2 июня 2020, вторник, 8:01
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Загнать джина обратно в бутылку

1
Загнать джина обратно в бутылку

Как в Китае побеждают коронавирус.

Китай в рекордные сроки купирует распространение коронавируса и спасает мировую экономику. Усилия, предпринимаемые правительством, поистине не имеют аналогов в истории. Что именно дает результат?

Согласно информации, опубликованной информационным агентством правительства КНР, Синьхуа, количество новых подтвержденных случаев заражения коронавирусом штама COVID-19 за пределами провинции Хубей, где находится эпицентр эпидемии, последовательно уменьшается на протяжении последних 16 дней. По состоянию на 19 февраля 2020, количество новых случаев заражения по всем регионам страны, за исключением провинции Хубей, составило всего 45 кейсов. Для сравнения, почти 900 человек было диагностировано в течение одних суток в тех же регионах 16 дней назад.

Пожалуй, сейчас уже не будет преждевременным заявлять о том, что мы видим стабилизацию эпидемиологической ситуации в стране.

Китай в рекордные сроки купирует распространение коронавируса. Усилия, предпринимаемые центральным правительством, поистине не имеют аналогов в истории и выходят далеко за пределы только лишь здравоохранения. Давайте разберемся, на каких уровнях происходит борьба с вирусом, получившим название COVID-19, и его явными и возможными последствиями для социально-экономической стабильности в одной из крупнейших стран мира.

Карантинные мероприятия

Начиная с самых ранних дней борьбы со вспышкой COVID-19, карантин был назван основным способом предотвращения распространения инфекции. Согласно широко цитируемой в Китае фразе советника по вопросам медицины при центральном правительстве, доктора Чжун Наншань, «если болезнь не проявляется в течение 14 дней, значит пациент не инфицирован». Несмотря на то, что события последующих недель показали, что манифестация болезни может происходить и в более поздние сроки с момента инфицирования и доходить до 20−24 дней, 14-дневная изоляция стала основной стратегией профилактики распространения COVID-19 во всех регионах Китая.

Сегодня все китайское общество проходит через беспрецендентные мероприятия социального дистанцирования. В результате, не только 56 миллионов жителей наиболее пострадавшей провиниции Хубей находятся под фактическим запретом физического передвижения, но похожие мероприятия практикуются и в других регионах, за тысячи километров от эпицентра эпидемии.

Местные муниципальные власти мелких и средних населенных пунктов по всему Китаю ограничивают передвижение в рамках своих территориальных общин, въезд лицам без местной прописки ограничивается или вовсе запрещается. Подъезды, дороги, а также места, через которые возможно несанкционированное проникновение посторонних лиц, блокируется временными ограждениями. Передвижение в и за пределы населенных пунктов зачастую осуществляется через один или несколько пунктов пропуска.

Более крупные города со значительной долей временного населения, как правило, осуществляют принудительную самоизоляцию на 14 дней лиц, вернувшихся в города временного проживания.

Масштабы и охват карантинных мер совершенно невообразимы, сотни миллионов человек так или иначе подвержены карантинным мероприятиям и ограничены в социальной активности, включая посещение работы и учебы.

Мероприятия по стабилизации экономической ситуации

Выбранная форма борьбы с коронавирусной инфекцией через тотальную социальную изоляцию наносит огромный удар по экономике страны. Все индустрии и отрасли находятся под угрозой в связи с общим падением экономической активности до нулевых показателей. Кроме того, сама структура национальной экономики страны образца 2020 в сравнении с 2002—2004 гг., когда Китай переживал вспышку атипичной пневмонии, также делают ситуацию более драматичной для Китая.

Сегодня экономика Китая является потребительской и сервисно-ориентированной. Например, вклад отрасли услуг в рост ВВП Китая поднялся с 35.4% в 2003 до 57.8% в 2019. К сожалению, именно сфера услуг является наименее подготовленной и жизнеспособной в ситуации продолжительного отсутствия деловой активности.

В сравнении с 2003 годом, структурно возросла и доля малых и средних предприятий во всех сферах экономики, превратив этот сегмент в настоящую основу социального благосостояния. Вклад малых и средних предприятий в ВВП Китая на сегодня составляет 60%, а доля трудоустроенных превышает 80% от общего количества работающих. Увы, малые и средние предприятия во всех отраслях также являются первыми «нечеловеческими» жертвами эпидемии.

Из выборки 995 малых и средних предприятий разных отраслей, примерно 34% будут вынуждены закрыться всего через месяц полного вынужденного простоя

Согласно исследованию, проведенному учеными Пекинского универститета и Университета Цинхуа, из выборки 995 малых и средних предприятий разных отраслей, примерно 34% будут вынуждены закрыться всего через месяц полного вынужденного простоя. Согласно тому же исследованию, количество малых и средних предприятий-банкротов увеличится до 67.1% в отсутствие деловой активности на протяжении двух месяцев. И более чем 85% малых и средних предприятий обанкротятся в течение трехмесячного простоя.

