27 мая 2020, среда, 3:29
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

«Вот скажите, с нашими зарплатами можно купить себе квартиру?»

12
«Вот скажите, с нашими зарплатами можно купить себе квартиру?»

Три истории белорусских трудовых мигрантов.

По официальным данным, в 2019 году на работу за границу уехали 8 940 граждан Беларуси. Большую часть из этого числа составили мужчины (6 369 человек).

Все больше белорусов уезжает на заработки за границу. Газета «Вечерний Бобруйск» опубликовала три истории три истории белорусских трудовых мигрантов.

Штукатур Никита

Никите Аврамчику 24 года, он штукатур и плиточник-облицовщик. Последние два года работал вахтовым методом в России.

Ездить на заработки за границу Никита стал для того, чтобы купить для своей семьи квартиру в Бобруйске. Отсутствовать дома приходилось по месяцу-полтора. Печальный парадокс – именно из-за этих «вахт», из-за того, что стал меньше времени проводить с женой и сыном, в семье начался разлад, и, в итоге, Никита развелся. Из-за этого, говорит, многие «вахтовики» остаются одни:

– Я знаю, что некоторые, кто уезжает на заработки, изменяют там своим женам. Фактически начинают жить на две семьи.

Квартиру Никита все-таки купил, но живет в ней один.

– В Беларуси я на квартиру заработать бы не смог, – считает он. – На заводе у нас зарплата была 250 долларов, а я за 15 дней в России зарабатывал 500. А водитель на «Роснефти», например, за вахту может заработать около 100 тысяч российских (3 480 бел. руб. – прим. ред.), но это не учитывая расходов на жилье и еду.

Первый раз выезжать в Россию было страшно, признается Никита:

– Понимаешь, что там ты – чужой, и никто тебе, в случае чего, не поможет. Боялся, что могут обмануть, не заплатить.

И такие случаи были, правда, с другими:

– Один белорус отработал 30 дней, ему завтра уезжать, а его сегодня застают выпившим в общежитии, дают 15 тысяч и отправляют домой. Все по закону: мы не имеем права пить спиртное в общежитии.

Еще один знакомый Никиты шел из Москвы в Бобруйск пешком – ему работодатель не заплатил вообще. Повезло, что на трассе попадались водители из Бобруйска.

Иногда люди рискуют не только деньгами. К примеру, Никита был свидетелем того, как на одном из предприятий «Роснефти» трое белорусов умерли от отравления парами бензина из-за несоблюдения техники безопасности.

Ездить на работу в Россию Никита предпочитает от организаций с лицензией. Считает, что так надежнее. Например, на Орловском мясокомбинате, куда он ездил много раз, работодатель представлял вполне нормальные условия проживания (в общежитии) и даже двухразовое питание в столовой. Туда он поехал в качестве подсобного рабочего, а на деле выполнял разные функции – от обвальщика до экспедитора.

В Рязани пришлось хуже – работал полтора месяца вместо заявленного одного, да и условия оставляли желать лучшего:

– Это был настоящий клоповник. Серьезно, у меня под подушкой жили клопы.

Неудачной была и попытка трудоустройства в Москве – приехал, а на месте оказалось, что наниматель не платит работникам зарплату уже восемь месяцев. Пришлось срочно отказываться и снова ехать на хороший Орловский мясокомбинат.

– Мы – дешевая рабсила, при одинаковых навыках, – рассуждает Никита. – Российский строитель может и отказаться работать за 40 тысяч в месяц (1 390 бел. руб. – прим. ред.), а для белоруса это хорошая зарплата.

Почему они уезжают. Три истории бобруйских трудовых мигрантовhttps://bobruisk.ru

Относятся к «понаехавшим» в России по-разному. Например, в Москве Никиту с первого дня стали называть «гастрабайтером» и почему-то «хохлом». А от города Орла у него остались самые прекрасные воспоминания.

Сейчас Никита временно не ездит на заработки в Россию – решил заняться тем, к чему душа давно лежала – музыкой, пишет песни.

