25 мая 2020, понедельник, 23:52
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Около обнуления

11
Около обнуления
Фото: AFP

К чему Сурков подталкивает Путина?

Бывший помощник президента Владимира Путина Владислав Сурков (считающийся автором романа «Околоноля») заявил, что после внесения изменений в Конституцию может быть «заново начат отсчет президентских сроков», поскольку «будут уточнены полномочия президента». Якобы «это будет уже как бы другой институт президентства», и «на него не смогут распространяться ограничения нынешнего президентства».

Дмитрий Песков тут же открестился от этого заявления, назвав Суркова «физическим лицом, который не работает в администрации президента или в каком-то другом учреждении». Опроверг возможное «обнуление» и сопредседатель рабочей группы по поправкам к Конституции Андрей Клишас.

Этим, замечу, были только усилены подозрения в том, что Сурков лишь высказал вслух то, что у Кремля на самом деле на уме.

Или кто-то думал, что там с ходу во всем признаются и устроят явку с повинной?

Нечасто цитирую свои же статьи в «Новой», но тут придется.

20 января (как только в Госдуму были внесены «путинские» поправки в Конституцию, где из президентского «правила двух сроков» исключалось слово «подряд») я написал, что нам теперь могут сказать, что поправки не имеют обратной силы, и президентские сроки обнуляются: отсчет пошел заново. Логика моих рассуждений была и по сей день остается достаточно простой.

Абсолютно все политические реформы, которые за 20 лет проводил Путин, были направлены на укрепление его личной власти: создание «федеральных округов», отмена губернаторских выборов, предоставление президенту права предлагать кандидатуры председателей высших судов и заместителей генпрокурора и отстранять от должности даже и избранных губернаторов по «утрате доверия».

Что касается политической конфигурации, которую Путин предложил в поправках к Конституции, ключевой фигурой в ней все равно остается президент. Более того, его полномочия даже несколько усиливаются.

И неминуемо возникает вопрос: неужели Путин выстраивает всю эту конструкцию, затевает масштабные изменения Конституции, отправляет в отставку правительство, формирует новое, меняет генпрокурора, собирается переформатировать Конституционный суд (сокращая его состав) исключительно ради четырех лет, которые ему осталось занимать пост президента — до 2024 года?

Конечно, могут быть и другие гипотезы происходящего, и их тоже высказывают вполне уважаемые мной люди. То ли отставной кремлевский демиург Сурков хочет таким путем показать Самому свою чрезвычайную преданность и нужность. То ли Путин и его окружение просто очень спешат «зацементировать» политическую систему, пока для этого есть возможности — в виде конституционного большинства в Думе и Совете Федерации, контроля над региональными парламентами и сохраняющейся на приличном уровне поддержки населения. Успеть вписать в Конституцию возможность игнорировать международное право, фактически отменить автономию местного самоуправления, дать президенту право назначать региональных прокуроров и «тормозить» не нравящиеся ему законы, которые он был бы обязан подписать…

Тем не менее повторю: ни разу Путин не «пробивал» что-то, кроме выгодного ему лично.

И вряд ли он рассчитывает пользоваться новой конструкцией власти всего четыре года, после чего тихо удалится от дел. При этом в указанной конструкции нет никакой иной, кроме президентской, должности, позволяющей контролировать ситуацию, что Путин традиционно считает для себя ключевой необходимостью.

Значит, наиболее вероятная гипотеза: он хочет остаться президентом. Как? Единственный вариант — «обнуление» сроков. С привлечением для правового обоснования этого процесса Конституционного суда — того самого, который планируется сократить с 19 до 11 судей, назначаемых по представлению президента. То есть Путина. И нет никаких сомнений: в «сокращенный» состав будут отобраны только те, кто гарантированно вынесет вердикт о конституционности «обнуления сроков».

Прецедент, напомним, уже был. В октябре 1999 года для губернаторов было введено «правило двух сроков»: занимать свои посты более двух раз они не могли. А в феврале 2001-го Госдума приняла поправку депутата Георгия Бооса, согласно которой срок действующих губернаторов, избранных до 16 октября 1999 года, считался нулевым. После чего около 60 губернаторов, правивших до этого, начали свой отсчет с «нуля» и благополучно пошли на третий срок. В июле 2002-го Конституционный суд рассмотрел поправку Бооса — и признал ее вполне себе конституционной. И в декабре 2003-го московский мэр Юрий Лужков (чьим верным сторонником был Боос), дважды до того избиравшийся на этот пост, пошел на третий срок….

Нет решительно никаких оснований полагать, что в 2024 году (а, может быть, и раньше) не будет исполнена та же политическая комбинация.

После чего Владимир Владимирович разведет руками, скажет «ну раз можно — значит, можно» и понесет документы в ЦИК.

А скептикам ответит, что судьям он не звонит никогда.

Конечно, не звонит.

Будучи отобраны или назначены президентом, они и без звонков все понимают.

Борис Вишневский, «Новая газета»