31 мая 2020, воскресенье, 2:58
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Путин посадил Лукашенко на диету

9
Путин посадил Лукашенко на диету
Фото: Getty Images

Хороша кашка, да мала чашка.

Очередной белорусско-российский углеводородный спор можно считать если не завершенным, то близящимся к завершению. Да, Минск не достиг целей, ради которых еще в 2019 г. пошел на обострение отношений. Тем не менее условия компромисса оказались сносными и реалистичными, а на взаимопонимании первых лиц нефтяная тяжба не очень-то сказалась: в Сочи президент РФ угостил правителя РБ диетической кашкой и сыграл с ним в хоккей в одной команде.

Готовиться к поездке в Сочи Александр Лукашенко начал, по всей вероятности, еще в конце января, хотя заговорил о предстоящей встрече с Владимиром Путиным в первых числах февраля, сразу после визита в Минск госсекретаря США Майка Помпео. Надо отдать должное Александру Григорьевичу: его сильная сторона - реализм в политике. Когда все аргументы высказаны, пространства для маневра (даже риторического) остается крайне мало - рациональней слегка сдать назад.

Уже 4 февраля диктатор сообщил согражданам: «Скорее всего, 7 февраля мы встретимся с президентом Путиным. Я так понимаю, и об этом ему буду говорить открыто, - некий момент истины наступил. Мы с ним создали эти добрые отношения. Мы были архитекторами этих отношений, нам ли их ломать на исходе нашей политической карьеры. Мы же не вечные. Что мы оставим после себя - вот в чем вопрос». Вот, кстати, да. Как говорится, ломать - не строить. Пора о вечном задуматься. А то выборы скоро.

Тогда же Лукашенко фактически продекларировал готовность покупать нефть у России по мировым ценам: «Что мы просим сейчас от россиян, если вы не можете в ЕАЭС беспошлинно нам поставить нефть, - налоговым маневром заменили, дурачков нашли - продайте нам по мировым ценам». Видимо, сказался углубленный анализ предложения Помпео «обеспечить нефтью на 100% по конкурентным ценам». Важный нюанс: премию для нефтяников правитель РБ при этом по-прежнему рассматривал как неприемлемое условие: «А как вы Венгрии, Польше, Западу поставляете? Без премии. Разве может так старший брат относиться к самому близкому народу?» Братская любовь - чувство не премиальное.

6 февраля правитель сформулировал и озвучил сюжет близящегося к завершению конфликта: это не Минск отказался подписывать контракт, это Москва не выполнила обязательства. «В этом году РФ обязалась на межправительственном уровне поставить в РБ 24 млн т нефти - по 2 млн каждый месяц. В январе было поставлено 500 тыс. - одна четверть. Вы мне доложите, что сделано для того, чтобы Россия выполняла обязательства», - потребовал Лукашенко у подчиненных.

Не будем гадать, что они доложили нацлидеру, но в те же дни прозвучали встречные сигналы из России. Президент «Транснефти» Николай Токарев 5 февраля поделился своей печалью по поводу неразрешенного нефтяного спора и выразил уверенность, что саммит президентов исправит ситуацию: «Я думаю, в ближайшее время встреча анонсирована, какая-то ясность будет. Хотя ситуация нас удручает, честно говоря, потому что она создает проблемы и нам, и Беларуси».

Так или иначе, обстоятельства должны были вынудить Беларусь утрясти вопрос с ценой на нефть к февралю, с ценой на газ - к марту. С нефтью запоздали, с газом график опередили.

КАШКА, БУРАН И ХОККЕЙ

Короче, 7 февраля Александр Лукашенко был уже в Сочи. СМИ завалили ленту сообщениями о том, когда диктатор появился на публике в кардигане, когда в галстуке (в дальнейшем снятом) и т.п., почему на путинском подворье снег выпал, а на лукашенковском - нет (правители обсудили эту тему с подачи Александра Григорьевича) и проч. Безусловно, все это важная и нужная для белорусско-российских отношений проблематика, требующая самого тщательного, углубленного анализа.

ПРОЧИТАНО: ТАСС

«Кашку с утра ели?» - спросил Путин правителя Беларуси, когда они сели за накрытый для двух лидеров стол, на котором помимо тарелок с кашей, украшенной ягодами, стояли блюда с овощами и бокалы с соком.

«Не на воде же», - ответил ему Лукашенко.

«Попробуйте, вам понравится», - уговаривал его российский президент.

Путин ранее говорил, что каши входят в его утренний рацион. Так, в 2016г., отвечая на один из поступивших на «Прямую линию» детских вопросов - о своем отношении к подобной еде, - президент признался, что с удовольствием ест их каждый день. Он подчеркнул, что с возрастом его отношение к кашам «поменялось в лучшую сторону». «Чем меньше зубов, тем больше любишь кашу», - пошутил Путин.

