7 апреля 2020, вторник, 1:19
Оставайся дома!
Рубрики

Он допрыгается

56
Он допрыгается

Раньше дело касалось достаточно абстрактных для многих вещей.

Честных выборов, свободы слова и преследования активистов. Сейчас — жизни и здоровья каждого человека. А нам начали рассказывать про "мойте руки", экономическую нецелесообразность и убыточный для экономики шаг. Такое даром не проходит. Более того, еще и словно назло делают. Знакомые рассказывают, что они бы сами очень хотели отправить учеников и студентов на дистанционное обучение и надеялись, что смогут сделать это негласно. А вот и большая всем фига с маслом — наоборот, требуют работы в обычном режиме и еще проверяют. Начальнички... Еще проверять приходят.

Аргументы двух санэпидемических дам не убеждают, как минимум. Они говорят о полном контроле за ситуацией, потому что отслеживают контакты 1 и 2 уровней известных заболевших. А я точно знаю, что даже на границе проверяют далеко не всех. И в интернете полно рассказов людей, которые хотели пройти тесты на короновирус, но им отказываются предоставить такую возможность даже платно. Про бесплатно речи тем более нет. Денег, видите ли, у государства на всех не хватит. На хоккейные турниры, ледовые дворцы, спецбольницы и Венские балы деньги есть. На тесты — нету. А отслеживать только известные случаи — это показуха. Получается, что они практически не работают с бесконтрольным распространением вируса.

Разговоры о том, что дети и молодежь не болеют, не вызывают ничего, кроме тошноты. Дети являются переносчиками вируса. Они тесно общаются друг с другом. Власти будут допрашивать каждого ребенка, с кем он играл? Они будут выстраивать все контактные цепочки?

Знаете, подход Лукашенко к предупреждению эпидемии до боли напоминает реакцию на выступления оппозиции: по возможности делать вид, что причин для возмущения нету, отслеживать отдельные очаги и в конце концов заявить, что именно милиция является его опорой. Теоретически единственным логичным продолжением такой политики может быть только замалчивание случаев заболевания и сокрытие истинных диагнозов. Собственно, это то, что происходит во всех сферах нашей жизни, от дедовщины в армии до запрета независимых социологических исследований.

Цинизм зашкаливает. И, похоже, расчет на самый удобный для власти сценарий: вирус максимально распространяется, диагнозы — грипп и обычная пневмония, пик заболевания проходит, власти становятся в гордую позу и заявляют, что они своими действиями предотвратили панику и вообще у нас свой, отдельный белорусский путь. Предполагаю, что это даже и прокатит. Но прокатит ценой здоровья и жизней наших с вами. И напоминает эта "стратегия" Вторую мировую войну, когда Гитлера завалили трупами советских солдат, а теперь 75 лет празднуют это в гордой позе победителя. Безусловно, разница в масштабах, но подход тот же.

Единственный отличный момент, который я увидела пока — это ответ на наш с вами первый вопрос Румасу (сколько аппаратов ИВЛ есть в стране). Санэпидемические дамы именно с ответа на этот вопрос начали свою пресс-конференцию. 1500. Уже что-то.

А пока просто послушайте обращение Владимира Зеленского к украинцам. Для сравнения.

И да. У меня зарождается робкая надежда, что теперь большинство людей начнут понимать, что систему принятия решений в стране нужно менять (а это и есть политика, между прочим). И что люди перестанут твердить слово "паника", потому что увидят в нашем возмущении требование реформ.

Ольга Майорова, пресс-служба гражданской кампании "Европейская Беларсь"