2 июня 2020, вторник, 8:16
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

В чьих карманах разница?

9
В чьих карманах разница?
АЛЕКСАНДР ОБУХОВИЧ

О «белорусской модели» и ее руководителях.

В существующей системе при сохранении «белорусской модели» с ее «директорской» экономикой и вмешательством в экономику разных «вертикалей», при нынешнем уровне квалификации руководящих кадров имеющиеся шансы выстроить в стране жизнеспособную экономику реализовать невозможно.

Что касается кадров. Да, все внешние эксперты отмечают высокое качество нашего человеческого капитала. Проблема в том, что большая часть их выводов основывается на знакомстве с нашими кадрами в их странах, где успешно работают многие наши специалисты. Так, на Samsung Electronics есть целая группа ранее ведущих разработчиков «Интеграла», хорошие отзывы о наших специалистах и на Toyota, и в Силиконовой долине, и в Китае. Не говоря уже о России, где в целом ряде отраслей без белорусских специалистов развитие было бы просто нереально. Только дома они не востребованы.

И, честно говоря, я их понимаю: работать с руководителями, выращенными «белорусской моделью», - зачастую себя не уважать. Самый характерный пример - деревообработка. Пригласили руководить холдингом г-на Каукаса. Человек авторитетный в отрасли в ЕС, видел перспективу и рынки сбыта, знал, кого и как привлечь к финансированию проекта. Для начала попытался привести к понятному для инвесторов виду свое хозяйство. Но, как только попытался ввести прозрачную систему финансовой отчетности, получил бунт. И директоров, и районных «вертикалей», и в Минлесхозе. А рискуя своим именем, привлекать инвесторов в проект, где царят анархия и воровство, не захотел. Его «ушли».

Еще большее безобразие, с моей точки зрения, представлял собой «молочный проект». Да, государство закупило много коров, для них построили или отремонтировали около 2000 коровников, закупили оборудование и раздали СПК в кредит.

В некоторых хозяйствах, что побогаче, коров использовали с толком - и кредиты гасят, и прибыль имеют. Но ведь раздали и «убитым» хозяйствам. Не озаботившись, что там нужны и кадры (которых давно нет), и оборотный капитал. Коровам нужны кормовые добавки, которых в Беларуси не выращивают (соя, подсолнечник, др.). Элитных коров ветками не накормишь.

Как результат: деградация части стада, падение средних удоев, рост себестоимости молока. А ведь кто-то планировал эту раздачу, кто-то рисовал радужные планы. Кто?

Здесь сработал еще один момент. Наши книжные экономисты часто возмущаются низкой эффективностью дотаций селу. Но, если присмотреться, эти дотации вовсе не селу. У нас закупочные цены молока в хозяйствах почти на 50% ниже, чем в России. А на продукцию молочных заводов - цена почти такая, как в России. По состоянию на 2014г. рентабельность молока в СПК редко где превышала 10%, а рентабельность переработки, по крайней мере на тех заводах, по которым удалось получить информацию, была не менее 50%. Причем эти заводы были акционированы, и их основными акционерами были районные чиновники. Так что в этой сфере дотации оседали в конкретных карманах.

Не лучше ситуация с зерном. Где наши закупочные цены тоже составляли не более 50% от российских. А куры почему-то оказались в одну цену с российскими. В Германии при оценке эффективности инвестиций в птицеводство действует правило: цена 1 кг курицы должна быть равна цене 4 кг зерна. Для Беларуси цена за птицу в живом весе должна быть меньше $0,40. На прилавке - не больше $1-1,2. Почему же у нас $2 и больше? В чьих карманах осела разница?

Замечу, что наши представители, торгующие сельхозтехникой в России, часто слышат в тамошних хозяйствах: нам не нужна господдержка, оставьте только закупочные цены! А кто у нас нормально эти цены просчитывал?

Аналогичные проблемы не только в сельском хозяйстве. До сих пор непонятно, почему мы покупали электроэнергию в Смоленске и Ровно по $0,04-0,05 за киловатт-час, а себестоимость ее на БелАС будет более $0,11. Что не так с договором или расчетами себестоимости?

Полностью согласен с Алексом Кремером, представителем ВБ в Беларуси: проблема реструктуризации госпредприятий - одна из основных. Но проводить ее без наблюдения независимых экспертов бессмысленно. И не случайно директора категорически против: любой анализ любого госпредприятия покажет наличие и лишней численности (особенно в заводоуправлении), и хищений. Кого финансируют дотации госпредприятиям?

Еще во времена моей юности нас поражало, что в корпорации Toyota специально выделенные люди бродили вдоль технологических цепочек, выявляя недостаточно загруженных работников. Которых либо увольняли, либо дозагружали. И никто не возмущался: выше эффективность - надежнее положение компании на рынке.

Представьте эффект, если бы такие люди прошлись вдоль цепочек в нашем госаппарате! Конечно, приятно, что в наших ЖЭСах и районных администрациях исчезли очереди, но ведь и видно, сколько там людей недозагруженных. А еще и министерства, другие ведомства.

Нам остро необходимо навести порядок в своем доме. Нынешняя власть на всех ее этажах делать это не собирается - думаю, не под силу. Здесь большей частью работа не для маркетологов-политологов, а для инженеров. Которых у нас все меньше и меньше.

Александр Обухович, «Белгазета»