это является абсурдом как для работников IT-сферы, так и для представителей творческих профессий.

— Вы пришли в IT-компанию. Наверняка рассчитывали на какие-то «плюшки»?

— Да какие «плюшки». Со стороны казалось — нормальная фирма, выглядит прилично, в офисе есть чайник и холодильник. Знаменитые печеньки сами приносили — сбрасывались, покупали, потом отдавали чеки, и под конец месяца нам что-то компенсировали. Нам говорили, что, мол, это же вам надо, вот и покупайте. Офис-менеджер был, но работал удаленно, поэтому мы понятия не имеем, чем он занимался.

Если психологический климат в коллективе нездоровый, то люди уйдут. Чтобы они остались, их надо стимулировать. Знаю, что в одной компании сотрудники выезжают на пикник, в другой вообще устроили корпоратив на Кипре. Вот это забота о людях. А в Elppa нет уважения даже к личному времени. К тебе поздно вечером может подойти начальник и сказать, что до завтра нужно сделать крупный проект. И совершенно неважно, что ты собирался в театр или к врачу. Тебя ставят перед фактом, что работа важная и ее надо сделать, хотя на самом деле это не так.

— Почему же вы не отказывались от внеурочной работы?

— А нельзя отказаться. Потому что начинают манипулировать зарплатой. У нас около 30% заработка зачисляли на карточку, остальное отдавали на руки. Как только заикнешься, что не сможешь работать сверхурочно, сразу идут угрозы срезать ту зарплату, которая выдавалась на руки.

Хочешь уволиться? Заплати компании три зарплаты

Саша продержалась в Elppa почти год, сил Маши и Даши хватило на полгода. Правда, оказалось, что уйти из компании по своему желанию куда сложнее, чем попасть. Хотя обычно бывает наоборот.

— Я начала понимать, что выгораю морально и творчески. Моя профессия предполагает постоянную генерацию идей, но тут я столкнулась с тем, что уже ничего не получалось. Я не могла рисовать для себя. Часто я приходила домой, начинала плакать и срываться на родных и близких. Я говорила руководству, что у меня появились проблемы, но меня никто не слушал. То есть меня выслушали, но ничего не изменилось.

По словам девушек, в руководстве компании сказали, что не подпишут заявление о расторжении контракта по соглашению сторон. Более того, оказалось, что в контракте имеется пункт, который гласит: «В случае расторжения контракта по инициативе работника Работник выплачивает Нанимателю минимальную компенсацию в размере трех среднемесячных заработных плат». Ошибка или намеренное искажение?

— Я все-таки написала заявление на увольнение, надеясь на благоразумие моего работодателя. Через некоторое время мне пришел ответ: «Ты хочешь нас запугать, чтобы мы подписали с тобой заявление по обоюдному согласию, но мы ничего не подпишем. Жди месяц и оспаривай отказ в суде, а пока иди и работай». Да, ребята, серьезно! Я просто хочу уйти, вы же неадекватные!

Уйти Маше и Даше все-таки удалось. Руководство Elppa предложило вариант: не выхóдите на работу и увольняетесь по статье. Так и вышло. Вот бы еще трудовые книжки забрать. У Саши история завершилась удачнее — благодаря знакомому получилось уволиться по соглашению сторон.

— Руководитель сказал, что я могу не выходить на работу, если хочу, чтобы меня уволили. То есть я честно работала все время, причем по много лишних часов, для того чтобы меня уволили за прогулы? Почему? Конечно, я буду обращаться в Министерство труда.

По словам Даши, трудовую книжку она не может забрать уже месяц. Положение осложняется тем, что головной офис Elppa находится не в Минске. В ответ на все письменные вопросы, утверждает девушка, юрист кормил «завтраками», потом пошли отговорки вроде «у директора болит нога, и он не может дойти до работы».

Как отметили девушки, за полгода из минского офиса IT-компании ушло пять сотрудников. Это при том, что здесь всего работает десять человек.

— Постоянная текучка. Люди приходят, видят обстановку, кое-как увольняются. А многих профессионалов даже не берут по каким-нибудь надуманным причинам. Например, не взяли парня, потому что он на белорусском языке общался. Профессиональные навыки никто не оценивает.

— Деньги-то нормальные платили?

— Зарплата средняя по рынку. Да еще к курсу не привязана. Хотя когда устраивались, говорили, что привязана. А когда зашел разговор об этом уже в процессе работы, сказали, что мы не на бирже, чтобы торговаться. Более того, зарплату, которую выдавали на руки, еще и задерживали. Объясняли тем, что якобы не рассчитались заказчики.

— Довольны, что ушли?

— Счастливы! Мы ощущали себя рабами на IT-галере. Это реально рабство! Я понимаю, когда не можешь устроиться в компанию, но уйти-то обычно легко. Однако не в этом случае — в Elppa легко попасть и почти невозможно уйти.

Знаете, доводили до того, что приходишь домой и тебя трясет от нервного напряжения. Мы как-то решили сдать анализы на уровень кортизола, гормона стресса. Он зашкаливал.

Саша после всего решила отдохнуть, а Маша и Даша уже нашли работу в другом месте.

— Хочется предупредить всех молодых ребят — пожалуйста, если вы нашли компанию, которая вроде как выглядит презентабельно и хорошо, опросите всех, кого только можно. Вдруг там вторая Elppa с контрактом на два-три года, трудовым рабством, беспределом и безнаказанностью. С работодателем, который способен морально прессовать молодой коллектив так, что в результате увольнений штат будет только сокращаться. Но самое ужасное, что от такого работодателя просто так не уйти. Перед этим предстоит вытерпеть насмешки и унижения, а после (если повезет) тебя уволят по статье.