Еще одним пострадавшим сегментом станут так называемые компании-единороги, высокотехнологичные стартапы, находящиеся в процессе интенсивного роста и использующие большие объемы заемных средств для поточных операций. Такие компании, как наиболее технологичный китайский производитель электрокаров, NIO, уже находятся в серьезном кризисе по причине почти полного отсутствия заказов в первом квартале 2020.

Чтобы увидеть всю серьезность ситуации, стоит отметить, что отсутствие деловой активности и назревающий кризис ликвидности в реальном секторе экономики надувает пузырь проблемных кредитов в финансовом секторе, который уже начинает душить экономику Китая и без всяких эпидемий — только в 2019 году банковский сектор списал проблемных кредитов на сумму порядка 289 млрд долларов.

Наконец, рынок ценных бумаг также не мог не отреагировать на вызовы, связанные со вспышкой COVID-19, — в первый же день открытия торгов после продолжительных праздников, связанных с Китайским новым годом, индексы основных бирж обрушились на 8%.

Как видим, китайское правительство было вынуждено бороться с целым комплексом проблем экономического характера, для предотвращения обрушения социальных институтов.

И нужно сказать, что пока центральные и местные власти делают все возможное для улучшения состояния экономики. В феврале 2020 года центральный банк КНР осуществил экстренную скупку краткосрочных облигаций на сумму около 173 миллиарда долларов, наполнив рынки необходимой ликвидностью. Более того, регулятор активно снижает требования по максимальным нормам проблемных кредитов для финансовых учреждений, упрощая работу банков по перекредитованию проблемных предприятий в условиях кризиса. В результате, по сообщениям китайских СМИ, в феврале 2020 года реальный сектор получил кредитов на сумму более 77 миллиардов долларов.

Дополнительно фискальные органы на центральном и местном уровне делают послабления или временно отменяют налоговые отчисления в различные социальные фонды, уменьшая нагрузку компаний по обязательным платежам. Наконец, многие регионы предоставляют субсидии предприятиям и организациям на возврат трудовых мигрантов. Так, возвращающимся работникам могут компенсировать стоимость железнодорожных билетов. Для предприятий, производящих возврат сотрудников собственным автотранспортом, размер субсидий в разных регионах колеблется от 300 до 1000 юаней ($42−$140) в пересчете на одного работника.

Поиск эффективных средств лечения

Решая тактические задачи, связанные с ограничением непосредственных шоков от эпидемии коронавируса, Китай не оставляет без внимания более долгосрочные цели, которые позволят решить задачи предотвращения возможных новых вспышек в будущем.

В Китае стартовали или находятся в процессе получения разрешения свыше 100 клинических испытаний различных препаратов для лечения COVID-19

На сегодняшний момент в Китае стартовали или находятся в процессе получения разрешения свыше 100 клинических испытаний различных препаратов для лечения COVID-19. Сегодня основные надежды возлагаются на новый противовирусный препарат Remdesivir, разработанный американской компанией Gilead для лечения лихорадки Эбола. Полномасштабные клинические испытания, которые должны вовлечь более 700 пациентов, уже начались в Ухане. К концу апреля 2020 года клинические испытания будут завершены, и планируется, что препарат сможет поступить на рынок в мае 2020.

Другие препараты с потенциалом подавления коронавирусной инфекции включают препарат Хлорохин, используемый для лечения малярии. По состоянию на 17 февраля, 128 пациентов получили терапию препаратом Хлорохин в провинции Гунадун на юге Китая.

Еще одним интересным и потенциально эффективным средством борьбы с COVID-19 является сывороточная терапия, где в качестве средства лечения используется иммунизированная кровь заболевшего человека с содержанием специфических антител для лечения других пациентов. В настоящий момент запущены клинические испытания препарата сывороточной терапии с участием 300 заболевших коронавирусной инфекцией COVID-19.

Наконец, уже запущены клинические испытания РНК вакцины против COVID-19 на животных. Результаты испытаний будут доступны уже в апреле 2020 года, после чего клинические испытания смогут проводиться на людях.

Прогнозы на будущее

Как видим, борьба с коронавирусом происходит на многих уровнях и имеет много переменных. Будет ли формула, выбранная правительством Китая, успешной и все ли переменные в этой формуле учтены и хорошо контролируемы, покажет время. Тем не менее, стабильно уменьшающееся количество заболевших, постепенно улучшающаяся экономическая активность и огромное количество разработок для борьбы с COVID-19 дают нам основания быть оптимистичными. С большой долей вероятности, Китай полностью возьмет под контроль ситуацию уже к началу-середине марта 2020 года.

Александр Никитюк, «Новое Время»