24 февраля 2020, понедельник, 8:53
Осталось совсем немного
Рубрики

Встреча «Титаника» с айсбергом

1
Встреча «Титаника» с айсбергом
Дмитрий Гудков

Как уместить в лодки максимальное число пассажиров и спасти ди Каприо.

Эти дни все обсуждают смену правительства. О том, что это смена команды на «Титанике», написали и без меня. Я бы только поправил: не команды, а оркестра, под музыку которого корабль идет на дно. И не все ли равно, по каким правилам он это делает? Заберется капитан на мостик или засядет в кают-компании? Разницы нет, потому что встреча «Титаника» с айсбергом уже проведена им на высшем уровне.

Теперь остается только думать о том, как уместить в лодки максимальное число пассажиров и спасти ди Каприо.

Посудите сами: чем отличается один премьер на букву «м» от другого? Что, он закончит войну с Украиной? Отменит «антисанкции»? Прекратит воровство? Остановит репрессии?

– Ага, вижу понимание а глазах. Значения для нас эти перемены мест слагаемых не несут никакого.

А вот судьбы отдельных людей важны. Вот Максим Мартинцов, узник московского дела: в СИЗО у него обострился отит, и он оглох на одно ухо.

Настя Шевченко, жертва статьи о «нежелательных организациях»: ей снова продлили домашний арест, запретив видеться с дочерью. Другая дочь без мамы уже умерла в больнице.

Повезло, кажется, только гражданке Израиля Нааме Иссахар: ее готовятся обменять на кусок земли в центре Иерусалима, Александровское подворье. Оно понадобилось Степашину с его Палестинским шпионским обществом – вот и выцыганили.

Беда в том, что за Мартинцова, Шевченко и судимого прямо сейчас по московскому делу студента Андрея Баршая никто не даст и метра земли в Иерусалиме.

Чайку сменил Краснов – но все политические дела остались. Так и во всем остальном. Два мира: жертв и палачей. У кого там острее топор, кто перешел с гильотины на электрический стул? Для нас смысл перестановок только в этом.

Дмитрий Гудков, «Фейсбук»