16 сентября 2019, понедельник, 8:02
Мы в одной лодке
Рубрики

Слухи о смерти Бердымухамедова опровергаются, но никто не видел его живым

Слухи о смерти Бердымухамедова опровергаются, но никто не видел его живым

Формально считается, что правитель Туркменистана с 15 июля «в официальном отпуске».

Метиев: Народ стоит в очередях за продуктами, а родственники президента пилят бюджет

Руслан Метиев, родом из Дашогуза, давно живет в Голландии, там основал и редактирует ресурс «Альтернативные новости Туркменистана», передает «Радыё Свабода». На основании информации, которую присылают с родины его корреспонденты-добровольцы и неравнодушные земляки, он подает хронику исчезновения Аркада (почетный титул президента Туркменистана).

5 июля президент Бердымухамедов подвел итоги полугодия на расширенном заседании кабинета министров и после этого исчез с телеэкранов на 10 дней.

12 июля независимые журналисты нашли президентский «Боинг» с регистрационным номером EZ-A007 в аэропорту Нюрнберга. По информации туркменских СМИ, в Германии лечится мать Бердымухамедова.

15 июля официальные агентства сообщили, что глава государства ушел в отпуск и в первый же свободный день завершил 11-й том книги «Лекарственные растения Туркменистана». Государственное телевидение показало, как он работает и играет с внучками. Впрочем, сюжет мог быть снят когда угодно, так как в стране 45-градусная жара, а президент почему-то в рубашке с длинным рукавом.

В ночь на 20 июля на YouTube-канале Erkin Turkmenistan, который ведет из Швеции туркменский писатель Акмухамед Вельсапаров, появились сообщения о смерти президента.

«Поскольку ни живым, ни мертвым его не показали, делить «шкуру президента» немного преждевременно, - говорит Руслан. - Тем не менее не секрет, что институт выборов в Туркменистане - нет авторитет и не инструмент, а простая формальность, за которую все решено. Люди рассуждают так: что бы ни произошло, кто бы ни пришел следующий, хуже не будет. Разве осталось расчленять тех, кто не нравится, прилюдно на площади или жечь на кострах и съедать. Падает ниже уже невозможно».

После смерти Сапармурата Ниязова туркмены надеялись на перемены. В какой степени те надежды оправдались? И действительно ли преемник Туркменбаши еще более узурпировал власть?

«При Ниязове было несладко, но сейчас уровень коррупции взлетел неимоверно, - отмечает Метиев. - Людей раздражает, что у президента многочисленная родня, которая буквально все подминает под себя, присваивает даже государственные контракты. Строят автобан за 2,3 миллиарда долларов, и как минимум одна из четырех фирм принадлежит его зятю. В то время как народ стоит в очередях за базовыми продуктами питания, - не скрываясь распиливают бюджет, носят часы за миллион долларов. Возмущают наглое поведение, ощущение вседозволенности».

Аннамурадoв: Как можно переваривать ложь в таких объемах?

«Зомбирование, подкрепленное инстинктом самосохранения», - так описывает бывший политзаключенный туркменских властей Чары Аннамурадов состояние, в котором находятся туркмены при Бердымухамедове.

«Три мои дочери смотрят официальный спутниковый туркменский канал и плачут, - говорит Аннамурадов. - В кадре с утра до вечера Аркадаг. Впрочем, как и у белорусов: у нас Бердымухамедов, у вас - Лукашенко. Стыд какой... Дети спрашивают: как наши родственники, сверстники живут, как можно переваривать ложь в таких объемах? Конечно, к любому идиотизму привыкаешь, когда его вбивают от рождения. Звонишь близким, друзьям: от страха или ради перестраховки, но они лгут!»

Чары Аннамурадов служил в Ашхабаде следователем, а затем занялся расследовательной журналистикой. В 1997-м был осужден на 18 лет лишения свободы - инкриминировались полтора десятка тяжелых статей, от контрабанды до кражи государственной собственности. Сам он убежден, что причиной стали статьи о поставках наркотиков, которые прикрывались на высоком уровне. Одним из героев репортажей был Хажагельды Аразгельдыев, племянник будущего президента Гурбангулы Бердымухамедова, осужденный за наркотрафик из Афганистана и Ирана.

