18 сентября 2020, пятница, 13:27
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Леонид Заико: Товарищ Лукашенко, начиная «сахарное дело», вспомните о судьбе СССР

39
Леонид Заико: Товарищ Лукашенко, начиная «сахарное дело», вспомните о судьбе СССР
ЛЕОНИД ЗАИКО
ФОТО: ONLINER.BY

О чем говорит история с развернутым самолетом «Белавии»?

В субботу в Беларуси произошла почти детективная история: самолет «Белавиа», летевший по маршруту Минск-Мюнхен, развернули в воздухе над польским Вроцлавом, посадили в аэропорту Гродно, после чего человек форме, прикрывавший лицо шарфом, назвал две фамилии — и с борта сняли нескольких человек. Остальных пассажиров попросили покинуть салон, в котором провели обыск.

Как позже выяснилось, из самолета, скорее всего, были выведены два руководителя сахарных заводов вместе с семьями: директор Городейского сахарного комбината, «сенатор» Михаил Криштапович и директор Слуцкого сахарорафинадного завода Николай Прудник. По крайней мере, очевидцы события утверждают, что были названы их фамилии.

Кроме того, в понедельник на рабочем месте не оказалось руководителей всех четырех сахарных заводов Беларуси. Помимо упомянутых Прудника и Криштаповича, это — директор Скидельского сахарного комбината Дмитрий Егоров и Жабинковского сахарного завода Виктор Миронов.

Ситуацию для Charter97.org прокомментировал экономист, руководитель аналитического центра «Стратегия» Леонид Заико.

- Что, по вашему мнению, произошло с директорами сахарных заводов и как вы это оцениваете?

- Здесь, собственно говоря, есть торжественный момент. Потому что снимают с самолетов, как правило, людей из спецслужб, если они были определены как шпионы. Тогда такая операция успешна. Она блестяще завершается, выявляются все, так сказать, контакты задержанного и так далее.

В отношении же директоров сахарных заводов, видимо, был какой-то компромат, который на них разрабатывался — может быть именно потому, что они в январе летели семьями, что уже само по себе вызывает подозрения.

В принципе, сахар, как и любой продукт питания, является тем товаром, цены на который сами по себе дают возможность заработать в такой стране, такой как Беларусь.

Очевидно, что в Беларуси было начато новое большое дело — «сахарное дело». В советское время было «хлопковое дело» — перед самым распадом СССР (там, правда, самолеты не разворачивали). А здесь мы видим, как начинается «сахарное дело».

Оно, конечно же, войдет в историю как «блестящая» операция спецслужб Беларуси. Не зря же генерал (Игорь Сергеенко — ред.) стал главой администрации Лукашенко. У него напрямую есть все рычаги, все подвязки для подобных «операций».

Это была бы для Беларуси обычная история, но она произошла перед выборами или, скажем, можно считать это началом «честной» избирательной кампании. Она направлена на то, чтобы показать «любимому народу», что Лукашенко борется против «жуликов». Вот и все — больше никакой информации нет. Любой директор что-то зарабатывает, имеет свою долю на сделках, получает откаты. Но в этом нет ничего страшного и ничего странного.

- Белорусский сахар в России стоит в два раза дешевле, чем у нас… Что вообще происходит в сахарной отрасли Беларуси и в чем ее специфика?

- В ней всегда были свои «причиндалы»: еще лет 10 назад я анализировал, что происходит в сахарной промышленности Беларуси. Мы закупали сахар-сырец по 25 центов — в Бразилии в основном, в Кубе мы не закупали. Кстати, упоминаемые заводы — Жабинка, Слуцк — строились только под кубинский сахар.

Так вот, я сделал анализ, потом опубликовал и рассказывал всем «депутатам», министрам, кэгэбистам и иллюзионистам, что сахар-сырец мы покупали по 25 центов.

Продавали мы его в Эстонию по 29 центов, продавали мы его в Россию по 49 центов, а внутри Беларуси продавали своим гражданам по 75 центов.

