30 мая 2020, суббота, 17:21
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

«Не больница, а притон»

6
«Не больница, а притон»

Гомельчанку уже год принудительно держат в тубдиспансере.

Облезлая штукатурка, ржавые души, грибок и плесень во всем здании. В этих условиях держат больных туберкулезом в Гомельском тубдиспансере. В редакцию belsat.eu обратилась одна из пациенток учреждения, рассказала о своем принудительном содержании в изоляции, антисанитарию и небрежность медперсонала, который ухаживает за жителями больницы.

Виктории Нестерович 34 года. В 2015 году женщина работала в магазине, и во время обследования для продления санкнижки флюорография выявила пятна в легких. Тогда Виктория впервые попала в Гомельский тубдиспансер. В прошлом году в декабре из-за снижения иммунитета у нее случился рецидив, и гомельчанка снова оказалась в больнице. За нарушение режима ее перевели в закрытое отделение. Виктория говорит, ей сразу пригрозили, что весь курс лечения, который длится от 20 до 24 месяцев, она проведет в закрытом режиме:

«Мне прямым текстом сказали, что им буйный не нужны. Я не отрицаю, что нарушала режим, меня поймали на распитии алкоголя. Но я уже давно не пью и оснований изолировать меня нет - анализы чистые с прошлого марта, препараты я принимаю без нарушений, от лечения на отказываюсь».

«Не повезло»

Викторию уже год не выпускают из корпуса, в палате на окнах решетки, через которые нельзя полностью открыть раму. Единственное место, где можно подышать воздухом - прогулочный двор, огражденный забором с колючей проволокой.

«Врачи говорят, что сомневаются в моей добросовестности, что я вернусь к старому образу жизни. Это не аргумент для суда. Все ошибаются, но почему одни ходят на свободе, а я сижу в клетке? На что главный врач говорит, мол, тебе не повезло».

Несмотря на все аргументы Виктории руководство больницы каждые полгода предоставляет запрос на продление ее содержания в диспансере. Уже второй раз судья выносит решение в пользу заведения. На заседание жительницу Гомеля не пускают и на выездное согласия тоже не дают. У Виктории нет родных, кроме дедушки, но и в свиданиях с ним отрицают. Оплатить юриста она также не имеет возможности:

«Я готова пойти на амбулаторное лечение, есть, где жить. Теперь нам нужно продать квартиру, мне нужно к нотариусу, но меня не выпускают несмотря на то, что даже охранник согласился сопровождать».

Вакханалия и беспробудное пьянство

Викторию не устраивает не только ее полная принудительная изоляция, но и условия содержания в больнице. Гомельчанка добавляет: руководство давит на нее, так как та не скрывает фактов нерадивого отношения медперсонала к выполнению обязанностей. Девушка перечисляет ведомства, куда успела пожаловаться и получила отписку или ответа не пришло совсем: прокуратура, Министерство внутренних дел, Управление здравоохранения.

«В закрытом отделении, где я сейчас, нормальные санитарные условия. Оно считается образцовым, с нулевой смертностью и более-менее хорошей дисциплиной. В палатах как в лаборатории, заведующая здесь строгая, но справедливая».

Однако в открытом отделении, где женщина была в начале, ужас, утверждает она:

«На нас якобы выделяются огромные деньги различными фондами, но где они? Многие здесь слышал от врачей, что пациенты - их заработок».

Среди нарушений, на которые обращала внимание Виктория, - ограничение в доступе к нужным для больных продуктов, антисанитария, неконтролируемая выдача лекарств, которые просто бросают на кровать, пьянство и возможность безнаказанно выходить из больницы.

«Там лежат люди с открытой формой туберкулеза, которые могут инфицировать других. Они беспрепятственно ездят в город, на выходные, выходят в магазин за алкоголь. Конечно, все неофициально. Родственники к некоторым приезжают, остаются на ночь и пьют вместе. Курят прямо в палатах, гонят брагу, и никто на это не обращает внимания. За несколько рублей санитарка сама ночью вас выпустить за догонкой. Многие просто не возвращаются. Не больница, а притон».

Виктория добавляет, что многих такие условия устраивают: в диспансере содержатся бездомные, бывшие узники. Поэтому здесь случаются и кровавые инциденты: то пьяный пациент пырнет другого ножом, то кто-то ударит соседа бутылкой по голове.

«И получается - один в реанимации, а второй в СИЗО».

Слова Виктории подтверждает пациент Сергей, который сейчас лежит в открытом отделении. Мужчина говорит, что условия содержания ужасны, но до медперсонала претензий не имеет:

«Да, там страшно, но врачи, санитары хорошие, ничего не могу сказать плохого. Там, можно сказать, трезвых и нет. В основном пенсионеры, когда они пенсию получают, то все отделение круглосуточно пьет. Санитары только ходят бутылки собирают».

Жалобы результата не приносят

После одной из жалоб Виктории на условия содержания в учреждении ее посетила комиссия из Минска. По словам жительницы Гомеля, руководство тубдиспансера показала фиктивные бумажки, и те уехали.

«Они прикрываются тем, что в них идет ремонт. Если он идет, почему нет никаких ремонтных работ? С 2015 года он идет, и становится только хуже».

«Белсат» обратился за комментарием к руководству Гомельского тубдиспансера. Руководитель больницы Наталья Журавлева выехала на двухнедельную учебу. Врач Виктории Елена Злотникова заверила нас, что никто никого намеренно и против воли не держит, однако комментировать она ничего не может. То же самое мы услышали от заведующей пятого отделения Антонины Лопановой.

Виктория Нестерович собирается подавать апелляцию на решение суда и писать жалобу в Верховный суд.