23 августа 2019, пятница, 6:22
Мы в одной лодке
Рубрики

База данных для Нюрнберга

36
База данных для Нюрнберга
Ирина Халип

Подвох и прикол «тунеядского» декрета.

Наш дом сдался одним из последних в городе. А многие из жильцов и вовсе не поняли, что происходит. Я тоже – далеко не сразу.

Сначала в подъездах нашего кооперативного дома появились объявления о том, что ЖСПК заключил договор с АИС «Расчет-ЖКУ», и теперь расчеты коммунальных платежей будут интегрированы в АИСовскую программу, так что для регистрации собственников жилья и членов их семей все должны предоставить свидетельство о государственной регистрации своей квартиры и техпаспорт. Я, честно говоря, в этой истории сплоховала: немедленно прибежала в правление кооператива со всеми документами и радостно заголосила: «А что, теперь можно будет без всякого извещения коммуналку оплачивать? То есть вот прямо из отпуска, с пляжа, в ЕРИП заходить и видеть, сколько там начислено? Ой, как это удобно!»

Не бросайтесь помидорами, уважаемые читатели. Помутнение было кратким, и мне быстро все объяснили. Сотрудники ЖСПК посмотрели на меня как-то странно. С жалостью. И со вздохом спросили: «Вы что, так ничего и не поняли?..» Только тогда я узнала из их объяснений, что, оказывается, все жилищные кооперативы выдержали неслабую осаду со стороны государства. Государство и раньше билось в падучей, когда сумму коммунальных платежей выставляло не оно лично, а бухгалтер ЖСПК. И после новой редакции «тунеядского» декрета оно пошло в наступление. Всем ЖСПК объяснили: вы там сидите в своих подвалах и не знаете, есть ли среди ваших жильцов тунеядцы, и начисляете «коммуналку» всем по одной формуле. А теперь все будет по-другому, мы включаем вас в базу. К вашему дому, говорили чиновники, немедленно подключатся еще две базы: ФСЗН и БРТИ. ФСЗН – чтобы ни один тунеядец мимо не проскочил. БРТИ – чтобы немедленно выявить и призвать к ответу тех, у кого в собственности больше одной квартиры. Наш дом продержался дольше всех – почти полтора года. Спасибо.

А ведь еще тогда, когда они придумали новую редакцию «тунеядского» декрета, было понятно, что главное в нем – вовсе не повышение тарифов ЖКХ для тех, кто попадет в базу данных. Главное – это сама база. Нет, конечно, повышение тарифов ударит по безработным и их семьям. Но для государства это – мелочь, медная полушка, на которую ничего не купишь. Полушка не решит никаких экономических проблем, и государство это прекрасно знает. Смысл – исключительно в сборе персональных данных всей страны.

Заметьте, они, в отличие от недавних времен, уже не интересуются тем, кто что сказал и где прокомментировал. Нет необходимости составлять базу данных инакомыслящих – ту базу давно уже составляет весь народ, и власть прекрасно это знает. Она, власть, сейчас методично собирает полную информацию о каждом из нас. Обратите внимание: база ЖКУ, база ФСЗН, база МВД, база МНС, сейчас вот создают общегосударственную базу учащихся и даже отдельную - многодетных семей. Причем чиновники пытаются быть креативными и придумывать разнообразные гуманные причины этого сбора данных.

По поводу многодетных семей они говорят: база данных необходима для того, чтобы не обделить кого-нибудь из них государственной заботой, пособием или орденом. По поводу базы ЖКУ объясняют так: бухгалтер жилищного кооператива не знает, какие у жильцов доходы, и чешет всех под одну гребенку, начисляяя «коммуналку» по старинке, в зависимости от метража; а может, кто-то из жильцов имеет право на государственную субсидию? Ему-то, бухгалтеру, государство об этом не расскажет, зато проблему решит, только дайте доступ. Как знать, может, кто-нибудь из совсем наивных в это и поверит. Хотя вряд ли.

Мы все давно уже поняли, в чем подвох. А теперь давайте посмотрим, в чем прикол. Он не лежит на поверхности, но существует. Все очень просто. С нас государству взять уже нечего, в какие бы базы нас ни вносили. Наши личные данные, отпечатки пальцев, отметки из начальной школы, списки контактов, детские прозвища и профили в соцсетях давно уже ими изучены вдоль и поперек. Все, что государство могло украсть, - давно украдено. Все, что государство могло отнять, - отнято. Все, что государство могло изгадить, - изгажено до омерзения. Так что пусть теперь вставляют наши фамилии в любые базы данных – нам уже безразлично.

Но ведь, кроме нас, в эти базы они вносят и друг друга. Соседи по Дроздам потирают руки и выписывают на отдельные бумажки компромат друг на друга. Конечно, невооруженным глазом его не увидеть. Всякий чиновник старается замаскироваться и второй-третий-четвертый коттедж записать на тёщу. Но именно с помощью своих нехитрых алгоритмов они друг друга и вычисляют: «Я на Михалну дворец с пристройкой записал, а Иваныч, скотина, стало быть, на Петровну. Та-ак, посмотрим, где тут у нас Петровна?» И при первом удобном случае они побегут сдавать друг друга – причем любому, кто проявит интерес. А уж для будущего Нюрнбергского процесса это очень даже пригодится.

Так что пусть себе пишут, если больше нечем заняться, пусть собирают компромат друг на друга, составляют и объединяют свои базы. Главное, чтобы в припадке служебного рвения они друг друга случайно не чипировали, а то родственникам придется на них еще и ветпаспорт оформлять.

Ирина Халип, специально для Charter97.org