31 марта 2020, вторник, 22:21
Народный карантин
Рубрики

Слезы Минздрава: как из Беларуси выводились миллионы

30
Слезы Минздрава: как из Беларуси выводились миллионы

Журналисты опубликовали масштабное расследование.

Уголовные дела по взяткам и откатам в системе здравоохранения сегодня у всех на слуху. Исходя из сути всех обвинений, по самым скромным подсчетам, Беларусь потеряла десятки миллионов долларов, которые выведены бизнесменами за границу, пишет "Ежедневник".

Если открыть страницу госзакупок Белорусской универсальной товарной биржи, то можно увидеть, что из 20 тендеров на странице 15, а то и все 20 - это закупки для белорусской медицины. В среднем, по подсчетам "Ежедневника", около 80% всех тендеров, размещенных на электронной площадке, относятся к медицинской теме. По объему финансов соотношение приблизительно такое же. Но, странное дело, более десяти лет именно эту сферу госзакупок обходили стороной правоохранители. Ситуация изменилась лишь с начала 2018 года. Случайно или нет, но после серии расследований "Ежедневникa" указывающих на системную, глубоко укоренившуюся коррупцию в системе госзакупок Минздрава, на проблему наконец обратили внимание.

За последние два года правоохранители Беларуси возбудили десятки уголовных дел по коррупции в системе здравоохранения. К ответственности привлечены уже около ста человек. Мы то и дело слышим, что одна компания поставляла оборудование или лекарства по завышенным ценам, другая, третья. Удивляет лишь то, что никто не поясняет, как такое в принципе стало возможным, когда в стране еще с 2005 года действует указ Лукашенко №366, жестко ограничивающий размер как оптовых, так и торговых надбавок на лекарства, медицинское оборудование и изделия медицинского назначения.

Недавно даже новый министр здравоохранения заявил, что в результате переговоров с поставщиками удалось снизить цены на некоторые лекарства вдвое. И опять никаких пояснений: почему ранее поставляли в два раза дороже?

Не так давно ДФР КГК сообщил о деле известного бизнесмена Виктора Медведского, который с 2014 по 2019 годы уклонился от уплаты налогов на 8 млн рублей (приблизительно 3,6 млн евро по нынешнему курсу). Если произвести несложный подсчет, то мы получим, уведенный от налогообложения доход, в размере более 18 млн евро (3,6 млн евро в год), полученных бизнесменом в указанный период Странно, но период деятельности Медведского до 2014 года финансовая милиция почему-то обошла стороной, хотя до этого времени его компании зарабатывали почти в три раза больше. Возможно, просто не озвучивают по не понятным причинам.Также нет пока никаких пояснений относительно того, каким образом был получен и выведен за рубеж такой огромный доход.

Во всем мире выявлению каналов вывода и отмывания средств, полученных преступным путем, уделяют первостепенное значение. В борьбе с коррупцией, особенно в сфере госзакупок, это одно из самых эффективных орудий. Если нельзя будет вывести и отмыть средства от продажи медицинских товаров по ценам в 5-10 раз выше реальных, то нечем будет платить коррумпированным чиновникам. По этой причине "Ежедневник" решил восполнить пробел и рассказать, по каким схемам из Беларуси выкачивают миллионы, хоть нас и обещали за это посадить или лишить жизни. Над первым уже активно работают.

Как поднять цену

Когда был принят указ №366, в Беларуси как грибы после дождя стали появляться представительства иностранных компаний. Обычно компания регистрировалась на подставных лиц в странах с низкой налоговой нагрузкой, а в Беларуси появлялось представительство. Все вопросы решались через представительство, а вот деньги уходили напрямую в Европу или другие страны. Дальше деньги через вполне определенные структуры отмывались и поступали в карманы соответстующих бизнесменов. Вот как все происходило. Обратите внимание на следующие инвойсы, которые были нам предоставлены Виктором Медведским, как доказательство реальных цен на медицинские изделия, поставляемые в Беларусь. Правда, он не думал, что в результате журналисткого расследования мы отыщем и его собственную "прачечную".

Как видно из документов (у нас таких много), некая компания NOTTSTON LLP, зарегистрированная в Лондоне, покупает в у известного французского производителя Macopharma 40 шт контейнеров для компонентов крови для фотообработки на аппарате MacoGenic G2 (всего 92 евро за единицу) и 40 шт раствора для экстракорпоральной фотохимиотерапии на аппарате MacoGenic G2 (75 евро за единицу), а также сам аппарат MacoGenic G2 за 50 тыс. евро. Поставка осуществляется в адрес "Белмедтехники", а общая цена закупки - 56680 евро.

