24 ноября 2020, вторник, 18:05
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Улица – это власть

6
Улица – это власть
Ирина Халип

Уходи! Выпускай! Выборы!

«С улицей никто договариваться не будет». Эту фразу я прочитала в недавнем интервью человека, недавно вышедшего из СИЗО. Суть проста, хотя ее в последнее время часто облекают в разные слова, чтобы придать глубокий смысл. Но придавать нечего, поэтому в итоге все равно получается один и тот же вывод: улица нелегитимна, переговоры возможны только с серьезными структурами. Структуры же могут самоназначаться как угодно и называться любыми словами и аббревиатурами. Главное – бюрократия vs бюрократия. Если с одной стороны советники и министры, то с другой должны быть такие же. Эти люди могут обсуждать будущее страны, улица же должна оставаться там, где ей самое место.

Все это мы уже много раз слышали. В разных выражениях и интонациях. С разной степенью страха и высокомерия. Одни называли нас маргиналами. Другие - Площадью. Третьи - улицей. Те, другие и третьи были вовсе не единомышленниками, а подчас и врагами. Но во взглядах на тех, кто выходит на площадь, их взгляды часто таинственным образом совпадали: те, что на улице, - маргиналы. Пусть стоят на площадях, пусть ходят по проспектам – одни их будут мысленно поддерживать, другие разгонять водометами и дубинками, но воспринимать и те, и другие будут примерно одинаково.

В действительности все совсем по-другому. В Беларуси сейчас лютый дефицит легитимности. Законной власти в стране нет – ни исполнительной, ни законодательной. Ни одного, пусть даже районного или сельского, легитимного депутата днем с огнем не сыщешь. Про судебную власть вообще промолчим. В общем, все ветви сгнили и рассыпались, и ничего, кроме пепла и смрада, в этих ветвях не найдешь, как ни старайся. Так что единственным легитимным субъектом власти стала улица. Как бы это ни удручало тех, кто привык к субъектам в галстуках и за столами с табличками – увы, реальность нашего времени оказалась неожиданной для всего мира. Сегодняшняя белорусская власть – это улица. И только с ней любой другой субъект может вести переговоры. Кроме улицы, никто в Беларуси не уполномочен говорить от имени народа.

А улица уже сформировала свою повестку для переговоров. Нужно всего лишь услышать, что она говорит: «Уходи! Выпускай! Выборы!» Кратко и емко. Все остальное, все умопомрачительно остроумные плакаты и лозунги – лишь вариации. Пунктов всего три. Ничего другого белорусский народ, представляемый улицей, обсуждать не намерен – по крайней мере, до выполнения этих трех пунктов. И уж точно – не изменения Конституции.

Отставной тиран пытается, как всегда, свернуть в сторону, куда-то в заплеванный коридорчик, которым давно никто не пользуется, и заставить людей всерьез обсуждать конституционные изменения, которые должны ввергнуть всех нас в такую пучину эйфории, из которой мы, по его плану, уже не вынырнем. Что может быть прекраснее, казалось бы, чем возвращение в Конституцию двух президентских сроков вместо знака бесконечности? А все дело в том, что любые изменения он, как раньше, использует в собственных целях простым и надежным методом: «обнулится», как уже делал это в 1996 году. Два года своего тогда еще законного президентства он просто смахнул со стола, начав с нуля вместе с новой исковерканной Конституцией. Поэтому все конституционные реформы мы с вами будем обсуждать уже сами, после того как будут выполнены три наших условия. Все остальное вообще не обсуждается.

Так что единственная легитимная сторона переговоров с кем угодно – улица. И это не абстракция. Мы с вами можем сформировать хоть делегацию, хоть временную администрацию, хоть коалиционное правительство. Советы районных баррикад, депутаты от дворов и микрорайонов, делегаты стачкомов – разве мало? «Потянем» переговоры любого уровня, да и страну тоже. Главное – не уйти в бессмысленную демагогию, не запутаться в склизких водорослях бюрократических благоглупостей, не упустить победу ради сомнительного временного спокойствия, не поддаться многословным лозунгам, растворяющим суть быстрее кислоты.

Улица успешно справилась с первой волной коронавируса, обеспечив больницы средствами индивидуальной защиты и создав сеть помощи пожилым соседям, а сейчас борется со второй. Улица освобождает из тюрем, дворы скидываются на штрафы соседям, районные чаты координируют доставку людей домой после акций. Соседи собираются колоннами перед акциями, чтобы никто не добирался до места сбора один и не рисковал. Присматривают за детьми, выгуливают соседских собак, печатают листовки, убирают во дворах. Уличная власть привела в порядок наши города и создала такую систему взаимопомощи, которую уже не расстрелять резиновыми пулями и не разогнать водометами.

Слышите, что говорит улица? Двухсоттысячная минская улица вместе с улицами других городов сливаются в миллионный хор: «У-хо-ди! Вы-пус-кай! Вы-бо-ры!» Всего три слова, каждое из трех слогов. Легко запомнить. Невозможно запутаться. Улица – это мы. Три слова – это будущее. Главная ценность – наша страна. Все остальное – спам.

Ирина Халип, специально для Charter97.org

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».