26 сентября 2020, суббота, 13:06
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Москва – Анкара: испытание Идлибом

Москва – Анкара: испытание Идлибом

Куда приведет российско-турецкие отношения эскалация конфликта в сирийской провинции?

Ситуация в сирийской провинции Идлиб, последнем оплоте повстанцев, вновь резко обострилась. После того как в результате широкомасштабных боевых действий армии Асада с начала нынешнего года удалось захватить едва ли не половину мятежной провинции, накануне вооруженные группировки оппозиции, поддерживаемые турецкой артиллерией, перешли в контрнаступление.

Россия, в свою очередь, задействовала боевую авиацию, что официально признала. Минобороны РФ обвинило вооруженные силы Турции в поддержке боевиков.

По данным Сирийского наблюдательного совета по правам человека, в ходе боестолкновений в четверг погибли несколько десятков человек, включая двух турецких военнослужащих.

Но информация с места событий поступает противоречивая. Обе противоборствующие стороны заявляют о своих успехах.

В среду президент Турции Реджеп Эрдоган после долгих, но безуспешных переговоров Анкары и Москвы заявил, что турецкая военная операция в Идлибе против сирийских правительственных войск – лишь «вопрос времени».

Ранее лидеры США и Турции призвали немедленно прекратить наступление проасадовских сил в зоне деэскалации, но это не привело к должному эффекту.

Между тем эскалация конфликта в Идлибе привела к беспрецедентной волне беженцев. По данным ООН, с декабря минувшего года свои дома покинули около 900 000 человек, более половины из них – дети.

События в Сирии усилили российско-турецкие разногласия в регионе и накладывают негативный отпечаток на двусторонние отношения.

Турецкий политолог Керим Хас заметил, что поскольку абсолютное большинство СМИ в Турции контролируется государством и принадлежат ближайшему окружению Эрдогана, то многие из них в последнее время «соревнуются» в том, кто продемонстрирует наиболее жесткую позицию относительно происходящих в Идлибе событий. По словам политолога, официальная Анкара также реагирует на ситуацию резко негативно. «Во многом это связано с тем, что Москва мешает там продвижению интересов турецкого руководства, – пояснил он. – А для власти сохранить лицо перед гражданами, ведь турецкие военные несут потери».

По оценке Керима Хаса, в последние недели турецкая армия ведет открытое противостояние сирийским войскам и фактически противодействует российским ВКС: «На этом фоне нельзя игнорировать появившуюся информацию об обращении Анкары к Вашингтону с просьбой предоставить две батареи комплекса «Патриот» для их размещения вдоль южных границ Турции с тем, чтобы сдерживать армию Асада, которую поддерживает Москва», – полагает он. – Это указывает на то, что Анкара не исключает возможности изменения своего внешнеполитического курса. Параллельно турецкое экспертное сообщество тоже разворачивается в сторону Запада, призывая США и НАТО вмешаться в конфликт в Идлибе».

Как представляется политологу, нынешняя ситуация по своей напряженности напоминает период кризиса в турецко-российских отношениях до того, как Анкара уничтожила российский истребитель в 2015 году. «Если в ближайшее время не будет достигнут компромисс по Идлибу и сочинским соглашениям, стоит ожидать усиления напряженности между Анкарой и Москвой», – утверждает он.

Безусловно, с каждым день возрастает риск прямого столкновения между турецкой и сирийской армиями, что может привести к непосредственному конфликту уже между Турцией и Россией, резюмировал Керим Хас.

Главный научный сотрудник Института Европы, эксперт по Ближнему Востоку Александр Шумилин согласен с тем, что Москва и Анкара вполне могут всерьез рассориться из-за ситуации в Идлибе. На его взгляд, все будет зависеть от того, как будут развиваться трудно прогнозируемые события.

«Например, если российские самолеты нанесли удар, в результате которого погибли только боевики, то это одно, – добавил он. – А если начнут погибать турецкие военнослужащие, то Эрдоган просто обязан будет ответить с максимальной жесткостью. И тогда произойдет эскалации, не исключено – в виде обмена ударами между российскими и турецкими силами. В общем, положение там становится контролировать все сложнее».

Теперь все зависит от степени интенсивности боевого соприкосновения, считает востоковед. Но серьезного разрыва отношений между Москвой и Анкарой, с его точки зрения, все же не предвидится. «Если, конечно, не произойдет чего-нибудь из ряда вон, – уточнил он. – Если турки не станут сбивать российские самолеты. Здесь трудно прогнозировать сценарии. Важно, что Эрдоган и Путин хотели бы сохранить взаимопонимание, констатировав, разумеется, отличие в подходах к решению проблемы».

Но может так случиться, что этого добиться не удастся, заключил Александр Шумилин.

В свою очередь, руководитель научных исследований международного Института «Диалог цивилизаций», профессор Алексей Малашенко подчеркнул, что Эрдоган давно предупреждал, что не допустит наступления проасадовских сил в Идлибе, поскольку это для него вопрос принципа.

«Турки стоят на том, что всему есть свои пределы, и были готовы к непосредственному участию в боевых действиях, чему мы и стали свидетелями, – констатировал он. – Эрдоган просто щелкнул Путина по носу. На это надо было как-то отреагировать. Россия задействовала боевую авиацию. Дело дошло до крайности. Однако самое интересное заключается в том, что победителей тут не будет. Стороны загоняют себя в тупик».

Вместе с тем Алексей Малашенко выразил определенные надежды на продолжающиеся между Москвой и Анкарой переговоры. Если они не увенчаются успехом, все закончится плохо для обеих сторон, обобщил профессор.

Виктор Владимиров, «Голос Америки»