2 апреля 2020, четверг, 19:21
Народный карантин
Рубрики

Колхоз имени братьев Каричей

18
Колхоз имени братьев Каричей
Ирина Халип

Какой шутник назвал их «инвесторами»?

Городовой больше не одинок: у него появился потерянный, как в индийском кино, брат-близнец, с которым его разлучили в детстве. Правда, братишка стоит в некотором отдалении и постороннему глазу не виден. Возможно, так городовой и стоял бы, пропадая в одиночестве, и не знал, что он теперь не один, если бы не безудержное хвастовство одного из сербских бизнесменов Каричей, который продемонстрировал того родственничка городового во всех социальных сетях.

И вот он, памятник Сретену Каричу, стоит посреди миленького коттеджного поселка в водоохранной зоне. Распростер руки к небу, по-ленински, с прищуром, улыбается, и отношение к Беларуси имеет примерно такое же, как тот городовой: тот служил российской империи, а его сербский брат – Слободану Милошевичу. По прихоти судьбы оба чужака обернулись чугунными болванами почему-то на наших минских улицах.

С городовым все понятно: это персональный тотем бывшего министра внутренних дел, ничем более не примечательный. Да и личность условная, вроде бабы с семечками у Комаровки. Ни имени, ни фамилии, ни биографии – тотем, иначе не назовешь. А вот парящий на окраине Минска Сретен Карич – вполне реальная личность из семейки «кошельков» Милошевича. Тот, кто выставил с гордостью фото этой статуи, - Боголюб Карич, находившийся в международном розыске с 2006 по 2016 год, живший в Беларуси с российским политическим убежищем. Отличный друг для Александра Лукашенко получился: приехал сюда, будучи в интерполовском розыске, но с российскими охранными документами; немедленно вместе с братом Драгомиром оказался в ближнем кругу Лукашенко (он именно таких и любит); отправил правителя со свитой за свой счет на горнолыжный курорт – и тут же получил землю под застройку. (Понятно, что не только за поездку, но и за наличные, и не единоразово, а на долгие годы вперед. Эта схема в свое время уже без сбоев работала с другом Слобо – правда, миллионы его не спасли.) И с тех пор все эти «Зомексы» и «Даны» методично уродуют наш город, превращая целые районы в бетонные тюрьмы без единого деревца, зато с сотнями тысяч квадратных метров на многих десятках этажей. А какой-то шутник назвал братьев Каричей едва ли не главными инвесторами белорусской экономики. Впрочем, знаем мы того шутника. Дурацкие у него шутки, не смешно.

И в самом деле, что за инвестиции, если разобраться, эти братья привлекли в нашу страну или достали из собственного кармана? А никаких. Участки им выделяют личным указом Лукашенко – и, как сказано в указе № 541 от 2009 года, «на основе переговоров без подрядных торгов». На период строительства земельные участки выделяются во временное пользование, а по окончании работ – в постоянное. Земли, которые не относятся к жилым домам, инженерной и транспортной инфраструктуре, - в аренду без проведения аукционов и без взимания платы за право заключения договоров аренды земельных участков. А ведь право заключения договора аренды – самая «кровососущая» штука для любого инвестора. Потому что заплатить за право аренды участка на 99 лет обойдется в половину его кадастровой стоимости, на 50 лет – в 31,3 процента, на год – 3,2. Причем сначала придется заплатить за право аренды с целью строительства, а потом – за право аренды с целью эксплуатации. Но братьев Каричей от этих расходов освободили персональным указом.

А дальше все просто. Всех инвестиций – нанять экскаватор и начать копать землю под котлован. Три копейки инвестиций. И тут же можно начинать продавать будущие квадратные метры. А за квадратными метрами приходят белорусы со своими накоплениями или взятыми под суровый процент кредитами – и вкладывают деньги в будущее жилье. То есть строительство идет за счет белорусов, а вовсе не за счет неких мифических инвестиций. Кстати, Боголюбу Каричу обвинение было предъявлено в незаконном выводе капиталов из Сербии. Ущерб составил 40 миллионов евро. Дело в Сербии было прекращено в 2016 году за истечением срока давности. Но к «оффшоркам» срок давности неприменим, так что никто не удивится, если часть белорусских денег благополучно уходит именно туда. Впрочем, это вопрос второстепенный: главное, что все эти квадратные метры возводились не на привлеченные инвестиции, а на кровные денежки самих белорусов. Инвестор мистер Пшик.

Зато теперь они могут отливать родственников в металле и расставлять по городу и фигачить родовой герб на площади Калиновского вместо музея войны. Не удивлюсь, если скоро в Минске появится памятник Бакиеву. Он, конечно, живее всех живых, так ведь на Востоке и традиции другие, там не нужно ждать смерти, чтобы изваять себя и выставить на площади на радость людям.

А вообще братья Каричи с их саранчовым нашествием на Минск напоминают стаю голубей. Голуби ведь загаживают улицы и площади, не задумываясь о том, зачем они это делают, и даже не желая никому причинить вред. Всего лишь инстинкт, ничего более. И мы не осуждаем голубей за то, что они гадят на наших улицах. Какой с них, безмозглых, спрос? Так и братья Каричи: голуби, право слово, голуби. Причем хорошо питающиеся.

Ирина Халип, специально для Charter97.org