18 сентября 2020, пятница, 12:41
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Генерал Гриб: Назначенцы Лукашенко могут оказаться пророссийскими

45
Генерал Гриб: Назначенцы Лукашенко могут оказаться пророссийскими
Мечислав Гриб
Фото: «Радыё Свабода»

Что происходит в белорусских силовых структурах?

Лукашенко назначил новых руководителей Минобороны, Генерального штаба Вооруженных сил и Совбеза. Министром обороны назначен Виктор Хренин, который ранее являлся командующим войсками Западного оперативного командования. Начальником Генерального штаба ВС назначен Александр Вольфович, ранее работавший первым заместителем начальника Генштаба.

Бывший министр обороны Андрей Равков стал госсекретарем Совета Безопасности. Что стоит за этими перестановками? На вопросы сайта Сharter97.org отвечает экс-глава Верховного Совета Беларуси, генерал-лейтенант милиции Мечислав Гриб.

- Мечислав Иванович, свои назначения Лукашенко объяснил «непростым временем». Как это понимать?

– Во-первых, сколько я слышу Лукашенко, все эти 25 лет — у нас всегда были сложные времена. Я никогда не помню, чтобы он говорил, что у нас все нормально. Поэтому стоит ли придавать какое-то особое значение этим высказываниям?! Это просто дежурные слова. Конечно, ситуация на самом деле осложнилась. Особенно за счет разногласий, которые в последнее время у нас выявились с Российской Федерацией. В частности — в вопросах так называемой интеграции и получении дешевых энергоресурсов.

Вроде бы мы с Россией находимся в ОДКБ, в одном, так сказать, военном союзе. Но это ничего не значит. Сегодня можем быть в одном союзе, а завтра — по разные стороны. Серьезно говорить о том, что Лукашенко начал готовиться сегодня к защите — очень сложно. Готовиться надо постоянно, и быть в готовности постоянно. Но не делать из этого какую-то фишку, зацикливаться на этом — не нужно.

- Как офицер, как вы оцениваете работу силовых ведомств в Беларуси?

– Во-первых, у нас эти ведомства работают в закрытом или полузакрытом состоянии постоянно. И как проходит их работа — простым гражданам судить об этом очень тяжело. Мы можем судить только о высказываниях по тем военным учениям, которые там проводятся. Нам говорят всегда, что успешно проводятся, с очень хорошими результатами и так далее. Но так ли это на самом деле — трудно сказать.

Эксперты говорят, что в армии соответствующего порядка нет. В белорусской армии много самоубийств, в ней даже есть убийства! В армии есть дедовщина. Поэтому оценивать боеготовность нашей армии крайне сложно.

- Одно из первых заявлений нового министра обороны Виктора Хренина — «солдаты должны быть готовы к войне». К чему такое заявление?

– Безусловно, мы постоянно должны готовиться к отражению военной агрессии. Поскольку Беларусь заявляет, что мы не имеем и никогда не имели стратегии нападения, то доктрина у нас должна носить чисто оборонительный характер. Но оборона – это тоже война. Это тоже наука. И к этому постоянно надо готовиться. Военные должны проходить соответствующую подготовку, готовиться к отражению нападения. Тем более, когда такие трудные отношения с Российской Федерацией.

- C одной стороны — мы находимся в так называемом военном союзе с Россией. С другой — рассматриваем ее в качестве противника. Здесь нет никаких противоречий?

– Какой полноценный союз может быть с Россией? Кроме того, из ОДКБ военного союза не получилось. Чтобы там не делали, но он остался более наигранным, чем реальным. Мы состоим в ОДКБ, но мы не принимаем участия в каких-то военных действиях и так далее.

Принимает участие одна главная и ведущая страна – Российская Федерация. С нами, как со страной, которая состоит в ОДКБ, никто даже и не советуется.

Известил ли кто-то Беларусь при захвате Крыма? А во время других военных действий? Думаю, что никто у руководства Беларуси не спрашивал. Москва сама все это сделала и просто поставили перед фактом. Поэтому не нужно строить иллюзий.

- Новые главы силовых ведомств учились и делали карьеру на территории России. Александр Вольфович — уроженец РФ. Могут ли такие защитить нашу страну от потенциальной угрозы с Востока?

– Понимаете, раньше все военнослужащие, генералы и полковники, они большей частью имели отношение к учебным военным заведениям, которые расположены на территории России. Потому что у нас практически своих военных учебных заведений не было. Было у нас училище, но не было ни института, ни академии, ничего. Потом у нас образовалось национальное высшее учебное заведение по подготовке высших военнослужащих. А раньше же не было. А где им всем подготовку проходить? Естественно — в России. В России были и средние, и высшие академии, и академии генштаба, все-все. И они там проходили эту подготовку.

Безусловно, в определенной степени это может повлиять на их выбор, по какую сторону баррикад оказаться. Они внутри могут оставаться российскими. И таких военных довольно много, которые считают, что российские вооруженные силы – это «супер», а белорусские вооруженные силы – абы-что.

Другая сторона, сегодня если брать, военнослужащие вооруженных сил России материально более обеспечены, чем белорусские. Да и те кто на пенсии получают больше.

Сегодня выгоднее материально служить в российских вооруженных силах, чем в белорусских. И это многих прельщает: язык один, пределов нет, теоретическая подготовка тоже есть. Российская сторона может

Поэтому надеятся на этих офицеров не стоит. В жизни всегда надо надеяться в первую очередь — только на себя. Поэтому белорусам стоит жить своей головой.