23 августа 2019, пятница, 6:29
Мы в одной лодке
Рубрики

Советикусы последнего поколения

61
Советикусы последнего поколения
Ирина Халип

Уж лучше бы в армии траву красили.

Был в СССР такой вид гомо советикуса, представители которого больше всего любили говорить и своим, и чужим детям: «Мы в бараках жили - и вы поживите. Мы голодали – а вы, что ли, шиковать будете? Мы за водой по морозу за километр к колонке ходили – и вы походите». Эти корявые лозунги звучали в школах и во дворах, дома и на работе. Их произносили родители и учителя, начальники и вахтеры, Их слышали с рождения и до тех пор, пока сами не начинали произносить для следующего поколения. Но даже эти гомо советикусы не желали ни своим, ни чужим детям смерти.

Читаю интервью председателя комитета солдатских матерей Галины Чигриновой и понимаю, что в сегодняшней Беларуси выведен новый биологический вид, по сравнению с которым приснопамятный гомо советикус во всем видовом разнообразии – милейшее существо. Конечно, это от тех советикусов пришло к нам тошнотворное «только бы войны не было»: пусть в кандалах, в рабстве, в дерьме, но с миской чечевицы и уверенностью в завтрашнем – таком же – дне. И дети пусть будут жить так же, но все-таки останутся живы. Новый биологический вид идет дальше: пусть будет все то же самое, только еще и детей пусть убивают.

Вот что говорит о новом законе о призыве Галина Чигринова - мать, чей сын погиб в армии еще в СССР и которая уже четверть века возглавляет комитет солдатских матерей: «Конечно, колясочник не должен служить, это ясно. А все парни, которые могут, пусть служат полтора года… Ну если такая необходимость в стране, если не хватает парней для службы, то надо искать, каким образом укомплектовать. Армия же должна быть боеспособной и уметь защитить население. Конечно, и президент, и министр обороны заинтересованы, чтобы армия была боеспособной. И нашли очень безболезненную, очень мягкую меру. Все, что делает президент, он делает правильно… Если человек без конечностей и тяжело болен, то речи нет. А если легкое заболевание — то должны быть условия для их службы. Или они там сапожниками будут, или в больнице помогать. Много разной работы. Призывать — всех, только надо разнообразить форму службы, чтобы им было интересно служить».

Этот новый биологический вид, выведенный в современной Беларуси, чаркой и шкваркой не удовлетворяется. Он требует еще и смертей. Он говорит: моего сына убили в армии – так пусть ваших тоже поубивают. Никто не должен уйти от неминуемого, никто не должен остаться на свободе, никто не должен избежать игры в эту русскую рулетку. Главное – чтобы руки и ноги были на месте. По крайней мере, до начала игры.

Кстати, именно Галина Чигринова после смерти Александра Коржича побывала в Печах и удивлялась потом, почему солдаты не жалуются на издевательства командиру части и не пишут заказные письма в министерство обороны. А когда журналист «Еврорадио» напомнил ей, что в ситуации круглосуточных издевательств, как было с Коржичем, да при отобранным телефоне, солдат никуда не может ни написать, ни позвонить, удивилась еще больше: «Знаете, я как-то не думала, что это проблема».

Потом сказала, что именно всеобщий призыв, независимо от состояния здоровья, и является причиной появления дедовщины: «Многих комиссуют, потому что призывают больных ребят. Мы помогаем распределить солдата в госпиталь, и там признают, что его состояние здоровья не соответствует. Разные бывают случаи. Потому что дедовщина начинается именно с этого. Мол, вот ты косишь, ничего не делаешь, а я за тебя всё делаю! Здесь пощёчина, кто-то присоединился, нос сломали...»

То есть два года назад Галина Чигринова утверждала, что если грести всех подряд без разбору в армию – это вызовет дедовщину, издевательства и смерти солдат. Прошло два года, и теперь она обеими руками поддерживает убийц собственного сына и чужих сыновей в их желании расправиться с остальными. Новый биологический вид, по-другому этого не объяснить.

Мне бесконечно жаль Галину Чигринову – с ее трагедией, с ее потерянностью после гибель сына, с ее путаницей в голове, которую лихо использует министерство обороны. Дело не в ней. Я вообще подозреваю, что военные специально выпустили Галину в телевизор и настойчиво рекомендовали откликаться на любые просьбы о комментариях, потому что их цель – снова запустить в общество дурную, что сельский алкаш, дискуссию на тему «не служил – не мужик».

Пусть все говорят именно об этом. Пусть обсуждают детали: кого призывать, кого не призывать; кого комиссовывать, кого сажать; кому отсрочку, кому белый билет, кому фигу с маком. Дьявол кроется в деталях, это чистая правда, и никто не задаст главный вопрос: какая, к черту, отечественная армия, какая боеспособность и защита суверенитета, если Беларусь является военным партнером самого агрессивного государства в мире?

Белорусской армии, способной защитить суверенитет, не существует. Впрочем, она даже не декларирует тех задач, которые строят перед армией любого цивилизованного государства. Это потешный полк, игрушка диктатора, коллекция оловянных солдатиков. Все ее задачи – это защита России от НАТО и диктатора от народа. Все учения – исключительно по сценарию отражения атаки агрессивного Запада на мирные русские березки. Уж лучше бы траву красили, честное слово.

И ради этого жертвовать жизнью собственных детей? Пусть не всей жизнью, если повезет, а ее полутора годами? Если вы всерьез думаете, что это нормально, - поздравляю, вас только что селекционировали в той самой лаборатории, в которой еще каких-то полвека назад успешно выводили гомо советикусов. Теперь вашей жизнью всегда будут распоряжаться другие.

Ирина Халип, специально для Charter97.org