20 сентября 2019, пятница, 22:04
Мы в одной лодке
Рубрики

Электромобиль блуждающего мотоциклиста

54
Электромобиль блуждающего мотоциклиста

Странные новости будоражат страну.

И распространяют их не враги и завистники, а сами создатели этой морально устойчивой вертикали. Один из них вообще отличился неслыханной экстравагантностью. В день знаний направился в новую школу с обычной в таком случае миссией: учить жить.

Вдохновился. Увлекся. И начал приводить ярчайшие примеры из собственной жизни.

Будто бы однажды в каком-то условном пространстве увидел его на двухколесном мотоцикле известный всем Илон Маск. Испугался не на шутку – этак все прогрессивное человечество может запросто осиротеть. Чего только не случается на дорогах, а тут всего два колеса! Хотя бы три, а лучше четыре. И, как человек деловой, мгновенно принял спасительное решение. А впрочем, слово – рассказчику: «У меня есть электрическая машина «Тесла», я иногда ее тестирую. Маск подарил – увидел меня на мотоцикле и говорит: «Что это у вас правитель на двухколесном ездит?»

Приученное ко всему подшефное телевидение слегка опешило – стоит ли такую историю выпускать в эфир? Но один из каналов все-таки погорячился. И зря! Взволновались тут же велосипедисты и самокатчики – они ведь тоже о двух колесах. Даже те, кто обзавелся когда-то сигвеем, уже любопытствовали откровенно: а нельзя ли им обменять это транспортное средство хотя бы на ту же модель SP 100 D стоимостью 150 тысяч евро? А некоторые отправили Илону Маску электронные письма с вопросом о подлинности истории с подаренной будто бы «Теслой». Смысл ответа был кратким: «Oh no»!

Вот в такой мелкотравчатой суматохе и суетной погоне за сенсацией теряются подлинные свершения, которыми так богато начало этой щедрой осени. Многие ли знают, что всенародная битва за урожай закончилась нашей бесспорной победой? А главная плантация страны вообще побила все рекорды. Там растет все. Бурно. Неотвратимо.

Всякие там соседи и прочие братья просто поникли и растерялись, сравнив конечные результаты. Знаменитые некогда бахчеводы топтались смущенно у заветного забора – охрана была строга и до крайности несговорчива. Увидев фургоны, заполненные арбузами невиданной красоты, паломники поняли, что всякое состязание со здешним умельцем просто бессмысленно. И потянулись уныло к своим астраханским бахчам.

А тот самый удачливый фермер страны на всякие пустяки не отвлекался. На его плантациях кипела страда. Будто из-под земли возникали стайки бойких девиц и ловких спортсменов. Воспитанные в строгости и послушании, свое дело знали. Едва успели убрать арбузы, как уже настойчиво заявил о себе укроп. Подоспели папайя и маракуйя. Угрюмо дозревал непостижимый кумкват. А по ту сторону лирического пруда с безымянных кустов уже тяжелыми гроздьями свисала легкомысленная чурчхела. Мычали телята. Блеяли овцы, громогласно заявляя о своих правах на безоговорочное внимание.

Время не ждет – всерьез приходилось корячиться. И не только добровольцам и прочим энтузиастам. Это привычные наши телекартинки создают обманчивое впечатление, будто все тут дается легко и просто. А в реальности вертикаль с ее имущественным приложением – это каторжный труд и всяческая суета. Но в любом случае тут виден реальный результат – образцовое хозяйство. Казалось бы, живи и радуйся. Но даже тут уже чувствуется какая-то несуразность. Непонятный и неуловимый конфликт с привычным течением времени, которое в минувшем декабре вышло вдруг из-под контроля. И, как было сказано в любимом блокбастере правителя, стало ясно, что «где-то что-то не так».

Все как будто без перемен. Вот прошелестит внезапно ветер в придворной апельсиновой роще. И даже почудится там некая тень, напоминающая все того же Илона Маска, с которым вполне можно бы побеседовать о материях возвышенных и непостижимых. А в глубине той же рощицы уже отчетливо просматриваются какие-то бородатые молодцы, несущие к ближайшей лужайке что-то напоминающее отдаленно новенький электромобиль, перевязанный подарочной лентой с затейливым бантиком.

Но осенний свет причудлив и переменчив. И нетрудно заметить, что нет и в помине того щедрого благодетеля, который так запросто раздает случайным мотоциклистам подарки ценою в 150 тысяч евро. А если и есть там кто-то в этой изменчивой тени, так это не иначе восточный сосед и. Этот подарки не раздает. Принес, похоже, очередную черную метку.

На минувшей неделе здешний премьер и кремлевский автор декабрьского ультиматума радостно сообщили телезрителям, что все спорные вопросы по углублению интеграции уже сняты. Соглашение правительствами парафировано. Подготовлена 31 дорожная карта. Предусмотрена полная унификация всех сфер жизни. Естественно, по кремлевским лекалам. Единый рынок. Европа будет просто счастлива: вместо одной России появятся фактически два. Большая и маленькая.

Но главный интегратор, который на всех перекрестках заявлял, что мы с соседями один народ, бурную радость героев этого телесериала разделить не спешил. Более того, на открытии Западного обхода в Бресте он вообще впал в уныние. «Все хотят влиять. Но мой характер вы давно уже знаете. Я не приемлю, когда начинают влиять чрезмерно в ущерб нашему народу. Это недопустимо. Вот это главное – многовекторная политика. Мы должны смотреть на Восток и на Запад. Кстати, России нас нечем упрекнуть. У них даже орел двуглавый – он и туда, и туда смотрит. И нам никто не запретит смотреть в разные стороны». Какое слово найдено – запрет! Вот пожалует с востока даже не вышепомянутый орел, а какой-нибудь унтер и все запретит. Да еще конфискует именем все той же дорожной карты подаренный заботливым меценатом электромобиль. И что тогда? Разве об этом мечтал правитель, подписывая кремлевские бумажки?

Он задумал нечто невообразимое – некую утопию «на этом клочке земли». Первобытное общество времен охоты на мамонта. С возможной вполне добычей и неизменным вождем. Чтобы в итоге все вокруг завидовали и восхищались. Даже название такому укладу придумано было – страна для жизни. И все шло в соответствии с замыслом. Но сколько траву ни красили и триумфальных арок ни воздвигали, задуманная стройка далеко не продвинулось. Он все подсчитал, проверил, прикинул и твердо решил: для завершения начатого нужны еще пять лет. Новый срок. Проще говоря, каденция. И нечего тут размышлять. Мир прост и однозначен. Если не я, то кто?

А в реальности все наоборот. Если никто, то он. Но после четверти века бессмысленной суеты и фокусов колхозного цирка такое уже невозможно. Катастрофически изменилось время. Даже партнерам по углубленной интеграции он опостылел. А декабрьский ультиматум вообще спутал все его карты. Остались только дорожные. Тридцать одна штука. Шулерская колода нового образца. Большая затевается игра. Проигравшему даже обещан утешительный приз – прежний флаг над сельсоветом.

Однако, как точно заметил все тот же Илон Маск, «Oh no»!

Владимир Халип, специально для Chrter97.org