30 марта 2020, понедельник, 3:26
Народный карантин
Рубрики

Politico: Ирану следует пристально изучить урок падения коммунизма в Румынии

Politico: Ирану следует пристально изучить урок падения коммунизма в Румынии
Изображение: POLITICO

Накануне потери власти Чаушеску прибыл в Тегеран как почетный гость.

Румынская революция перед Рождеством 1989 года сильно унизила правящих в Иране клериков. И теперь эта история содержит урок относительно того, куда заостренный политический кризис может привести Исламскую республику.

Об этом пишет Politico, напоминая, что на фоне постепенной потери контроля над Румынией диктатор Николае Чаушеску прибыл в Тегеран как почетный гость (перевод — УНИАН).

Когда он вернулся домой и вскоре был застрелен, иранские лидеры начали убиваться над тем, почему же они расстелили красный ковер перед жестоким деспотом, которого ненавидел собственный народ.

Газеты и депутаты парламента начали критиковать тогдашнего президента Ирана Акбара Хашеми Рафсанджани и министра иностранных дел Али Акбара Велаяти.

Казалось, новоназначенный лидер Али Хаменеи должен расчистить этот беспорядок. Он призвал к единству после падения Чаушеску. А иранского посла в Бухаресте уволить за то, что он не предупредил свою столицу о настроении румын против своего тирана.

Через 30 лет Хаменеи и его главный советник Велаяте до сих пор руководят Тегераном. Им стоит заметить необычайную симметрию между Ираном в 2020 году и Румынией в 1989-ом. Как и Румыния в 1980-х, Иран стал заложником широкого и похожего на мафию аппарата служб безопасности, который обогащается как раз тогда, когда экономика разваливается.

В таких условиях быть лицом режима очень неудобно, особенно для лидера, которому 80 лет, за спиной которого уже говорят о преемнике. Приближение падения лидера очевидное для «апаратчиков» служб безопасности и олигархов, которые хотели бы сохранить источники своих доходов.

В 1980-х годах румынская экономика опустошалась из-за фанатичного желания Чаушеску сократить иностранный долг. На домашнем фронте голод был распространенным явлением. Очереди за продуктами и горючим были одинаковые.

Но агенты Секуритате чувствовали себя хорошо. Они контролировали внешнюю торговлю, контрабанду и твердую валюту. Когда Берлинская стена упала, они, как и другие службы разведки в Восточной Европе, поняли, что им нужно захватить власть изнутри. Много румын сегодня описывают события 1989 года не как революцию, а как внутренний путч, победителем из которого вышел аппарат Секуритате.

И эта история возвращает наше внимание к иранским «Стражам исламской революции». Для большинства иранцев экономические перспективы сомнительны под мощным «максимальным давлением» президента США Дональда Трампа.

Задушенный санкциями экспорт нефти сократился до небольшой доли от традиционных объемов. Инфляция перевалила за 30%. А МВФ оценивает сокращение экономики в 2019 году в 9,5% от ВВП. Но у «Стражей исламской революции» привилегированное положение, потому что они контролируют движение на границе.

Это означает, что они могут не только заниматься контрабандой горючего и наркотиков, но и построить запутанные сети покровительства над руководителями заводов, которые хотят избежать уплаты пошлин на важные детали.

Через инженерное подразделение под названием «Хатам аль-Анбия» щупальца «Стражей исламской революции» проникли во все: от газовых вышек в море до тегеранского метро. Как и Секуритате в 1989 году, они сейчас начнут замечать разные сигналы. Уличные протесты охватили различные социальные и этнические группы в Иране.

А экономический ущерб от санкций настолько велик, что даже «Стражи» чувствуют боль. Самый большой страх для них – потеря всех структур и потеря потоков, которые приносят им доход. Чувствуя напряжение, Хаменеи сказал «Стражем» в 2018 году, что им нужно ослабить хватку на горле бизнеса. Хаменеи еще никогда не ощущал большего давления, чем после смерти сотен демонстрантов на улицах в ноябре и разоблачения лжи режима об уничтожении украинского авиалайнера.

В середине 2000-х годов прямые атаки против лидера Ирана во время протестов были табу. Если кто-то в толпе выкрикивал «Смерть Хаменеи», то ему сразу же говорили закрыть рот из-за страха, что вся демонстрация будет дискредитирована. Разительное отличие последних акций протеста заключается в том, насколько нацеленными они стали против самого Хаменеи.

Люди жгут его портреты и скандируют: «Смерть тирану». В определенной степени, объяснить ярость людей не трудно. Они устали от жестокого, коррумпированного полицейского государства. Но это также играет на руку «Стражам исламской революции», которые заполнят вакуум в случае свержения лидера Ирана по примеру Чаушеску. Хаменеи может стать удобным козлом отпущения за все преступления более широкой системы.