16 января 2021, суббота, 9:17
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Журналисту tut.by Катерине Борисевич предъявлено обвинение

24
Журналисту tut.by Катерине Борисевич предъявлено обвинение
Фото: tut.by

Она остается под стражей.

Вечером 29 ноября истек срок, в течение которого журналисту tut.by Катерине Борисевич должны были предъявить обвинение и выбрать меру пресечения. Поскольку на свободу ее не отпустили, можно сделать вывод, что Катерина находится в статусе обвиняемой и остается под стражей. Следствие взяло с адвокатов подписку о неразглашении в самом широком значении, поэтому на какой срок избрана самая строгая мера пресечения, нам неизвестно. Исходя из практики, можно предполагать, что на два месяца, то есть до 19 января 2021 года.

Генпрокуратура возбудила уголовное дело по факту разглашения врачебной тайны, повлекшего тяжкие последствия (ч. 3 ст. 178 УК). Речь идет о состоянии погибшего Романа Бондаренко. Катерина была автором статьи, где указывалось, что в его крови не было алкоголя. Родственники Романа претензий СМИ и медперсоналу не высказывали, мать дала согласие на распространение информации о состоянии сына.

27 ноября в Генеральную прокуратуру были направлены характеристики и обращения от ведущих независимых СМИ с просьбой избрать Катерине Борисевич меру пресечения, не связанную с заключением под стражу. Также переданы копии дипломов и грамот, которые Катерина получала от Генеральной прокуратуры, Следственного комитета, МЧС и других ведомств за освещение деятельности правоохранительных органов в Беларуси и правовое просвещение граждан.

Уголовное дело возбуждено по ч.3 ст. 178 УК, это преступление отнесено к категории менее тяжких. В 2019 году на «историческом» совещании Лукашенко с силовиками подчеркивалась необходимость чаще избирать альтернативные меры пресечения (подписка о невыезде и надлежащем поведении, личное поручительство, залог, домашний арест), не связанные с заключением под стражу.

По закону прокуратура вправе как направить дело для расследования в следственные органы (Следственный комитет или Комитет государственной безопасности), так и самостоятельно проводить предварительное следствие — «в целях обеспечения всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств уголовного дела» (ст. 34 УПК), последнее бывает крайне редко, но дело в отношении расследуют именно сотрудники Генеральной прокуратуры, как следует из сюжета СТВ.

Фигурантом уголовного дела является также врач-анестезиолог Артем Сорокин. На телеканале СТВ был показан сюжет, в котором он признает вину, по всем пунктам оглашенным Генпрокуратурой в сообщении о возбуждении уголовного дела, и призывает коллег вернуться к работе. Напомним, что после задержания Артема и Катерины по всей стране прошли акции солидарности «Ноль промилле», в том числе, и среди медработников.

Разглашение врачебной тайны, повлекшее тяжкие последствия, наказывается лишением свободы на срок до трех лет со штрафом и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью или без лишения. Вообще по факту разглашения врачебной тайны дело возбуждается по заявлению потерпевшего, поскольку это является делом частного обвинения (ч. 1 ст. 178 УК). Но если речь о наступлении тяжких последствий (ч. 3 ст. 178 УК), а именно такой формулировкой оперирует Генпрокуратура, то в этом случае это уже дело публичного обвинения, и правоохранительные органы, в том числе прокуратура, могут возбудить дело и без заявления потерпевшего, как и произошло в данном случае.

Что же такое «тяжкие последствия» относительно ст. 178 УК? В комментарии к Уголовному кодексу отмечается, что «под тяжкими последствиями понимаются, например, такие последствия, которые привели к увольнению лица с занимаемой должности, к разводу, самоубийству, заболеванию психической болезнью и т.п.». Как мы видим, перечисленные последствия имеют непосредственное отношение к лицу, о диагнозе которого узнала общественность. Что же о «тяжких последствиях» сообщает Генеральная прокуратура? «Деяния названных лиц (врача и сотрудника tut.by. — Прим. ред.) повлекли за собой тяжкие последствия, выразившиеся в повышении напряженности в обществе, создании атмосферы недоверия к компетентным государственным органам, побуждении граждан к агрессии и противоправным действиям».

Катерина находится в СИЗО №1 на улице Володарского в Минске, так называемой Володарке, где бытовые условия хуже, чем в СИЗО КГБ, где почти неделю пробыла журналист. От заключенных, которые прошли Володарку, нам известно, что там проблемы с перенаселенностью, в камерах сыро, одежда сохнет несколько суток, еще одно испытание - курильщики, которых в камерах, как правило, большинство, и курят они здесь же, запах в камерах соответствующий. У нас пока нет данных о том, что Катерине передают письма в СИЗО №1 (в СИЗО КГБ она получила всего одно письмо), хотя достоверно известно, что десятки людей уже отправили ей письма и открытки.

Об условиях в женских камерах на Володарке подробно рассказывала юрист Лилия Власова, она была под стражей полтора месяца:

- В камере содержалось 10 человек, здесь я провела три недели, до дня освобождения. Условия были жесткие. В небольшой комнате находится 10 железных нар в два этажа, туалет и умывальник с холодной водой, дневного света не было. Кроме решетки окна забиты железными жалюзи, которые не пропускают дневной свет и затрудняют доступ воздуха. Подъем в 6 утра, с этого времени и до отбоя в 22 часа запрещено лежать, можно ходить и сидеть на кровати. Мне по состоянию здоровья было разрешено лежать. В камере был телевизор, который транслировал только белорусские каналы и НТВ. Десять человек в одной комнате спали, ели, стирали, мылись и ходили в туалет.

Восемь из десяти женщин курили, иногда я чувствовала, что задыхаюсь, приходилось воздух «ловить» в маленькой щелке жалюзи. Потеряла обоняние, до сих пор не чувствую запахов. Когда познакомились, сокамерницы пожалели меня и стали курить меньше. Отказаться от сигарет они не могут, потому что для них покурить и выпить кофе — единственная радость. Всем заключенным выдают персональные кружки. Когда-то эти кружки были эмалированные, но эмаль износилась, у меня была кружка с ржавым дном. Я попросила ее заменить, но принесли такую же, сказали, что лучше нет. Муж несколько раз пытался передать пластмассовую кружку — не брали. Выбора не было, пила из того, что было, и старалась не смотреть на ржавчину.

Катерина Борисевич более 10 лет работает журналистом, отмечена профессиональными наградами, в том числе от правоохранительных органов Беларуси, специализируется на освещении правовых тем, она писала о многих резонансных уголовных делах.

Белорусская ассоциация журналистов требует немедленно освободить Катерину Борисевич. Обращаясь в первую очередь к Генеральной прокуратуре, БАЖ призывает сосредоточиться на поиске виновных в смерти Романа Бондаренко (дело расследует Генпрокуратура), а не преследовать журналиста, которая подготовила материал, и врача, который дал комментарий по социально важной теме, не нарушив права родственников погибшего.

Международная правозащитная организация Amnesty International признала журналистку tut.by и врача-анестезиолога больницы скорой медицинской помощи узниками совести. Белорусские правозащитные организации признали Борисевич политзаключенной.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».