24 августа 2019, суббота, 15:56
Мы в одной лодке
Рубрики

513 лет назад ВКЛ под Клецком разгромило главного союзника Москвы

5
513 лет назад ВКЛ под Клецком разгромило главного союзника Москвы

5 августа 1506 года Великое княжество Литовское взяло верх над армией крымского хана Менгли-Гирея.

Под конец пятнадцатого века Великое княжество Московское, которое до этого было улусом, то есть частью Золотой Орды, формально вышло из-под татаро-монгольского ига. И начало соперничать с Великим княжеством Литовским за господство в Восточной Европе, пишет сайт jivebelarus.net.

В предыдущие века здесь свою волю диктовала наше государство - Великое княжество Литовское. Оно простиралось от Балтики до Причерноморья, подступала к волжских берегов. Оно делало походы на саму Москву. Оно назначало своих ставленников в Псков и Новгород.

Но восточный сосед, переняв систему власти у своих бывших азиатских повелителей, укрепился и начал расширять свою территорию. Московский князь Иван III провел военную реформу. Он увеличил размеры своей армии до 100 тысяч человек. Такой огромной армии не было тогда ни у кого в Европе.

К московской угрозе с востока присоединилась и крымско-татарская с юга. Особенно после того, как крымские ханы в 1480 году заключили с Иваном III военный союз.

Крымское ханство, которое занимало сам полуостров Крым и прилегающие степи Причерноморья, возникшая на руинах бывшей Золотой Орды. Оно начало особенно укрепляться во второй половине пятнадцатого века, когда стало зависимым от Турецкой империи. От нее татары получали материальную и военную помощь.

Живя неподалеку от богатых земледельческих территорий, прилегающих к Днепру и Дунаю, татары главным своим занятием сделали грабительские походы. Они захватывали плоды труда мирных людей, а также пленных, которых продавали в рабство. Сначала нападали на Украину. А опустошив Среднее Поднепровье, в конце века направили алчные взгляды на север Полесья. Там местный люд уже более чем два века не знал чужеземных нашествий.

В 1497 году татары впервые ворвались в Беларусь и разграбили Мозырский район. Отныне и вплоть до 1527 года они сделали 12 крупных и мелких набегов на нашу землю.

Обычно татары начинали поход в конце лета - начале осени, когда уже был собран урожай. Их отряды, от нескольких сотен до нескольких тысяч легковооружeнных всадников, двигались водоразделами. Такой путь был удобен тем, что не надо было переплывать реки. Достигнув определенного места, они становились лагерем - кошем. А после рассыпались на меньшие отряды, опустошая окрестности.

В Крым возвращались обремененные добычей, ведя пленных (ясырь), угоняя захваченную скот. Атаки делали стремительно и на неожиданных направлениях, чтобы наши люди не успели организоваться и дать отпор. Больше всего страдали от грабителей деревни и поселки. Города же обычно выдерживали осады и приступы степняков. Ведь те не любили, да и не умели штурмовать стены и башни.

Наибольшая угроза для страны была тогда, когда походы татар совпадали с нашествием московских войск. Если же наши предки успевали собраться и выступить против степных хищников, они били их даже в чистом поле. Уничтожали их коши, освобождали людей, взятых в плен. Поражение терпело в среднем каждое второе татарское вторжение в Беларусь. Особенно показательным был 1506 год.

В середине лета сыновья крымского хана «царевичи» Бити и Бурнаш с 20-тысячной конницей вторглись на юг Беларуси. Затем, разделившись на отряды, стали опустошать край.

Как раз тогда великий князь Александр Казимирович собрал Cейм магнатов и шляхты в Лиде. Во время заседания сейма и пришли тревожные вести. А татары были уже около Новогрудка, некоторые даже переправились на правый берег Немана. Александр, ослабленный тяжелой болезнью, не мог возглавить отпор.

Призвав к себе радных панов, он возложил эти обязанности на гетмана Станислава Кишку. Себя же приказал доставить на носилках в Вильнюс под защиту недавно обновленных стен.

А ситуация требовала активных действий. Крымчаки уже рассыпались по Лидчине и, как писал летописец, «воевали церкви божьи, и дворы большие, и веси загорелись, и людей убивали».

Послы в сейм, а также боярства-шляхта из ближних и дальних окрестностей – все, кто мог владеть саблей, собрались вместе. «Мало или много - все как один одну раду и умысл положили: взяв Бога на помощь, только пойти и сразиться с ними».

