21 октября 2019, понедельник, 21:49
Мы в одной лодке
Рубрики

Кто стучится в окошко Цал Дир Бие?

27
Кто стучится в окошко Цал Дир Бие?

Завеса тайны едва заметно приоткрылась.

Но взрыва праведного гнева не последовало. Отдельные голоса возмущенных граждан сути не изменят. Едва ли кому-то тут еще неясно, что страной уже торгуют. Нагло и открыто. А чего стесняться? Публикация известной московской газеты о ближайших планах «углубленной интеграции», а точнее, о начале активной фазы поглощения нашей страны вечно голодным соседом, сенсацией не стала. Волна протестов не поднялась. И колхозный выдвиженец, подмявший под себя всю власть, пошел напролом.

Прежде всего, он решительно поменял имидж. Все лето придворное телевидение втюхивало электорату образ мудрого хозяина, почти философа. Он совсем не тот, что прежде. Перед камерой долго держит паузу. Роняет тяжелые, иногда грубые слова. Но каждое – на вес золота. Все знает. Все у него под контролем. Из любой ситуации выкрутится и даже из беспросветного болота выйдет сухим. Так стоит ли придавать значения странной возне и тяжкому сопению на нашей восточной границе?

Отклики политиков, экономистов и всех прочих, обративших внимание на эту вроде бы тревожную публикацию, полны сарказма и безудержного оптимизма. И не такое бывало. И единой валюте назначали конкретный срок. И наднациональные органы уже мерещились неотвратимо. И войска, пришедшие сюда с востока на маневры, могли слегка тут задержаться. А в итоге что? Все тот же ноль. Большой. Овальный. Гарант азартен и хитер. Выкрутится и на этот раз. Обведет коварного соседа вокруг пальца.

Только почему на Западе вдруг забеспокоились? За короткий срок – два визита высокопоставленных чиновников из Соединенных Штатов. Министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс тоже не обошел вниманием вроде бы незначительный факт публикации неофициальных сведений о первых итогах интеграционных игр. «На самом деле я согласен с некоторыми политологами, которые утверждают, что никто не может отрицать, что есть определенные секретные протоколы в соглашении». Обеспокоенность понятна. Литве хорошо известно, чем заканчиваются соглашения двух подозрительных субъектов, если происходит это все в глубокой тайне.

А вот польский журналист Анджей Ломоновский, у которого немалый опыт работы в Москве, сложные завихрения в отношениях кремлевской верхушки и ее минского союзника представляет во всей полноте и неутешительной реальности. Его статья в газете «Rzeczpospolita» по поводу возможного развития событий никаких иллюзий не оставляет. «Уже в скором времени мы можем граничить по Бугу с иным соседом, чем теперь. Россия медленно, но последовательно проглатывает Беларусь… Похоже, судьба Минска уже решена. Лукашенко, раньше или позднее, пойдет на такие отношения, каких пожелает Кремль. Никто ему не поможет, никто не захочет финансировать банкрота».

Прогноз беспросветный и до крайности обидный. Но что тут можно возразить? Здешняя власть не хуже других знает, чем может закончиться новый этап игр в интеграцию. Но выхода иного не видит. И когда восточные партнеры ловко провернули фокус с налоговым маневром, пострадавшие ничего иного придумать не смогли, как только протянуть руку и жалостно клянчить компенсацию. Один из высокопоставленных чиновников высказался на этот счет с предельной откровенностью: без этой компенсации нам не выжить. Понимают ли они сами, во что втянулись и куда привели страну?

Ладно, всякие там публицисты, экономисты, журналисты высказывают самые разные суждения. Иногда совершенно нетерпимые. Но человек, стоящий бессменно четверть века у руля государства, должен видеть вполне реальную опасность. И реагировать мгновенно. Что же он?

А он все видит. И реагирует мгновенно. Только с олимпийских высот ЦАЛ ДИР БИЕ опасность видится совсем не там, где пытаются ее обнаружить вышеупомянутые наблюдатели и прочие аналитики – свои и чужие. «Сегодняшняя предвыборная вакханалия, иначе ее не назовешь, перед парламентскими выборами говорит о том, что это просто репетиция президентских выборов».

Какой ужас! И кто эти выборы выдумал? Сидит себе глава уникальной вертикали, принимает наследных принцев и прочих высокопоставленных гостей из далеких стран, решает, где должен появиться чайна-таун, как прищучить школьников, которые злоупотребляют гаджетами, а тут вдруг, как снег на голову, «выборы». За какие грехи?..

Чего же еще опасаться в этом мире белорусам, если не этих «выборов» – палаточных, а потом и президентских? Вроде бы все схвачено, стабильность беспредельная и никакого повода для тревоги нет. Но этот мир непредсказуем. А вдруг ситуация выйдет из-под контроля и голоса начнут считать всерьез. И что тогда?

Вот и приходится смотреть в сторону восточного союзника, у которого назревают схожие проблемы, только позже. А может быть, не так уж и страшен этот союз, к которому упорно и настойчиво принуждают кремлевско-лубянские братья? Конечно, как бывало уже на иных направлениях, с Востока могут запросто придти бронетранспортеры, а следом - мародеры. Последствия известны. Однако предусмотрительный Путин вполне мог пообещать, что из Дроздов и прочих опорных пунктов выселять не будут. Так чего тут опасаться? Куда страшнее собственный народ, терпение которого однажды непременно кончится. В двадцать первом веке в Европе стыдно жить на заработок в 200 – 300 рублей и терпеливо ждать, что если очень повезет, когда-нибудь он может вырасти до обещанной бессменным вертикальщиком тысячи все тех же неустойчивых рублей.

Еще советские фантасты заметили когда-то, что быть богом очень трудно. А быть последним из диктаторов – вообще кошмар. Какой бы свирепой и бдительной ни была его персональная охрана, рано или поздно в высочайшее окно непременно постучатся выборы. Не те, которые в нужную сторону направляет старательная и беспринципная придворная обслуга. А именно те, настоящие. Очерченные четко Конституцией, на которой правитель когда-то клялся.

И что тогда он сможет предъявить в оправдание своего столь долгого сидения на вершине топорно выстроенной и постыдно покорной вертикали? Разве только этот одиозный союзный договор в его новой редакции.

И на это все ему потребовалась четверть века?

Владимир Халип, специально для Charter97.org