А вот опять все та же партия, только всего за неделю цена контейнеров и раствора увеличилась в 10 (!) раз, а цена аппарата - в 3 раза. Из 40 шт. контейнеров и 40 шт. растворов по 10 поставляется в качестве товарной скидки, но цена оставшихся товаров тянет аж на 195 тыс. евро, или в 3,4 раза дороже цены закупки. Иными словами, все эти скидки - это всего лишь ловкий трюк, отвлекающий внимание от всей махинации.

Вот еще один такой пример, когда 1224 шт. системы для фотообработки и хранения единичных доз плазмы Teraflex - MB - Plasma были куплены компанией NOTTSTON LLP у Macopharma по цене всео 38 евро за штуку (соответствующий инвойс имеестя в редакции), а в "Белмедтехнику" поставлены по 300 евро за штуку. На этот раз поставщик тоже дал скидку в 3672 евро, но все равно не прогадал: заплатив за партию 46512 евро, получил на выходе через несколько дней - 363528 евро, или почти в 8 раз больше.

Но как же такое возможно - поднять цену в 8 раз, когда указ президента ограничивает наценку на такие товары максимальным размером в 11%? Очень просто. Указ ограничивает наценку только от контрактной цены ввоза товара на территорию РБ. А до того, как товар ввезен в Беларусь, накрутить вполне можно, если поработать в нужно направлении с документами. В данном случае NOTTSTON LLP никогда не участвовала в тендерах Минздрава и не являлась его поставщиком, несмотря на то, что в инвойсе с этой омпанией в качестве получателя значится именно "Белмедтехника". Соответственно, не имея контракта с РУП "Белмедтехника" компания не могла ввезти указанные медизделия в Беларусь - таможня бы просто не пропустила.

Между тем, согласно инвойсам, NOTTSTON LLP обязана была вывезти товар за пределы ЕС, иначе последовали бы санкции c начислением VAT. Получается, что товар из ЕС вывозился NOTTSTON LLP по одним документам, а ввозился на территорию Беларуси другой компанией по другим документам. Кто же и каким образом смог проворачивать такое не раз и не два, много лет?

Знакомые лица

Конечным поставщиком указанных выше товаров в адрес "Белмедтехника" являлась зарегистрированная в Австрии компания Anymed Handels GmbH, которая входила в тогда в тройку крупнейших поставщиков Минздрава.

Работала компания через свое представительство в Беларуси, а также через организационно связанную с ней белорусскую компанию ООО "Алмазмед", которая подыгрывала на тендерах.

Весь этот бизнес принадлежал известному белорусскому бизнесмену Виктору Медведскому. Тому самому, который сейчас находится под стражей по обвинению в уклонении от уплаты налогов на 8 млн рублей и который, якобы, заплатил, за это наше расследование.

Интересно, что в то время главой представительства Anymed Handels GmbH в Беларуси являлась Майя Наубатова, которую сейчас судят за дачу взятки заместителю директора РУП "Центр экспертиз и испытаний в здравоохранении" (являлся также вторым заместителем председателя тендерной комиссии). Подыгрывающей компанией "Алмазмед" руководил сын Наубатовой Марат Петроченко, а исполнительным директором Anymed Handels GmbH в Австрии был гражданин Германии Манфред Димер, который являлся также региональным менеджером компании Macopharma и отвечал за поставки продукции в Беларусь и Россию. Для полноты картины скажем, что Манфред Димер позже стал законным супрогом Наубатовой.

Как видно, члены семьи Наубатовой занимали основные должности в фирмах Виктора Медведского, а последний контролировал NOTTSTON LLP, через которую отмывались полученные средства. Об этой компании следует рассказать несколько подробнее.

Английская прачечная

Согласно данным, которые "Ежедневник" получил в Великобритании, учредителями NOTTSTON LLP являются две связанные между собой и имеющие один адрес багамские компании KINGSTON Group Limited и NOTTINGHAN Holding Limited. Эти компании уже давно внесены международной сетью журналистов-расследователей в базу структур, используемых для отмывания средств. В базе ФАТФ (Гру́ппа разрабо́тки фина́нсовых мер борьбы́ с отмыва́нием де́нег) эти компании также имеются.

Иными словами, в задачу NOTTSTON LLP входил не только вывоз за территорию ЕС продукции Macopharma, но также последующее отмывание полученных из Беларуси средств. Все происходило приблизительно так: РУП "Белмедтехника" платила за поставленную продукцию Anymed Handels GmbH, а та перечисляла средства NOTTSTON LLP, которая часть денег переводила Macopharma за купленную продукцию, а оставшуюся отмывала через NOTTINGHAN Holding Limited и банки на Багамах. Если брать условные 100 тыс. евро, вот как работала схема.

