22 октября 2019, вторник, 10:09
Мы в одной лодке
Рубрики

Путин повышает ставки

4
Путин повышает ставки
Яросла Грицак
Фото:RFL/RL

Отношения между Украиной и Россией нельзя просто перезагрузить.

Истинную цену вещей определяет время. Один из лучших текстов о современной украинской ситуации появился ровно десять лет назад. 18 сентября 2009‑го в «Зеркале недели» вышел материал Владимира Горбулина и Александра Литвиненко под названием «Большой сосед определился». Что Украине делать дальше? Эксперты прогнозировали: российское «наступление на Киев» начнется в ближайшие пять лет.

Планы Кремля в отношении Украины сформировались сразу после грузинской войны. В их основу легло осознание того факта, что попытки контролировать Киев через пророссийские элиты неэффективны. Как только эти элиты попадали во власть, их ориентация менялась на прозападную. Москва опасалась, что в 2015‑м вместе с выборами и сменой поколения элит окно возможностей окончательно закроется. И, если на новую власть повлиять не удастся, не исключала, что в ход пойдет прямая военная агрессия. Планировалось расчленить Украину на три части: юг и восток включить в состав РФ, в центральной Украине создать марионеточное правительство, а непокорную западную Украину отпустить на все четыре стороны.

В 2009‑м такой прогноз выглядел неправдоподобно. В январе 2014‑го он стал реальным сценарием. Уже тогда, после первых смертей на Майдане, у экспертов появилось четкое понимание, что главная проблема Украины уже не Янукович, а Путин. И российская агрессия — вопрос нескольких недель. Наступление начнется сразу после окончания зимней Олимпиады в Сочи 23 февраля 2014 года.

Но одно дело знать о таком сценарии и совсем другое — противостоять ему. После четырех лет правления Януковича украинская армия практически перестала существовать. План Кремля вполне мог реализоваться, если бы не сопротивление волонтеров и добровольцев. Оглядываясь на эти события с перспективы пяти лет, понимаешь, какое серьезное испытание прошла Украина. Иначе как «украинским чудом» это не назовешь.

Но провал Путина в 2014‑м не означает, что он отказался от своей затеи. Две недавние книги — французского философа российского происхождения Мишеля Ельчанинова «В голове Путина» и известного у нас американского историка Тимоти Снайдера «Путь к несвободе. Россия, Европа, Америка» — говорят об одном: Путин — не прагматик. Иначе сейчас его ситуация выглядела бы куда спокойнее.

Геополитические выводы Путина исходят из наихудшей российской философской традиции, в основе которой лежат работы Ивана Ильина, не стесняющегося называть себя российским фашистом. Ильин жалел, что Муссолини пришел к фашизму раньше россиян. Как и другие фашисты, он трактовал нацию как отдельный биологический организм с собственным телом и душой — невинный зверь из райского сада, не познавший первородного греха. Ильин считал «декадентский» Запад смертельной угрозой, и лишь «невинная» Россия могла спасти мир. Если он и писал об украинцах, то в кавычках, поскольку отрицал существование Украины вне «российского тела».

Фанат Ильина — Никита Михалков. Говорят, именно он подсунул идеи Ильина Путину. С тех пор глава РФ регулярно цитирует философа, считая его своим духовным авторитетом. Кстати, «духовные скрепы» — из словаря Ильина. Владимир Сурков, серый кардинал Кремля и бывший смотрящий по Донбассу, тоже высоко оценивает Ильина. Губернаторы и члены правящей партии Единая Россия получили книги Ильина от администрации Путина в качестве новогоднего подарка.

Вот почему те, кто верит, что отношения между Россией и Украиной можно перезагрузить, ошибаются. Для Путина это не просто отношения с непослушным соседом. Его ставка выше: он занят спасением мира. Отсюда вмешательство Кремля в американские выборы и референдум по брэкситу. И нужно полагать, это не конец. Как пишет журналист Брайан Уолш в своей книге «Последние времена: Краткий путеводитель по концу света», очень скоро, возможно, уже в 2020‑м, мы будем смотреть на события 2016‑го, как на бета-тест — первое испытание атомной бомбы перед тем, как ее сбросили на Хиросиму.

С учетом такой логики, становится понятно, что во время последних выборов в Украине просто не могло обойтись без российского вмешательства. Но какой характер оно приобрело? Как правило, РФ не поддерживает своего кандидата открыто, наоборот — топит того, кого считает самым невыгодным для себя. В нашем случае речь могла идти о внушении, что войну в 2014‑м начал Порошенко, что за пять лет он и его команда ничего не делали, лишь набивали собственные карманы.

Секрет подобной пропаганды в том, что она ничего не придумывает. Она лишь усиливает уже существующие негативные настроения. Это та постправда, которая выдает себя за правду и в результате может стать главной народной «истиной».

Что утешает: Александр Литвиненко, автор материала десятилетней давности, возглавил Институт стратегических исследований. По крайней мере теперь можно надеяться, что новое украинское правительство получит адекватный анализ и информацию. Остается вопрос: будет ли кому слушать этот анализ и делать адекватные выводы?

Ярослав Грицак, «Новое время»