И я задавал риторический вопрос: откуда такая «любовь» к Беларуси? Почему в Эстонию по 29 центов, а в Беларусь — по 75? Они все пучили глаза. Они этого не знали — эти чиновники, офицеры КГБ и прочие. Но это было. Я обычно сам эти цифры рассчитывал, смотрел.

Это все и сейчас есть. Сейчас тоже все интересно. Белорусский сахар у нас стоит 75 центов. Это очень высокие цены. В России он стоит намного дешевле. Поэтому есть схемы. По этим схемам деньги как-то, видно, и откачивались.

Но с моей точки зрения, это не сравнить с белорусскими «нефтяниками», с теми, кто наживается на нефти и газе. Я бы сказал, что схемы с сахаром не столь интересны, на них много не заработаешь.

Но схемы всегда были — и в итоге Россия нас выбрасывала со своего сахарного рынка. И правильно делала, если разобраться. Что это за «партнер» такой: эстонцам по 29 продает, а русским — по 49! Я бы тоже обиделся…

Белорусы же платят по 1,5 рубля за килограмм сахара и не спрашивают, сколько он вообще стоит, во сколько он обходится. Русский сахар был бы здесь дешевле, где-то по рублю с небольшим. Сейчас не буду утверждать, надо просто посчитать, но эта цена равновесная.

Поэтому то, что произошло — это, так сказать, конец сладкой жизни. Я бы назвал это: финита ля дольче вита. Прямо стихами.

Но кто-то из них, видимо, сам виноват. Что это за вояж? Летят куда-то с семьями… Первое подозрение: может быть деньги сбросили зарубеж и решили «сделать ноги».

- То есть, вы полагаете, что это был не отпуск, как говорят журналистам на их заводах, а попытка убежать за рубеж?

- Конечно, а почему бы и нет? Все умные директора всегда так делают. А как они за границей оказываются? Мы даже не знаем все фамилии. Если просто составить список — то там будут выдающиеся люди страны. Это нормально: в 3-4 точки по пару миллионов сбросил — а потом живи, радуйся жизни, напиши, что ты операцию делаешь. По состоянию здоровья — это хорошая, терминологическая уловка. Конечно лучше по состоянию здоровья ехать, не на отдых. Тогда бы народ слезу пускал: «бедненькие, излечиться не дали». Придумай, как это все обставить. Но то, что летят с семьей — это вызывает подозрения.

- Почему в Беларуси бизнесмены и руководители предприятий постоянно попадают в такие истории? Что бы вы, как экономист, предложили поменять в стране — чтобы не пришлось разворачивать самолеты с директорами заводов?

- Тут особые меры не нужны.

Изменение структуры собственности — это раз. Потому что Жабинский или Слуцкий заводы — это, хоть формально считается открытое акционерное общество, но на самом деле — государственное предприятие. Пункт первый — это создание конкуренции.

Если сахар продается по 1,5 рубля, давайте тогда попробуем сырье завозить из Латинской Америки, из той же Бразилии. Как только пойдет конкуренция, в стран появятся и товары, которые имеют на мировом рынке доступные цены — или, по крайней мере, конкурентные.

- Вы сказали вначале, что «сахарное дело» — это начало избирательной кампании Лукашенко. Поможет ли ему такое начало?

- Так называемый «электорат» полностью находится под влиянием зомбоящика: «в России олигархи и воры, в Украине воруют несметные богатства олигархи и жулики, начиная с бывшего президента. Везде воруют. У нас воруют, но у нас прямо с самолетов снимают. То есть, Лукашенко и глава его администрации — генерал, они сейчас всех прижучат»…

Конечно, можно просто всех посадить. Вор или не вор — потом пускай разбираются. А лучше вообще их назначить «шпионами». Один — бразильский шпион, второй — немецкий шпион, третий — кубинский шпион.

На самом деле — это абсурд. Я бы сказал нашим чиновникам: дорогие товарищи, коммунисты, а также посткоммунисты. Когда началось «хлопковое дело», то через несколько лет развалился Советский Союз. Товарищ Лукашенко, вот вы начали «сахарное дело», смотрите дальше, как разваливался Советский Союз. Точка.