18 октября 2019, пятница, 20:32
Мы в одной лодке
Рубрики

В сто первый раз на одни и те же грабли

7
В сто первый раз на одни и те же грабли

Почему белорусско-китайские проекты терпят неудачу?

Летом 2019 г. в Беларуси сложился негативный информационный фон по поводу реализации китайских проектов в Беларуси. Речь идет, прежде всего, о Светлогорском целлюлозно-картонном комбинате. Необходимо отметить, что практически все крупные китайские проекты в Беларуси сопровождаются финансовыми, технологическими и экологическими скандалами. Притчей во языцах уже давно стала история с модернизацией трех цементных заводов в Беларуси.

Серьезное противостояние местных активистов с властями сопровождало строительство в г. Минске гостиницы «Пекин», возведенной по китайским строительным нормам, то есть, фактически, на территории Беларуси китайское законодательство было поставлено выше белорусского. Сорвана модернизация Добрушской бумажной фабрики «Герой труда» (объект должен был быть сдан в эксплуатацию в 2015 г., не сдан до сих пор), пафосные декларации о создании производств и многомиллиардном экспорте в «Великом камне» и т.д.

Пикантность истории со Светлогорским ЦКК заключается не только в том, что китайский подрядчик – компания China CAMC Engineering Co., которая входит в группу компаний Китайской национальной машиностроительной корпорации (SINOMACH) – традиционно сорвала сроки запуска комбината, а само производство, судя по всему, является экологически вредным и крайне опасным для здоровья местных жителей, но и в том, что китайские специалисты, уходя с объекта, оставили «сюрприз». Помимо того, что китайцы отказывались передавать коды доступа и лицензию на ПО, просочилась информация о том, что, возможно, на территории завода было обнаружено не предусмотренное контрактном электронное устройство, предназначенное для дистанционного повреждения оборудования серверной через искусственное короткое замыкание. Сам контракт с китайским подрядчиком, неприлично затянувшим все сроки, был расторгнут. На самом деле, и в факте «непредусмотренного электронного устройства» нет ничего неожиданного или экстраординарного, если вспомнить историю разрыва «Беларуськалия» с «Уралкалием», когда выяснилось, что практически все китайские сотрудники офиса БКК в Пекине работали в интересах КНР, а не своего официального нанимателя.

На самом деле в этой теме нет ничего нового и неожиданного не то, что для специалиста, но и для любого человека, который занимался более-менее систематическим мониторингом китайско-белорусских отношений. Даже в белорусском информационном пространстве есть десятки журналистских статей, интервью, отчетов и даже несколько академических работ, в которых подробно рассматриваются и анализируются особенности реализации как отдельных китайских проектов в Беларуси, так и общий подход КНР к инвестиционно-кредитному сотрудничеству в постсоветских странах и в государствах Центральной Европы.

Проблема, скорее, заключается в том, что для белорусского информационного пространства в большей степени свойственно следовать пропагандистским ресурсам (в частности, для экспертов «Минского барометра», которые за девять выпусков только в первых двух нашли «минусовые» события в белорусско-китайских отношениях. Последний, 9-й выпуск, в котором, естественно, никаких проблем не зафиксировано, отмечает, что «на китайском направлении велась активная подготовка к проведению форума по региональному сотрудничеству и развитию; динамично развивалось сотрудничество с регионами Китая»), чем нормальным аналитическим работам, в которых авторы оперируют фактами и цифрами.

Напомним вкратце основные особенности белорусского-китайского инвестиционно-кредитного сотрудничества: 1) фактически полное отсутствие прямых инвестиций; 2) «связанный» характер кредитов, которые, будучи предоставлены на вполне рыночных условиях, большей частью возвращаются в китайскую экономику; 3) несовременный уровень используемых технологий, удешевление реальной стоимости строительства вкупе с его завышенной номинальной стоимостью; 4) использование экологически грязных технологий; 5) полное отстранение китайского подрядчика от бизнес-плана модернизируемого предприятия, фактически, китайцам все равно, что модернизировать, условия кредита никак не связаны с экономической успешностью модернизированного предприятия; 6) практически всегда неясны полностью все условия реализации того или иного проекта; 7) очень тесное смешение политической риторики с экономическим сотрудничеством.

Конечно, сложно однозначно на текущем этапе оценить, чего больше в белорусско-китайском сотрудничестве – явно невысокого уровня профессиональной подготовки белорусских чиновников; нужды белорусского государства в быстрых деньгах для «разогрева» экономики без стратегического планирования; чей-то корыстной заинтересованности или чего-то еще. Точно ответ мы узнаем еще очень нескоро. Подчеркнем, что основными игроками в Беларуси являются CITICGroup и China CAMC Engineering Co., вполне состоявшиеся компании с нормальной репутацией и опытом успеха в других странах, их специфическое поведение в Беларуси объясняется скорее особенностями ведения дел белорусскими контрагентами.

Учитывая весь предыдущий опыт реализации белорусско-китайских отношений, тревогу вызывает явное желание китайских партнеров идти и на другие объекты, в частности, «ГродноАзот», экономическое и экологическое значение которого неизмеримо выше. Учитывая поручение А.Г. Лукашенко не мешать китайцам строить бассейн и стадион в г. Минске по китайским строительным нормам (повторение ситуации с гостиницей «Пекин»), а также явную нужду в быстрых деньгах накануне двух избирательных кампаний 2019-2020 гг., можно ожидать, что никаких уроков извлечено не будет. Кто за это в конечном счете заплатит – вопрос риторический.

Николай Буров, «Наше мнение»