Несколько лучших рыцарей сразу же отправились на разведку. Татар они встретили неподалеку от Лиды и в короткой схватке разбили их. Наши воины с пленными и обрубленными по тогдашней традиции головами в сумках вернулись в город.

Первый успех окрылило войско, и оно верхом двинулась к Новогрудку. Здесь остановились на три дня, собирая подмогу из замков и боярских дворов. Кроме того необходимо было узнать, где стали кошем основные татарские силы.

Легкие отряды всадников развернулись по холмистой Новогрудчине и под Городищем, что в направлении Барановичей. Бояре Юрай и Андрей Немировичи со своими людьми захватили шестерых пленников. Те долго не держали тайны: сыновья хана с главным войском стоят под Клецком, а многие отряды еще не вернулись в кош.

Проведя молебны в православных и католических церквах города, 4 августа 1506 года перед самым сумерками армия отправилась из-под стен Новогрудского замка. Теперь оно насчитывало уже до 10 тысяч всадников.

Шли на юго-восток. В недалеком городке Осташино заночевали. А утром примчались на взмыленном лошадях бояре из окрестных дворов. Они убегали от татар, которые рыскали по округе.

На военном совете воины ВКЛ постановили, что дробить армию, чтобы истреблять небольшие группы грабителей, не имеет смысла. Надо было бить в самую гущу врагов. Поэтому, не отклоняясь, продолжали путь - на Цирин, Полонечки, Ишколдь.

За Ишколдью авангард догнал довольно значительную татарскую орду на полтысячи всадников, обремененную добычей и пленом. Только горстка их спаслась бегством через реку Ушу около Крутого Берега. Недобитки прибежали к Клецку, неся тревожную весть о приближении белорусской армии.

Перед Молевом, в деревне Липа, наши воины заночевали снова. А утром выяснилось, что гетман тяжело заболел и даже не может сесть на лошадь. Нужно было срочно назначать другого вождя, поскольку до татарского коша оставалось уже каких-то 15 километров. Тогда посоветовались и поручили гетманство на время битвы 36-летнему князю Михаилу Глинскому, который сам происходил из белорусских татар.

Затем войска построились в полки-гуфы и двинулась к Клецку, готовое к бою. Шли настороженные, ведь каждую минуту можно было ожидать наскока скорой татарской конницы. К обеду достигли деревни Красный Став на Лани и с прибрежного холма увидели, что за рекой уже стояла подготовленная к битве орда.

В начале началась перестрелка через реку, которая длилась три часа. Здесь преимущество было на стороне наших воинов. Ведь они имели не только луки, но и огнестрельное оружие - несколько пушек и рушниц. Под таким прикрытием удалось загатить две переправы через Лань.

Однако в начале в нашей армии обнаружилась несогласованность. Ее правый фланг преждевременно перебрался на другой берег. Увидев это, татары бросили туда своих лучших воинов. Те ударили по нашим еще не развернутым гуфам. Сложилась критическая ситуация. Под стрелами и саблями начали гибнуть люди. Тогда Глинский ускорил переправу армии левой руки, которое и атаковала поперек татарских полков. Закаленная в прежних сражениях с московитами, в железных панцирях, боярская конница разрубила ордынские порядки и разделила их пополам. Перешла в контратаку и армия правой руки, поднажав на татар с юга.

Натиск был такой неистовый, что враги уже и не думали о битве. Единственное, что оставалось тем, кто уцелел, в том числе и «царевичам» - спасение бегством. Как свидетельствовал летописец, «князь Михайло со всем войском гнал за ними, имаючи и убивая к реке Цебре. И как прибежали татарове к Цебре, тогда мало не все в реке утонули. Так много татар и их лошадей в реке и болоте было, что Литва переезжала на лошадях и пеший переходил по мертвых телесах татарских и лошадей их». Татар преследовали и истребляли около Слуцка, Петрикова и в Украине. Только горстка их добралась до Крыма.

Армия Глинского освободила многотысячный плен, завладела татарским добром и табуном из 30 тысяч лошадей. Она еще несколько дней стояла под Клецком. Вырубала татарские отряды, что возвращались к кошу, которого уже не было.

Пораженный уничтожением лучших своих сил, крымский хан Менгли-Гирей срочно начал переговоры о перемирии. И хотя позже наша страна иногда страдала от татарских нападений, но случалось это уже много реже.

Клецкая битва имела большое значение в белорусской истории. Славная победа наших прадедов осталась не только в письменных источниках, но и в людской памяти. Еще в девятнадцатом веке на поле битвы под Клецком возвышался крест. Его поставили местные жители в память о победе и на успокоение душ погибших. А в 1996 году здесь воздвигнут памятник.