Аннамурадов провел в тюрьме 4 года, вышел по амнистии. Спасался от преследования в том числе и в Беларуси. В 2004-м получил шведское гражданство, живет в Стокгольме.

В 2016-м прилетел в Минск с младшей дочерью. В аэропорту его задержали для выяснения личности (дочь отпустили). В транспортной прокуратуре объяснили причину - официальный Ашхабад требовал возвращения беглеца. Замаячила перспектива экстрадиции на родину и неизбежной тюрьмы. Два месяца Аннамурадов провел в СИЗО № 1 Минска, откуда так же неожиданно его выпустили. По его убеждению, сработала активность шведского посольства и международная солидарность.

«Природа всех авторитарных режимов похожа: Центральная Азия это или Беларусь - разницы нет, - считает собеседник. - К сожалению, вожди забывают, ради чего пришли к власти. Их главная цель - любой ценой остаться на вершине, поэтому активно подтягивают к "трону" своих детей, чтобы было на кого опереться. Окружили себя силовиками, армией. Кого бояться? Собственного народа! Какое бы затюканное не было общество, люди устают от произвола. И если не выходит что-то изменить через выборы, остается одно - надеяться на смерть диктатора».

Как живет Туркменистан

Туркменистан вместе с Северной Кореей считается одним из самых закрытых государств, разрешение на въезд туда получить практически невозможно. Это единственная страна, в которую требуются визы жителям всех бывших союзных республик.

Курс на международную изоляцию был взят еще предыдущим президентом Сапармурадом Ниязовым, одним из самых жестоких авторитарных правителей. После смерти Туркменбаши в конце 2006 года были надежды, что наступят долгожданные изменения, но его преемник превзошел в культе личности даже своего учителя.

Гурбангулы Бердымухамедов правит страной более 12 лет. Аркадаг (опекун, защитник всех туркмен) дважды переизбирался на высшую должность с показателями 97% и 95% голосов (в 2012 и 2017 годах соответственно). После внесения поправок в Конституцию президентский срок продлен до семи лет вместо первоначальных пяти.

Период правления Ниязова, который правил страной почти 20 лет и имел статус пожизненного президента, назывался «золотым веком». Бердымухамедов свой этап называл «эпохой великого возрождения», а после выборов 2012 года объявил о начале «эпохи мощности и счастья». Так официальная идеология переориентировалась на нужды нового руководителя.

Президент имеет множество наград и званий: Герой Туркменистана, доктор медицинских наук, доктор экономики, академик Академии наук. В Ашхабаде работает музей, посвященный его достижениям. У Бердымухамедова в творческом доработкой четыре десятка томов только из серии «Чай: исцеление и вдохновение».

А еще он с одинаковой легкостью пишет про ковры, прыгунов, поговорки и пословицы, штампует по десятку книг в год из собрания «К новым высотам прогресса». Все произведения его подчиненные принимают с такими же почестями, как и Коран: если чиновникам публично раздавали книгу о чае, те трижды прилагали ее к голове.

Бердымухамедов, стоматолог по образованию, также экспериментировал в качестве хирурга-онколога, поэта, композитора, певца, музыканта-гитариста, диджея и автогонщика. Он победитель национальных соревнований в конных скачках и автогонкам. Аркадаг может себе позволить быть экстравагантным - например, совершить осмотр готовности военных самолетов верхом на велосипеде. Или сесть за руль дорогого «Гелендваген» и уехать куда-то в полном одиночестве.

В отличие от Сапармурата Ниязова, который игнорировал коллег по СНГ, Гурбангулы Бердымухамедов регулярно встречается с Лукашенко. Правитель Туркменистана приезжал в Беларусь четыре раза и вместе с другими одиозными личностями попал здесь в почетный перечень «близких друзей» Лукашенко.