Неожиданный развод

В августе 2013 года между семейством Наубатовой и владельцем бизнеса Виктором Медведским произошел конфликт. По словам Медведского, вернувшись к бизнесу после продолжительной болезни, он обнаружил всю описанную выше схему и выгнал Наубатову, ее сына и Манфреда Димера, так как не хотел в этом участвовать.

По версии Наубатовой все произошло с точностью до наоборот: когда мы с Манфредом обнаружили, во что нас втянул Медведский, то сами ушли от него со скандалом. "Просто сбегала оттуда", - заявила Наубатова.

По нашему мнению, поверить и в первую версию и во вторую, довольно сложно. В руках одних находились все ключевые должности, от которых зависело исправное функционирование всей схемы, а в других руках - основные финансовые потоки.

Скорее всего, конфликт между всеми указанными лицами произошел по другой банальной причине. Это подтверждается и их действиями после разрыва.

Виктор Медведский продолжил выводить и отмывать свои деньги через NOTTSTON LLP, за что собствено сейчас и задержан. А продукция Macopharma продолжила поставляться в Беларусь приблизительно по тем же ценам, что и ранее. Только место Anymed Handels GmbH заняла только что учрежденная в Великобритании PRIME TECHNICS LTD, а вторым подыгрывающим на тендере игроком вместо ООО "Алмазмед" стало ООО "ПраймБиоТех", владельцем и директором которой значится сын Наубатовой Марат Петроченко. А вот Майя Наубатова стала главой представительства в Беларуси австрийской компании TRIMA Medizintechnik GmbH, учрежденной опять же в 2013 году. Юридически компания ей не принадлежит, но если проследить учредителей и руководителей фирмы, то прослеживается связь с ее супругом Манфредом Димером.

Так, согласно информации крупнейшего в Европе кредитного справочного агентства Creditreform, единственным учредителем и руководителем TRIMA Medizintechnik GmbH является Herrn Topler Christian, за которым числится еще 15 компаний. Среди этих компаний есть некая SGS-medical HandelsgmbH, где свои доли имели Манфред Димер и его сын Патрик.

А что же компания PRIME TECHNICS LTD?

Компания была регистрирована в 2013 году (то есть после разрыва отношений с Виктором Медведским) с уставным фондом всего 100 фунтов. Учредителем значится гражданин Кипра Guido Kapiri, он же числится и директором (все документы в редакции имеются). Интересно, что за Guido Kapiri зарегистрированы еще 29 аналогичных компаний в различных странах мира, что является явным признаком, что это подставное лицо.

Сама Наубатова на встрече с "Ежедневником" категорически отрицала, что она или члены ее семьи владеют PRIME TECHNICS LTD и TRIMA Medizintechnik Gmb, но несмотря на это в разговоре с главным редактором постоянно проскальзывало применительно к данным компаниям: "нам снизили", "мы снизили", "У меня маркетинг, допустим, четыре месяца был". Она даже обещала принести контракты PRIME TECHNICS LTD и TRIMA Medizintechnik Gmb с РУП "Белмедтехника". А потом принесла таблицу, где по годам названы цены поставок PRIME TECHNICS LTD, к которым она не имеет отношения, доказывая, что после тендера договор, как она и говорила, "реально заключается совсем по другим ценам". Также согласно доверенности Наубатовой, выданной от имени TRIMA Medizintechnik Gmb, ее полномочиям могут позавидовать многие директора.

После публикации первой части расследования даже Минздрав в письме Совету Министров вынужден был признать, что PRIME TECHNICS LTD, ООО "ПраймБиоТех" и TRIMA Medizintechnik GmbH являются "организационно связанными компаниями", которые участвуют в тендерах на договорных условиях.

В 2018 году Виктор Медведский написал заявление в ДФР КГК на Майю Наубатову. Как рассказал "Ежедневнику" бизнесмен, в заявлении он в том чисе указал, что PRIME TECHNICS LTD и TRIMA Medizintechnik GmbH на самом деле принадлежат Наубатовой. Факт поступления заявления нам подтвердил сотрудник ДФР еще до выхода первой части расследования.

Противники Медведского в долгу не остались и написали на него аналогичное заявление. В итоге Медведский проиграл - именно в отношении его возбудили уголовное дело за уклонение от уплаты налогов. Но странным образом ДФР почему-то не тронул самый смачный период работы его компаний, когда получаемая прибыль была в три раза выше и когда там работала семья Наубатовой.

В среднем оперативники насчитали, что Медведский зарабатывал и уводил от налогов около 3,6 млн евро в год. А теперь предоставим финансовые выписки по компании TRIMA Medizintechnik GmbH, предоставленную нам европейским справочным агентством. Только цифры (в евро) и никаких комментариев, кроме одного - цифры сопоставимы с тем, что зарабатывал Медведский.