Дальнобойщик Николай

30-летний Николай по профессии экономист, и до того, как стать водителем-международником, руководил бобруйским филиалом фирмы-производителя дверей и домофонных систем. После того как дела на фирме пошли хуже, мужчина решил сменить сферу деятельности, и вот уже 8,5 лет крутит баранку. Как и его отец, который всю жизнь водит большегрузы. Начинал Николай с белорусской фирмой-перевозчиком, а сейчас трудится на литовскую. Вместе с ним там работает еще около ста белорусов, и – удивительно, но факт: 80 процентов из них – бобруйчане.

Отправил в дорогу Николая тоже жилищный вопрос, а еще желание жить, не экономя.

– Как можно человеку, работающему в две смены на заводе, платить 600 рублей? – задает он вопрос. – Труд обесценивается. Я работал на государственных предприятиях, знаю.

Рабочий график бобруйско-литовского дальнобойщика такой: шесть недель на работе – три недели дома. Правда, однажды пришлось провести в дороге аж три месяца кряду. А когда работал еще на белорусскую фирму, раз простоял на пограничной таможне... 32 дня! Учитывая, что тогда работодатель платил водителю просто за километраж, это была жесть.

Сейчас же у Николая оплата посуточная. В среднем в Литве дальнобойщикам, по его словам, платят 60-70 евро в сутки.

Европейцы в целом нормально относятся к гастарбайтерам, считает Николай:

– В первую очередь, важно, какой ты человек. И только потом, кто ты по национальности.

Специально учить языки водителю большегруза тоже не пришлось: хватило базового уровня английского.

Жена поначалу переживала, особенно когда муж уезжал в рейс по непростым дорогам СНГ. Сейчас уже привыкла, тем более что Николай ездит исключительно по Европе, где почти на каждой стоянке есть душ и стиральная машинка, везде есть связь, да и дороги не в пример российской глубинке. А на время отдыха (по европейским стандартам, раз в неделю дальнобойщик должен отдыхать 24-45 часов) компания снимает для водителя номер в отеле.

– Больше не хватает домашней атмосферы и жены, – признается Николай. – А еще тяжело – узнать в рейсе, что кого-то из твоих близких не стало... В таком случае у нас водителю ищут замену, а сам он едет в ближайший аэропорт.

Водитель погрузчика Александр

Работу водителя погрузчика на складе крепежной продукции в Москве Александр нашел через знакомых, ездит туда уже около пяти лет.

Рабочие смены у белоруса – исключительно ночные (днем работают россияне), с семи вечера до восьми утра. Одна вахта длится 2,5 недели с выходными субботой и воскресеньем, потом столько же – дома и снова на вахту.

– Как только время подходит уезжать на работу, мой организм уже сам перестраивается в «ночной режим», – шутит Саша.

Он признается, что, работая за границей, вдали от семьи, устает больше морально:

– Нам снимают трехкомнатную квартиру на десять человек, и с этими людьми ты, по сути, постоянно рядом. Как моряки на корабле. К концу вахты напряжение растет. До драк не доходит, но ругаемся.

Решение работать за границей Саша принял потому, что хочет купить свою квартиру.

– Вот, скажите, с нашими зарплатами можно себе построить или купить квартиру? – риторически вопрошает он. – Нет. А в России можно хоть как-то заработать и что-то отложить.

Например, Александр за две с половиной недели ночных смен получает «столько, сколько в Бобруйске на аналогичной должности заработал бы за месяц-полтора». В среднем за одну поездку выходит 30 тысяч российских рублей (1 044 бел. руб. – прим. ред.). Из-за этого он готов терпеть и нелицеприятное отношение к приезжим в столице России: «В Москве люди злые».

На вахту в Москву Александр везет с собой и самые основные продукты – крупы, макароны, мясо. Это позволяет экономить деньги, поскольку в столице России продукты дороже.

Правда, иногда зарплату водителю погрузчика выдают не сразу всю, а частями. Особенно после пожара, который был на складе несколько лет назад, когда сгорела большая часть дорогого товара.

Да и здоровье после таких вахт уже начинает пошаливать: склады не отапливаются, работают в постоянном холоде, в пыли.

Александр уверен: отчасти в том, что в свои 36 он все еще без семьи, тоже виновата работа за границей.

– Не каждая женщина готова постоянно ждать мужа с вахты. Уверен, что такие долгие разлуки ни к чему хорошему не приведут.