В 2017г., отвечая на вопросы участников медиафорума ОНФ, своим любимым блюдом президент вновь назвал кашу - рисовую, гречневую или пшенную. «Овсянку я не ем», - добавил он.

Очень трогательный и человечный получился у двух нацлидеров завтрак. Кроме того, в промежутке между двумя раундами переговоров они сыграли в хоккей в составе одной команды. Что как бы намекает, что общая атмосфера саммита выдалась мажорной, позитивной.

В драматургическом отношении встречу оформила история с опозданием официальных лиц, летевших из Москвы в Сочи и застрявших во Внуково из-за снежного бурана: помощника президента Юрия Ушакова, вице-премьера Алексея Оверчука, министра энергетики Александра Новака и, конечно же, любимца белорусских экспертов по интеграции замглавы Минэкономразвития РФ Михаила Бабича. Благодаря этой задержке Путин и Лукашенко в ходе рабочего завтрака и еще два часа после него общались тет-а-тет. По итогам этого раунда Александр Григорьевич сообщил журналистам: «Мы действительно о многом поговорили, дошли до глубины седых времен в нашей совместной жизни в одном государстве, обсудили много исторических дат и моментов. И не только обсудили вопросы, как Владимир Владимирович сказал, представляющие взаимный интерес, но которые касаются и многих наших соседей, бывших стран СССР, той политики, решили уже не один на один, а с теми, кто вовлечен в этот процесс, продолжить наш разговор».

Не исключено, что буран разыгрался не просто так: хотя российские министры проторчали во Внуково два часа, кремлевский фотограф прибыл в Красную поляну вовремя. В любом случае у Лукашенко с Путиным было время насладиться общением друг с другом, «дойдя до глубины седых времен», чтобы затем, во втором раунде, после хоккея, предметно оформить договоренности с отраслевыми министрами и экспертами.

Параллельно состоялось знакомство минского гостя с новым правительством РФ. Человек требовательный и эмоциональный, Александр Григорьевич и здесь проявил свои лучшие качества: «Мы поговорили, всяких пакостей повспоминал из нашей общей давней истории, тоже им рассказал». Владимир Владимирович по-дружески хихикнул: «Это зря, надо помнить только хорошее». В общем, получается, не было никакой нефтегазовой войны, кто старое помянет - тому кашка на воде.

БУДЕМ ЖИТЬ ПО-ПРЕЖНЕМУ

А затем, уже поздним вечером, к журналистам вышел замглавы АП РФ Дмитрий Козак и уже без кашек, хоккеев и седых времен предметно доложил: переговоры прошли успешно, консультации по белорусско-российской интеграции продолжатся.

Проще всего с газом: «Мы договорились сохранить условия поставки газа на условиях 2019г.». Действовать эти договоренности будут в течение 2020г. и подразумевают $127 за тыс. куб. м. Скидки не будет, хотя цена на газ в Европе в 2020г., согласно прогнозам, продолжит снижаться из-за погодных условий.

Сложнее с нефтью: «У нас общий рынок, есть задача устранить противоречия на единой таможенной границе и дифференциации правил регулирования рынка... На тех же условиях, на которых продается нефть на российском рынке, на тех же она продается и на белорусском рынке, нет отличий». Это хорошая формулировка и, в принципе, неплохая новость.

Но по этой же причине не будет скидок. «Мы не можем сегодня резко поменять условия регулирования нашей нефтяной отрасли: цены на сырую нефть формируются рынком, а административно не регулируются. Если предоставлять скидки, нам необходимо было бы вводить госрегулирование нефтяного рынка, что мы сделать не сможем, мы не можем менять постоянно правила игры, ставить в непонятное положение наши нефтяные компании», - пояснил Козак.

И он прав: не только налоговый маневр, но и вообще количество новшеств в отрасли, по оценке отраслевых экспертов, негативно сказывается на нефтяных компаниях, демотивируя их.

Беларуси предложено на коммерческой основе договариваться с нефтяниками, право которых на премию она так горячо оспаривала. Козак обещал помощь, но не решение белорусских проблем: «Мы с правительством РФ вместе будем оказывать содействие достижению соглашений с белорусскими потребителями и производителями нефти в нашей стране». Учитывая сложность механизмов закупки, транспортировки, переработки нефти и последующего экспорта нефтепродуктов, риски нового конфликта сохраняются. Но хотя бы формально он будет конфликтом «хозяйствующих субъектов», а не братских стран.

Янка Грыль, «БелГазета»