2014 год, начало деятельности

2015 год

2016 год

2017 год

Ловкий трюк

Для того чтобы картина была более полной расскажем, как проходят сами тендеры. Скажем, объявляется тендер на закупку системы для фотообработки и хранения единичных доз плазмы Teraflex - MB - Plasma, отпускная цена производителя на которые всего 38 евро. Но государственные закупщики, зная реальную цену товара, ставят стартовую цену тендера в 439 евро.

Информационно: Как следует из материалов проверки МВД по фактам нашей предыдущей публикации, стартовая цена ставилась исходя из цен по предыдущими закупкам, а именно цен, по которым ранее товар поставляла фирма Виктора Медведского. Вывод МВД - нарушений законодательства не выявлено.

Далее на тендер заявляются две связанные другом с другом структуры, и одну единственную ставку на понижение в 0,1% делает компания-победитель, а второй участник не делает ставок вообще. В итоге цена победителя тендера составляет 438,5 евро или в 11,5 раза выше цены производителя. А дальше начинается самое интересное.

Согласно законодательству, РУП "Белмедтехника" обязана заключить с победителем договор по цене тендера, но вместо этого происходит совершенно другое. Стороны идут в так называемый маркетинг, в результате которого цена за единицу снижается уже до 300 евро. По ней и заключается контракт.

Важно отметить, что процедура маркетинга после проведения тендера и определения победителя вообще не была предусмотрена каким-либо законодательством, то есть происходила вне каких-либо правовых рамок. Иными словами, по факту цена устанавливается не на тендере в результате конкурентной борьбы между поставщиками, а исключительно на основании того, как "Белмедтехника" договорится с формальным победителем тендера. Спрашивается, а зачем же тендер?

С одной стороны, этот маркетинг, вроде бы для блага для страны - все же снижение цены. Но если взглянуть в суть всего действа, то оно начинает напоминать ловкий трюк. Ведь 300 евро за единицу - это все равно в 7,8 раза выше цены производителя, и в среднем в 3 раза выше цены, по которой этот товар, например, закупают в России, в Украине, Казахстане. Кроме того, заключив договор поставки по цене 300 евро за единицу, стартовая цена следующего тендера опять почему-то устанавливается, на уровне более 400 евро. И все начинается заново: договорной тендер, минимальная ставка, маркетинг, и опять снижение цены только теперь уже окончательная цена будет 295, евро, в следующий раз - 285 евро и так далее. Для чего все это делается?

Возможно для того, что если правоохранители вдруг заинтересуются высокой ценой тендера и заподозрят коррупцию, им всегда можно возразить. Какая коррупция, по закону мы обязаны заключить с победителем договор по цене тендера, а мы ее даже после тендера снижаем. Опять же обвинения о завышении цены также отбиваются Минздравом аналогичным образом: завышение цены закупки не установлено - стартовые цены определяются по архивным даннным. Мало того, из года в год цена снижается. А почему и не снизить с такой-то дельтой?

Вместо заключения

Описанная выше схема - это не ноу-хау каких-то конкретных лиц. Это система, по которой работатали и продолжают работать в Беларуси практичеки все представительства иностранных поставщиков Минздрава. Заметим, представительства не производителей, а обыкновенных посредников. В той или иной интерпретации, но система одна и она не является ни для кого тайной, в том числе и для правоохранительных органов. В рамках ее, статус указа президента №366 и других нормативных актов, регулирующих госзакупки медицинских изделий импортного производства, низведены до нуля. Но это почему-то мало кого не волнует. Все поставщики Минздрава в один голос говорят, что нынешние тендеры - это чистая формальность. Все договоренности происходят после его проведения в нерегламентируемой законодательством процедуре маркетинга. Например, та же Наубатова в разговоре с "Ежедневником" признала: "Все так работают". А тендеры, по ее мнению, проводтся просто потому, что так требует законодательство.

По большому счету бизнесмены, осуществляющие поставки Минздраву ни в чем не виноваты. Они работают в тех условиях, которые для них созданы, потому что по-другому к тендерам не прорвешься и по другому там не выживешь. Хочешь работать - запрягайся в общую упряжку. А потом этих же бизнесменов, как жертвенных баранов кладут на алтарь борьбы с коррупцией, но на их место всегда найдутся новые. В результате и система работает, и борьба с коррпуцией активно ведется.

На этом мы пока закончим, хотя собранные материалы позволяют нам писать, писать и писать... Но мы подождем очередной реакции заинтересованных лиц, на кого на этот раз заказ запишут.