22 октября 2019, вторник, 18:10
Мы в одной лодке
Рубрики

Такая вот казуистика

21
Такая вот казуистика
Митрополит Павел

Нежелание митрополита Павла учить белорусский язык - всего лишь вершина айсберга. 

На прошлой неделе разоткровенничался митрополит Минский Павел - в рамках большого интервью официальному сайту Московского патриархата. Наговорил много: про языки, национальности, славян, Украину и даже о пользе гонений на христиан. Однако обо всем по порядку.

Владыка Павел не уточнил, почему чехов, хорватов и поляков, которые самые что ни на есть славяне, но католики, должна объединять православная церковь

Предстоятель БПЦ уже не однажды давал поводы едким журналистам не забывать про свою особу, одаривая акул пера, будто манной небесной, искрометными высказываниями. Чего стоит одна тирада про «краник» еще в 2011г.: «Будут нас (русских людей. - Авт.) допекать, так нам ничего не останется, как открыть краник чернобыльский. И в этом случае пострадают все: и американцы, и европейцы зажиточные, а им есть чего терять…» Спустя два года Павел заменил на посту стареющего митрополита Филарета, а за глаза получил прозвище - «Краник».

Потом была затяжная история с гражданством: Павел до сих пор является гражданином РФ, хоть в Беларусь прибыл служить еще в начале 2014г. «Всему свое время, - успокаивал писак владыка. - Закон нарушать нельзя». А еще добавлял про Союзное государство, в котором, по сути, и разницы нет, у кого какой паспорт. Правильно, что для служителя вышних сфер, который с Небом разговаривает, пара лет или даже десяток? Всего только мгновение. Всему свое время…

Наконец пришло время высказаться и про белорусский язык, что Павел и сделал в интервью сайту МП. Его владыка, как оказалось, тоже еще не выучил - не до того было. Однако надежды не покидает. Надежда ведь умирает последней, правда? Но в данном случае она уж совсем слабенькая, ведь митрополит в изучении нашего языка просто не видит потребности: «В Беларуси два государственных языка. И они одинаково используются».

Далее следует апелляция к Вавилонской башне, человеческой гордыне и библейскому рассеянию языков, ну и резюме: «Искусственно создавать какие-то барьеры, языковые преграды или препятствия может только тот, кто не желает людям блага. В современном мире язык часто используется в качестве средства, с помощью которого разжигается вражда и ненависть».

Вот так - шах и мат! Конечно, вряд ли кто-то искренне надеялся, что Павел Пономарев, русский, уроженец Караганды, станет после назначения главой БПЦ флагманом белорусизации. Это, в общем-то, и не его забота. Есть у нас и Минобразования, и «Таварыства беларускай мовы» с Олегом Трусовым, и «языковой инспектор» Игорь Случак - пусть занимаются. Однако логика государственного двуязычия вроде как предполагает, что чиновники, и уж точно высшие лица страны владеют как раз-таки двумя языками - даже если не пользуются обоими каждый день.

В той же Канаде два государственных языка: английский и французский. Преобладает, конечно, первый. Второй за пределами провинции Квебек встретишь редко. Франко-канадцы в тотальном меньшинстве. Однако каждый чиновник просто обязан владеть и тем, и другим. Иначе он просто не будет аттестован. Одна моя знакомая преподавательница французского, которая с 2006г. живет в Канаде, как раз работала несколько лет репетитором для англоязычных чиновников. Ведь вопрос языка был для них вопросом карьеры. Учили, сдавали и работали спокойно дальше.

Понятно, что в Беларуси все по-другому. Лукашенко пару лет назад впервые с далеких 90-х выдавил из себя речь на родном белорусском. И произношение, и мелодика языка абсолютно адекватные. Т.е. все эти годы мог, но попросту не говорил. Если про чиновников, то им, судя по многочисленным записям с совещаний, даже на русском говорить непросто: то там, то сям родная «трасянка» вылезает. Конечно, «мову» все они знают, но используют крайне редко - указания не было, да и зачем? Мы ведь ледовые дворцы строим, а не нацию.

Однако с митрополитом Павлом все сложнее. Язык для него, похоже, все-таки не «средство коммуникации», как он же и признается, а политика. Единственная языковая калька в интервью, при этом без кавычек - это слово «самостийный» относительно свободолюбивых украинских клириков.

Другие эпитеты - «предатели», «раскольники»- совсем не калька, а исконно русские. Вот и разгадка: любые попытки отделиться от Московского патриархата и создать свои национальные религиозные проекты Павел считает предательством, а первым его этапом - переход с русского и церковнославянского на национальные языки. Как говорится, «ларчик просто открывался».

Если читать интервью далее, то оказывается, что нежелание учить белорусский - всего лишь вершина айсберга. «Что касается славян, то у нас действительно была и есть славянская народность, - утверждает владыка. - Сегодня мы, к сожалению, разделены политическими границами. Кто-то проживает в России, кто-то - в Беларуси или на Украине». Вот как - «к сожалению». Один небезызвестный политик современности уже оговаривался, мол, распад СССР - главная трагедия его жизни. Фамилия этого человека - Путин. Что было после, все мы знаем: Грузия, Крым, Донбасс… Зачем сожалеть, если можно попробовать повернуть время вспять и собрать обратно? Павел, судя по всему, солидарен с Владимиром Владимировичем.

Ну и еще одна характерная цитата: «Безусловно, славян объединяет общий язык, культура, религия и, конечно, Православная Церковь» - резюмирует митрополит. Какой такой общий язык объединяет всех славян? Явно ведь тут не про некий реликтовый язык, которым наши предки пользовались полторы тысячи лет назад, который не могут воссоздать даже самые крутые исследователи. А значит?.. Бинго! Конечно же, русский.

Такая вот казуистика: пишешь «славянский», читаешь - «русский». Ну а почему чехов, хорватов и поляков, которые самые что ни на есть славяне, но католики, должна объединять православная церковь - загадка. Ну да ладно, митрополиту виднее.

Само интервью заканчивается мрачной апокалиптической притчей от владыки. Про зайцев и волков. «Почему в лесу зайцы часто умирают?» - задается вопросом Павел с добрыми, как у Иосифа Виссарионовича, глазами. Ответ прост: потому что волков стало меньше - зайцев гонять некому. Заяц слабеет, мельчает и дохнет - вот так. А мораль такая: «Нас, христиан, следует гонять почаще, чтобы мы не расслаблялись, а пребывали в бдении и молитве». Как часто «гоняют» самого митрополита и его ближних, и, следовательно, пребывает ли он сам «в бдении и молитве», владыка Павел не уточнил. А жаль.

Алесь Киркевич, «БелГазета»