23 января 2021, суббота, 7:49
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

«У фашистов были газовые камеры, у нас ковидные»

9
«У фашистов были газовые камеры, у нас ковидные»

Журналист и музыканты группы «Рэха» рассказали об условиях в изоляторе временного содержания.

Люди, возвращающиеся после отсидки, массово болеют коронавирусом. Администрация тюрем не предпринимает никаких мер предосторожности — в Барановичах в передачах для заключенных не принимают даже масок. «Радыё Свaбода» пообщалось с людьми, которые заболели COVID-19.

В Барановичах в передачах не принимают масок.

Журналист Артем Лява освободился в понедельник из Барановичского изолятора временного содержания после 15 суток ареста. Чувствует себя плохо.

За 15 дней он прошел три изолятора: жодинский, окрестинский и барановичский. Перевозили арестантов в автозаках, как «селедок в бочке», говорит он.

«Из Жодино на Окрестина везли в автозаке с отсеками. Я был в боковой клетке на двух человек, а нас по трое запихивали. Духота, замкнутое пространство, нечем дышать. В Жодино в камере вдвое больше людей, чем нар. В Барановичах нас было 100 человек в камере на 10 человек.

Условия в Барановичах ужасные — старое здание советских времен, сваренные из кривых уголков и пластин железные нары, сырость. Воды горячей не было, пол бетонный. В душ отвели один раз за 15 дней. Полуподвальное помещение, окно на уровне земли.

Какая была маска на человеке, когда его забрали, с той и ходил. В Минске, кстати, маски в передачах позволяли. А в Барановичах мама тоже пыталась передать маски – не приняли», — говорит Артем.

«Тюремных врачей надо наказывать за халатность»

Через пару дней один из девятерых сокамерников Артема заболел, начал сильно кашлять, у него резко пропал обоняние. Ребята доказывали доктору, что простужены все, но у этого человека конкретные симптомы COVID-19. Но доктор не прореагировал на жалобы.

«Доктор померил температуру, сказал, что здесь все кашляют. Днем запрещалось лежать — матрасы сворачиваются, забрасываются наверх — и сиди на железных нарах, даже если плохо себя чувствуешь. Свет горит всю ночь — представьте, как тяжело больному человеку.

По моему мнению, тюремных врачей нужно наказывать за халатность — они просто ставят под угрозу жизнь и здоровье большого количества арестованных. Никаких мер при пандемии не предпринимали вообще.

Наш доктор настолько безразличен и черств! Просили у него позволить кипятка больше, так как люди действительно плохо себя чувствовали — он не позволил. Уголовникам, кстати, разрешали кипятильники, нам — нет», – возмущается Артем.

Самыми человечными оказались «баландеры» — люди, которые разносили еду. Когда «политические» просили их долить больше чая, потому что люди болеют, они всегда давали больше, вспоминает Артем.

Сам он болеет уже четыре дня. Сначала был кашель, слабость. В последний день в изоляторе потерял чутье.

«Мыло дегтярное страшно воняет, а я не чувствую запаха. Вчера утром нарочно нюхал шампунь Дегтярный, а у него запах вообще ужасный — тоже «по нулям». Запаха дезинфектора не чувствую.

Теперь понимаю, что это серьезная болезнь. Вроде и дома уже ночевал, но страдал, почти не спал. Болит горло, тяжело дышать, кашель убивает», — рассказывает Артем Лява.

Он уже записался на тест и на прием к врачу в своей поликлинике. Когда рассказал, откуда вернулся, в поликлинике отнеслись с пониманием. Единственное было условие, чтобы сам пришел на прием, а не доктор к нему домой.

Заболели все музыканты группы «Рэха», один в больнице

«Сначала все четверо музыкантов оказались в одной камере на Окрестина. Потом Константина Лисецкого и Леню Павленко отправили в Жодино, я все 15 суток отсидел на Окрестина. Леня заболел, Константин вообще попал в больницу. Я тоже плохо себя чувствую, собираюсь сдать тест на коронавирус» — рассказал Андрей Такинданг.

Константин Лисецкий уже 10 дней лежит в Могилевской областной больнице с двусторонней пневмонией и COVID-19. подозревает, что подхватил вирус в Жодино.

«В камере было 10 человек, и у многих были все признаки ковида: кашель, люди не чувствовали запаха, а медицинской помощи вообще не было, в лучшем случае могли дать таблетки, которые передавали в передачах. Больше ничего», — говорит Константин о жодинской тюрьме.

После госпиталя придется досиживать срок

Из Жодино Константина Лисецкого перевели в Могилев. А там врачи ему попались ответственные. Когда почувствовал, что у него горячка, позвал фельдшера, тот померил температуру и сразу же вызвал скорую помощь.

«Через час приехала «скорая», температура была 38,5. Послушали и сразу сказали, что у меня точно пневмония. Забрали в областную больницу, сейчас они забиты под завязку. 10 дней назад в моем отделении было 37 человек, сейчас — 70.

Сразу назначили антибиотики, гормональный препарат. Сделали сначала экспресс-тест, потом ПЦР — подтвердился коронавирус. Компьютерной томографии не делали, только снимок — еще и пневмония.

Сейчас чувствую себя более-менее нормально. Но в тюрьме было очень плохо, я был, как овощ: если бы не вызвали «скорую» , не знаю, что было бы. У фашистов были газовые камеры, у нас ковидные», — вздыхает Константин Лисецкий.

Он говорит, что очень помогают волонтеры, а также местная община Таварыства беларускай мовы — приносят передачи, книги.

До понедельника музыканта точно будут держать в больнице. А потом, скорее всего, ему придется досиживать вторую половину срока — еще 7 дней.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».